Шапка
IPG Logo

Новая постколониальная зависимость?

Африканская политика должна стать для Европы чем-то большим, чем некая инвестиционная программа

«Прогрессивная африканская политика должна объединять в изначальном глобальном построении внешнюю политику, политику безопасности и политику развития»

В рамках саммита G-20 в июле в Гамбурге сотрудничество с Африкой находится в сфере особого внимания. Так, в результате встречи в верхах, наряду с рассмотрением других вопросов, должен быть подписан документ с Африкой – так называемое Соглашение с Африкой (Compact with Africa). Германия как председатель в G-20 имеет и шанс, и обязательство агитировать за прогрессивную, солидарную и партнерскую политику в отношении Африки.

Несмотря на то что много говорится на тему «2017 – год Африки», политические акценты отчетливо ставятся на европейских экономических и торговых интересах. Однако прогрессивная африканская политика должна объединять в своем изначальном глобальном построении внешнюю политику, политику безопасности и политику развития. Саммит стран ЕС и Африки, который состоится в ноябре 2017 года в Абиджане, предоставляет для этого новый шанс. Германия и Европейский союз могли бы там показать, что они не подчиняют общие политические цели Европы и Африки европейской инвестиционной повестке дня. Недостатки в кооперации с Африкой, которые будут обсуждаться на саммите G-20, по меньшей мере частично могут быть устранены.

Несколько африканских гостей прибудут в Гамбург. На недавнем саммите G7 в Сицилии также присутствовали главы государств и правительств Эфиопии, Кении, Нигерии, Туниса и Гвинеи. Все это вместе взятое не может завуалировать тот факт, что эти встречи в верхах представляют собой эксклюзивный клуб экономически могущественных держав. С моей точки зрения, недостаточно просто пригласить несколько специально отобранных представителей Африки в качестве гостей на встречу G-20. Это мало что меняет в принципиальном дефиците партиципации африканских государств. За исключением Южной Африки, никакая другая африканская страна не представлена как регулярный член процесса G-20. Сотрудничество с африканскими государствами именно в рамках таких саммитов не должно также ограничиваться миграционными вопросами. Перед лицом глобальных политических сдвигов и неотложных совместных вызовов наступило самое время заново сориентировать наши взаимосвязи с государствами Африки.  

Социал-демократы требуют смены парадигмы в африканской политике

Социал-демократы требуют смены парадигмы в африканской политике. Для этого требуется больше, чем просто декларации о намерениях. Государства G-20, которые своими решениями создают иногда впечатляющие последствия для более бедных стран, делают ставку в проекте «2017 – год Африки» на инвестиционное партнерство с несколькими избранными африканскими странами. За счет предложения работы и экономического роста в Африке должна сокращаться миграция в Европу. Этот подход представляет собой неолиберальное понимание экономики и усиливает постколониальные структуры зависимости. Это противоположность тому, что я представляю себе под солидарной африканской политикой.

Прогрессивная африканская политика делает ставку на осуществление социально-экологической трансформации африканских и европейских обществ и экономических систем в партнерском концептуальном подходе. При этом справедливость, мир, устойчивое развитие и солидарность должны быть в центре внимания. Причем любая инициатива в области африканской политики должна с самого начала развиваться с пониманием того, что европейский колониализм создал структуры, последствия которых до сегодняшнего дня формируют политическое, социальное и хозяйственное развитие Африки. Рамки для партнерского сотрудничества образуют как международные договоры и целевые системы – например, Повестка дня в области устойчивого развития на период до 2030 года (Agenda 2030), Цели устойчивого развития (Sustainable Development Goals) и Парижский договор по климату – так и прежде всего уже имеющиеся концепты из Африки наподобие Повестки дня Африканского союза в области устойчивого развития на период до 2063 года (Agenda 2063).

Страны G-20 могут и должны в качестве неформального сплочения расставить важные политические акценты в африканской политике и усилить процессы в глобальных институциях. Важным здесь является как можно более когерентное межведомственное взаимодействие. Германии следовало бы выступать в авангарде хорошим примером и когерентно формировать множество африканских инициатив, а также прозрачно и понятно общаться с африканскими партнерами. Здесь же уместно более интенсивно принимать участие в работе на европейском уровне и активно содействовать созданию общих инициатив стран ЕС и Африки. Нам необходимо согласовывать свои действия непосредственно с нашим ближайшим союзником Францией. Противоречивые инициативы не могут быть эффективными ни на национальном, ни на международном уровнях. Федеральный министр Мюллер внес непонимание и путаницу, представив свой «План Маршалла для Африки», много риторики, но мало содержания.

Прогрессивная африканская политика в рамках процесса G-20 означает для меня также запуск процесса и институциональное усиление партиципации общественных групп. Существующий диалог с гражданским обществом достоин приветствия, но еще недостаточен. И процесс Labour 20 («Профсоюзная двадцатка»), и процессы Civil Society 20 («Гражданская двадцатка»), и Think-Tank-2 («Тандем фабрик мысли») получают возможность оказывать более сильное влияние. Дефициты демократической легитимации должны преодолеваться креативно. Это было бы возможно с помощью представленного в Agenda 2030 подхода в рамках политического форума высокого ранга.

Без соблюдения международных обязательств по защите прав человека и выполнению требований основных нормативов труда ILO (International Labor Organization, Международная организация труда, МОТ) инвестиции могут больше вредить, чем приносить пользу

Соглашение с Африкой стремится среди прочего к улучшенным рамочным условиям для частных инвесторов в Африке. Естественно, что экономическое развитие через усиленные инвестиции является важным для развития нашего соседнего континента. Однако эти инвестиции должны быть дифференцированными, устойчивыми и справедливыми. К тому же инвестиции должны привязываться к соответствующему промышленному и сельскохозяйственному политическому каркасу. Без соблюдения международных обязательств по защите прав человека и выполнению требований основных нормативов труда ILO (International Labor Organization, Международная организация труда, МОТ) инвестиции могут больше вредить, чем приносить пользу. Особое внимание также должно быть уделено созданию рабочих мест. Необходимо предотвратить образование новой структуральной задолженности. Кроме того, следует проверить опции для масштабных процедур снятия задолженностей. В Соглашении должен быть оговорен надлежащий механизм проверки, это будет гарантией того, что соблюдаются соответствующие стандарты и правила.

Правильным и необходимым в Соглашении является требование действовать против нелегальных финансовых потоков и бегства капитала путем отмывания денег, уклонения от уплаты налогов и коррупции. До сих пор на партнерство претендовали и были выбраны такие «хорошие исполнители» (good performers), как Берег Слоновой Кости, Марокко, Руанда, Сенегал и Тунис. Это наводит на мысль, что инвестиции попадают не в самые бедные и слабые государства, которые в них особенно нуждаются. Чтобы достичь долговременных целей развития, в любом случае необходимо усилить акторов, которые выступают за функционирующие демократические системы и политику экономики и развития, уменьшающие нищету в их странах и регионах. Не в наших интересах дальнейшее укрепление авторитарных развивающихся стран.

Понравился материал? Подписывайтесь на рассылку прямо сейчас.

0 Комментарии читателей

Нет комментариев
Добавить комментарий

Ваш комментарий не должен превышать 800 знаков и содержать ссылки на другие сайты.

Соблюдайте, пожалуйста, наши правила комментирования.



Доступно 800 знаков
* Вы можете оставить комментарий под псевдонимом. Адрес Вашей электронной почты не публикуется.