Шапка
IPG Logo

Эйфория неуместна

Почему не стоит верить, что Олимпийские игры помогут уладить корейский конфликт

AFP
AFP
Участники Северной и Южной Кореи маршируют под общим флагом, на котором изображен Корейский полуостров

Читайте также эту статью на немецком / английском языке

Ким Чен Ыну и его правящей клике нравятся парады и эффектные представления. Они, похоже, убеждены в том, что подобными демонстрациями силы и напыщенными церемониями им удастся удержать в узде северокорейцев и отвлечь их внимание от огромных ограничений, существующих в этой стране. Помпезный церемониал – одна из главных задач и на Олимпийских играх. Но можно ли считать спорт и, казалось бы, столь далекое от политики олимпийское движение продолжением политики иными средствами? Смогут ли Ким Чен Ын, правительство Южной Кореи и Олимпийский комитет добиться того, чего в течение десятилетий не удалось сделать дипломатии и торговым санкциям? И вообще следует ли воспринимать всерьез призыв, прозвучавший из Пхеньяна в адрес всех корейцев Севера и Юга, «разгромить» сопротивление объединению расколотой страны?

Ввиду кризиса в связи с ракетно-ядерной программой Северной Кореи и обмена в прошлом году вербальными оскорблениями между Ким Чен Ыном и Дональдом Трампом последние события вызывают удивление. Правительство в Пхеньяне совершенно не волновала реакция международного сообщества на осуществляемые им провокационные испытания ракетного и ядерного оружия, а угроза американского президента в случае необходимости уничтожить Северную Корею «яростью и огнем», похоже, еще больше подстегнула «маленького человека-ракету», как окрестил его сам Дональд Трамп, к политике бряцания оружием. И вот Северная и Южная Корея общей командой под так называемым флагом единства в феврале 2018 года вышли на старт Олимпийских игр в южнокорейском Пхёнчхане. Может ли участие северокорейских спортсменов привести к длительной оттепели?

Почти всех участников этого процесса манит возможность улучшения своего престижа. Северная Корея может предстать перед всем миром в качестве миролюбивой страны, Южная Корея – как великодушный и заинтересованный в разрядке напряженности хозяин, а Олимпийский комитет – как честный и непредвзятый посредник. А в стороне озадаченно застыли две великие державы – США и Китай, тщетно пытавшиеся в прошлом посредством дипломатических средств, резолюций ООН и санкций, а иногда даже угрозами войны, принудить Северную Корею к поведению, приемлемому для международного сообщества.

А в стороне озадаченно стоят две великие державы – США и Китай, тщетно пытавшиеся в прошлом принудить Северную Корею к поведению, приемлемому для международного сообщества

Ожидания, подкрепленные повышенным вниманием СМИ, соответственно довольно высоки. Но интереснее умозрительных предположений относительно возможного изменения взглядов в Пхеньяне остаются выводы, которые можно извлечь из прошлых периодов сближения. Ведь нынешняя олимпийская эйфория имеет свою предысторию. Еще на Олимпийских играх 2000 года в Сиднее и 2004 года в Афинах, а также Зимних играх 2009-го в Турине команды из обеих стран выходили на старт под единым флагом, что, правда, не дало толчок политическим, экономическим подвижкам или даже прогрессу в сфере безопасности. Напротив, ситуация в этом регионе мира никогда не была настолько накалена с момента перемирия в 1953 году, как сегодня.

Дипломатия, направленная на контроль над вооружениями, посредством которой была предпринята попытка склонить Северную Корею к отказу от своей ядерной программы, в течение десятилетий переживала постоянные подъемы и спады. В начале 1980-х США и существовавший тогда Советский Союз предприняли успешную попытку склонить Северную Корею присоединиться к Договору о запрете ядерного оружия. Но несмотря на этот успех, программу ядерных испытаний не удалось ни остановить, ни пересмотреть. Более того, Северная Корея в качестве пока единственной страны в мире два десятилетия спустя аннулировала свое членство и с тех пор последовательно наращивает свой ядерный потенциал.

