Шапка
IPG Logo

Нобелевской премией демократии не добьешься

В Мьянме все больше сомневаются в Аун Сан Су Чжи, хранящей молчание в нужный момент

(c) AFP 2017
(c) AFP 2017

Убийство известного адвоката Ко Ни 29 января в Янгоне – удар по демократизации Мьянмы. Этот специалист по конституционному праву во время военной диктатуры, правившей страной до 2011 года, много лет провел в заключении. Он был одним из немногих мусульман в составе Национальной лиги за демократию (НЛД), лидером которой является Аун Сан Су Чжи, а также ее важнейшим советником по правовым вопросам и борцом за мирное сосуществование народов и религий Мьянмы. Ко Ни остро критиковал дискриминационный по отношению к меньшинствам «Закон о расе и религии», который был принят под давлением буддистских экстремистов при предыдущем правительстве. 

Ко Ни подверг критике и Аун Сан Су Чжи, а также ее НЛД, которые из-за страха перед буддистскими националистами не выдвинули ни единого мусульманского кандидата во время выборов 2015 года. Но в то же время он помог леди, как называют лидера НЛД, возглавить правительство после уверенной победы ее партии на выборах. Конституция, написанная военными, не позволяет Аун Сан Су Чжи занять пост президента, так как все ее дети являются иностранными гражданами. Ко Ни придумал для леди должность Государственного советника. Она координирует деятельность министерств, что дает ей возможность де-факто руководить правительством. 

В последнее время Ко Ни, похоже, работал над возможностью изменения конституции, наделяющей военных правом вето, путем всенародного референдума, минуя генералов. Но после возвращения вместе с правительственной делегацией из Индонезии во время ожидания автомобиля в аэропорту Янгуна он был убит выстрелом сзади в упор.

Вражда между буддистскими «ястребами» и военными

Стрелявшего скрутили на месте преступления таксисты, при этом он застрелил одного из них. Преступник – мелкий уголовник с судимостью, который вышел на свободу благодаря амнистии предшествующего правительства. Позже он сознался, что совершил убийство за обещанный ему автомобиль. Его заказчик, мотивы которого пока что ясно не просматриваются, вскоре был задержан. Тайные покровители пока неизвестны. Ими предположительно могут быть военные или буддистские «ястребы», но конкретных улик пока нет. 

Убийство потрясло Мьянму. НЛД осудила это преступление как «политически мотивированное». Однако всех разочаровало отсутствие реакции на произошедшее со стороны Аун Сан Су Чжи. Она не высказала ни своей оценки этого политического убийства, ни соболезнований вдове Ко Ни, а также не приняла участия в его похоронах. Зато в комментарии, опубликованном в газете «Иравади», выходившей ранее в эмиграции, сказано, что она участвовала в похоронах депутата от Партии солидарности и развития Союза (ПСРС), представляющей интересы хунты. Бывший генерал был сторонником жесткого курса и в должности министра промышленности стал одним из богатейших людей страны.  

Отсутствие реакции со стороны Аун Сан Су Чжи вызвало всеобщее разочарование

Однако на похоронах Ко Ни с участием многих тысяч людей отсутствовала не только сама Аун Сан Су Чжи, но и все министры ее правительства. Свою позицию высказали только НЛД как партия, а также служба президента, но не лично президент. Согласно ей, покушение совершено, чтобы посеять смятение. Вызывает недоумение также и то, что государственная газета Мьянмы Global New Light, контролируемая министерством информации, незадолго до выхода в печать убрала сообщение об убийстве с заглавной полосы и перенесла его во внутреннюю часть издания. В отличие от нее все частные СМИ начинают именно с этого сообщения.

Предупредительный выстрел для Аун Сан Су Чжи


Убийство стало предупредительным выстрелом и для самой Аун Сан Су Чжи. Но 71-летняя женщина, многие годы мужественно сражавшаяся с военными, нынче покорно молчит. К сожалению, это вписывается в картину, сложившуюся в течение последних месяцев. Ведь из ее уст за это время не прозвучало больше ни одного критического слова в адрес все еще могущественных военных. Так, лауреат Нобелевской премии мира молчала во время военного наступления в северном штате Качин и восточном штате Шан, повлекшего многочисленные нарушения прав человека. Здесь за последний год были изгнаны со своих мест по крайней мере 100 тыс. человек.  

