Шапка
IPG Logo

«Во всех российских СМИ работают сотрудники спецслужб»

Евгений Федченко настаивает на расширении санкций против производителей фейков

AFP
AFP

Наше информационное пространство переполнено неправдивой информацией. Почему фейки так легко находят свою аудиторию, влияют на ее поведение, и какие методы борьбы с ними вы считаете эффективными?

Так называемый идеальный фейк создан с определенной целью, за ним есть идея, дизайн, подходящие каналы, медиа и время. Это максимально эмоциональный материал с наименьшим количеством фактов, которые можно проверить, с повторами тех заблуждений, в которые уже введена та или иная аудитория. Таким образом, новая информация перекликается с тем, что люди уже знали, а также хотят услышать в определенный момент от определенного канала по этому поводу.

Краткосрочным методом борьбы можно назвать разоблачение неправдивой информации и донесение этого разоблачения наибольшему количеству аудитории. Кроме того, мы делаем упор на дискредитацию тех СМИ, которые системно производят фейки, а также журналистов, вовлеченных в это. Если говорить о российской пропаганде, то у нас есть глава этой «машины» Дмитрий Киселев, который уже находится под санкциями. Наши предложения – расширить санкции на всех руководителей подобных медиа, лишив их таким образом финансовых рычагов, кроме того, это сигнал их подчиненным, что «машина» ломается.

Наши предложения – расширить санкции на всех руководителей подобных медиа, лишив их таким образом финансовых рычагов, кроме того, это сигнал их подчиненным, что «машина» ломается

Важную роль также играет мониторинг деятельности СМИ за рубежом, соблюдения лицензионных прав, источников финансирования, которое не всегда прозрачно. К примеру, правительство США настаивает, чтобы Russia Today и Sputnik были зарегистрированы в качестве иностранных агентов, поскольку они работают на иностранное правительство, имеют 100-процентное правительственное финансирование из-за рубежа и непрозрачную систему управления. Работа их журналистов не имеет ничего общего с задачами и целями журналистики, они прикрываются профессией, как разведчики.

В долгосрочной перспективе будет эффективным повышение уровня как общей медиаграмотности, так и профессиональной, в частности, журналистов, политиков и чиновников.

Должны ли производители фейковых новостей нести уголовную ответственность и предприняты ли какие-то шаги в этом направлении на законодательном уровне?

Мы знаем примеры, когда журналисты попадают под уголовную ответственность за распространение недостоверной информации, например, если журналист опубликует данные, наносящие вред национальной безопасности страны. То, что делается с точки зрения российской пропаганды, наносит точно такой же ущерб национальной безопасности: идеи войны, ненависть подпитывают военные действия. Я уверен, что деятельность российских СМИ – основная часть гибридной войны против Украины, которая создала все предпосылки для военных действий. Поэтому фактически пропаганда подпадает под уголовно наказуемые виды деятельности. В ОБСЕ уже есть наработки относительно определения, что такое пропаганда, но мы только в начале пути.

Недавно в Твиттере вы написали, что во всех российских СМИ работают не журналисты, а сотрудники спецслужб. Могли бы вы обосновать столь громкое заявление?

Для меня это на поверхности, поскольку мы занимаемся только российскими фейками. Без преувеличения, каждый день находятся новые российские «новости», которые производятся с политической целью ввести в заблуждение наибольшее количество людей. Это системная работа «медиа», за которой стоит российское правительство. Я не думаю, что за пределами России можно найти такие масштабы производства фейковых новостей. Часто называют Китай и Иран, но это совершенно другой масштаб деятельности – они больше работают на внутреннюю аудиторию, а не на территории других государств.

Очевидно, что бороться с таким сильным противником нелегко. Но все же, вы можете назвать основные достижения?

Показательным является пример с Дмитрием Киселевым, который обратился в Европейский суд общей юрисдикции в Люксембурге с требованием отменить персональные санкции ЕС против него. Суд отказал истцу, обосновав свое решение тем, что пропаганда не соответствует концепции freedom of speech, а также тем, что не видит позитивных изменений в деятельности, за которую санкции были наложены. Этот кейс показывает, насколько меняется отношение судей к данной проблематике.

Другой пример связан с попытками России повлиять на результаты выборов в странах Европы и США. Тут для меня не столь важно то, насколько удачными были эти попытки, а то, что Россия пытается подорвать институты внутри другого государства, в принципе, даже не скрывая этого. В основном им не удалось повлиять на выборы в тех странах, где стали принимать меры, во Франции, например. Да и в Германии уже были к этому готовы. Наличие микроскопа важно. Они знали, что работают в полной безнаказанности, но ситуация изменилась.

 

Вопросы задавала Ольга Васильцова

На следующей неделе IPG опубликует противоположное мнение журналиста Дениса Трубецкого по этой теме.

Понравился материал? Подписывайтесь на рассылку прямо сейчас.

0 Комментарии читателей

Нет комментариев
Добавить комментарий

Ваш комментарий не должен превышать 800 знаков и содержать ссылки на другие сайты.

Соблюдайте, пожалуйста, наши правила комментирования.



Доступно 800 знаков
* Вы можете оставить комментарий под псевдонимом. Адрес Вашей электронной почты не публикуется.