В 1994 году, после того как США предварительно заявили о выводе своего тактического ядерного оружия из Южной Кореи, удалось даже согласовать между Северной Кореей и США так называемую рамочную программу. К уступкам Северную Корею побудили экономическая помощь и давление мирового сообщества. Были выведены из эксплуатации северокорейские реакторы по добыче плутония. В качестве компенсации в Северную Корею должны была быть осуществлена поставка двух ядерных реакторов на обычной воде, а также нефти и другой экономической помощи. Де-факто кнутом и пряником в Корее удалось остановить производство опасного военного материала.

И когда Северная Корея в 1999 году дала свое согласие на мораторий по испытанию ракет, в 2000-м вместо объединенной олимпийской команды Северной и Южной Кореи мы стали свидетелями инициирования так называемой солнечной политики. Южная Корея при поддержке и поощрении правительства Клинтона изменила свой курс, сделав ставку не на конфронтацию, а на экономическое сотрудничество. Как и в случае с Восточной и Западной Германией в 1970-е годы, сдвига в отношениях предстояло добиться путем торговли и воссоединения семей.

Но неудачу потерпело не только «рамочное соглашение». Вскоре канула в Лету и «солнечная политика». В то время как Пхеньян небезосновательно сетовал на то, что обещания по оказанию помощи исполняются лишь в незначительной степени, правительство США при Буше обвиняло Северную Корею в нарушении рамочного соглашения и тайном форсировании ядерной программы. Тем самым рамочное соглашение превратилось в клочок бумаги. Северная Корея начала политику систематической самоизоляции. Инициированные вслед за этим шестисторонние переговоры по прекращению ядерной программы, в которых впервые наряду с Северной, Южной Кореей и США приняли участие также Китай, Россия и Япония, характеризовались постоянными взлетами и падениями. Казалось, несколько проектов договоров уже были готовы к подписанию, однако делегация Северной Кореи неоднократно покидала стол переговоров, пока, наконец, в апреле 2009 года громко заявила об окончании переговоров, осуществив испытание ядерного оружия.

В разговорах с представителями северокорейского правительства постоянно упоминаются события в Ираке и Ливии, служащие оправданием собственным расчетам, положенным в основу ядерной программы

Продвижение вперед и сближение постоянно торпедируются регрессом, провокациями, военными и дипломатическими стычками. Какие уроки можно извлечь из политики типа «шаг вперед, шаг назад» в нынешней ситуации?  Насколько прочными являются нынешние осторожные контакты на олимпийском уровне? В разговорах с представителями северокорейского правительства постоянно речь заходит о двух ключевых международных событиях, служащих оправданием собственным расчетам, положенным в основу ядерной программы. Во-первых, о падении режима Саддама Хусейна, иракского диктатора. В 2003 году в его стране под мнимым предлогом обладания оружием массового уничтожения и в нарушение международного права началась война. И во-вторых, о смене режима в Ливии в 2001 году. Ливийский диктатор Муаммар Каддафи в течение длительного времени стремился обладать ядерным оружием и отказался от этой программы после сложных переговоров. В 2011-м в результате военного вторжения сил западных союзников во время гражданской войны он погиб.

Общий вывод: эйфория от сближения на Олимпиаде вовсе неуместна. Северная Корея вряд ли откажется от своей ядерной программы, если США в убедительной и обязующей форме не пообещают Ким Чен Ыну не прибегать к смене режима в его стране. По опыту Ирака и Ливии Ким Чен Ын считает свою ядерную программу гарантией существования режима. И все же, несмотря на запутанную ситуацию, не следует упускать шанс на разрядку напряженности во время Олимпийских игр. Его следует использовать, даже если олимпийский девиз «Главное – не победа, а участие» далеко не является решением проблемы.

Понравился материал? Подписывайтесь на рассылку прямо сейчас.

0 Комментарии читателей

Нет комментариев
Добавить комментарий

Ваш комментарий не должен превышать 800 знаков и содержать ссылки на другие сайты.

Соблюдайте, пожалуйста, наши правила комментирования.



Доступно 800 знаков
* Вы можете оставить комментарий под псевдонимом. Адрес Вашей электронной почты не публикуется.