Представители меньшинств ожидали от Аун Сан Су Чжи мира, а теперь почти не видят разницы между ней и военной хунтой. Вне всякого сомнения, лауреат Нобелевской премии мира получила очень тяжелое наследие, к тому же она не контролирует военных. Новая Панглонгская конференция, названная именем ее убитого отца и героя борьбы за независимость, должна была предложить решение проблемы. Но по сути действия этой организации мало чем отличаются от поведения генералов. Они и ранее требовали перемирия. Но половина вооруженных группировок отвергает предложенную очередность шагов: вначале – подписание соглашения о прекращении огня, которое воспринимается другой стороной как капитуляция, и лишь затем – начало переговоров о политических реформах. Однако как раз на такой последовательности шагов в духе военных, которые и ранее не сдерживали своих обещаний, настаивает и сама Аун Сан Су Чжи.

При лауреате Нобелевской премии мира Бирма пока не приблизилась к миру

При лауреате Нобелевской премии мира Бирма пока не стала ближе к миру. Теперь меньшинства усматривают в ней представительницу бирманского буддистского большинства. Пострадала также и международная репутация Аун Сан Су Чжи. Это объясняется прежде всего ее отношением к рохинджа. Эта проживающая в Мьянме и насчитывающая миллион людей мусульманская этническая группа десятилетиями подвергается дискриминации и часто считается бирманцами и другими этносами нелегальными пришельцами из Бангладеш. В 2012 году дело дошло до погромов. Десятки тысяч людей были вынуждены бежать. С тех пор 100 тыс. рохинджа живут в похожих на гетто лагерях – часто без возможности трудоустройства, без доступа к образованию и медицинскому обслуживанию. Еще тогда Аун Сан Су Чжи критиковали за молчание в связи с бесправным положением рохинджа.

После того как 9 октября 2016 года одно из формирований рохинджа убило девять пограничников, армия Бирмы нанесла жестокий ответный удар. Согласно данным правозащитных организаций, было сожжено более 1200 домов, убито по меньшей мере 86 и арестовано 450 человек, изнасиловано множество женщин. 66 тыс. рохинджа бежали в Бангладеш. Реагируя на критику международного сообщества, правительство Мьянмы обвинило рохинджа в поджоге своих собственных жилищ с целью нанести вред имиджу страны.

Критика со стороны лауреатов Нобелевской премии

В начале года 13 лауреатов Нобелевской премии потребовали вмешательства Совета Безопасности ООН. Отношение к рохинджа, по их мнению, граничит с «этническими чистками и преступлениями против человечности». Многие органы в составе ООН, а также папа Франциск весьма нелицеприятно отозвались о правительстве НЛД и военных. Аун Сан Су Чжи не потребовала большей сдержанности от автономно действовавших военных. Тем самым отсутствие критики с ее стороны могло даже косвенно вдохновить их на еще большие злодеяния.

Стратегия леди, невзирая на ее до сих пор большую популярность и довольно прочную легитимность, состоящая в том, чтобы все же не идти на конфликт с генералами, подрывает доверие к ней самой, а тем самым и способность провести реформы, которых от нее ожидают. Для этого ей следовало бы более тесно взаимодействовать с гражданским обществом, побуждать его к сотрудничеству и укреплять политические институции, не подчиненные военным.

Политическое убийство Ко Ни могло бы стать хорошим поводом для четкого сигнала против насилия. При этом убийство не лишено и признаков провокации, направленной на то, чтобы, возможно, вызвать необдуманную реакцию самой Аун Сан Су Чжи. Оно могло бы послужить и предлогом для ее отстранения от власти. Поэтому она поступит правильно, если избежит непродуманных действий. Но отсутствие публичной реакции является проявлением слабости и порождает сомнения в том, что она вообще еще отстаивает.

При этом альтернативы Аун Сан Су Чжи на национальном уровне по-прежнему нет. Правившая ранее партия военной хунты ПСРС не может ничего предложить населению. Правда, партия этнических меньшинств могла бы несколько прибавить в весе после проигрыша НЛД в 2015 году на предстоящих в апреле довыборах. Хотя они составляют противовес на национальном уровне, но определенно не являются альтернативой. Гражданское общество Мьянмы поступит правильно, если не будет полагаться на НЛД и ее лидера, а сохранит критическую дистанцию и будет наращивать собственные силы.

 

Понравился материал? Подписывайтесь на рассылку прямо сейчас.

0 Комментарии читателей

Нет комментариев
Добавить комментарий

Ваш комментарий не должен превышать 800 знаков и содержать ссылки на другие сайты.

Соблюдайте, пожалуйста, наши правила комментирования.



Доступно 800 знаков
* Вы можете оставить комментарий под псевдонимом. Адрес Вашей электронной почты не публикуется.