Шапка
IPG Logo

Трамп, Ким и… Монголия?

Улан-Батор вполне мог бы стать местом встречи заклятых врагов

AFP
AFP
Орел приземлился

Читайте также эту статью на немецком языке

Громкое бряцание оружием сменилось символическим сближением во время зимних Олимпийских игр в Южной Корее, а теперь и в самом деле в ближайшее время может состояться личная встреча между Ким Чен Ыном и Дональдом Трампом. Ее местом станет, вероятнее всего, граница между Северной и Южной Кореей. Но после поездки Кима железной дорогой в Пекин, подтвердившей его готовность к подобным путешествиям, в качестве точки будущей дипломатической встречи вполне могут рассматриваться и места за пределами Корейского полуострова. При этом в центре внимания могла бы оказаться Монголия.  

16 марта глава Администрации президента Монголии Энхболд провел отдельные встречи с американскими и южнокорейскими дипломатами, чтобы засвидетельствовать интерес монгольского правительства к организации саммита Ким – Трамп. Обе эти встречи косвенно свидетельствуют, почему Монголия может сыграть определенную роль в переговорах с Северной Кореей, ведь в Улан-Баторе есть и американское, и северокорейское посольства. То же можно сказать и о Берлине, однако когда кто-либо из немецких министров в последний раз бывал в Северной Корее? Зато министр иностранных дел Монголии Цогтбатар в начале февраля посетил Пхеньян, где в том числе принял участие в торжествах по случаю 70-летия дипломатических отношений между Северной Кореей и Монголией. Незадолго до своей встречи с официальными представителями посольств Энхболд вернулся из поездки в США.

В пользу Улан-Батора – нейтралитет Монголии. С 2012 года Монголия признана безъядерным государством. С учетом северокорейской программы ядерных испытаний как источника конфликта с США это обстоятельство может сыграть важную символическую роль. Но еще важнее может оказаться и то, что Монголия, как никакая другая страна в мире, в равной степени поддерживает дружеские отношения и с США, и с Северной Кореей. Дружба с США – дань шаткой геополитической ситуации Монголии с ее демократическим устройством ввиду расположения между Россией и Китаем. С учетом соседства с двумя супердержавами Монголия во внешней политике последовательно придерживается своей стратегической цели – «соседства с третьими странами». Активные политические, экономические и культурные отношения со странами западной демократии рассматриваются в качестве гарантии собственной независимости. США и Германия принадлежат к числу важнейших третьих стран – соседей Монголии.  

Добрые отношения с Северной Кореей уходят корнями еще во времена корейской войны. Монголия в качестве братской социалистической страны поддерживала Северную Корею во время войны. Сотни северокорейских детей были эвакуированы в Монголию, а монгольский посол оказался единственным иностранным дипломатом, который остался в Пхеньяне во время бомбардировок этого города. Эти два жеста дружбы до сих пор высоко ценятся в Северной Корее и оказывают положительное влияние на отношения между двумя странами.

Не менее значителен и фактор позитивного ощущения, коим в первую очередь с точки зрения Северной Кореи является Монголия. Монголия – одна из немногих стран, в которых официальные представители Северной Кореи, похоже, чувствуют себя более или менее комфортно. Это нашло свое отражение, например, в участии заместителя иностранных дел Северной Кореи Ли Ён Хо в прошлогоднем «Улан-Баторском диалоге по вопросам мира и безопасности в Северо-Восточной Азии». Ли воспользовался этой возможностью для встречи с представителями японского и канадского правительства, а также участия в публичной дискуссии с представителями южнокорейского и американского академического сообщества. При этом он в очередной раз дал понять, что позиция Северной Кореи в мире основана на ощущении острой угрозы со стороны США. Однако вне рамок демонстративной официальной позиции северокорейская делегация активно воспользовалась и возможностью конфиденциальных переговоров с представителями официально враждующих стран.  

Именно с учетом Северной Кореи можно сказать, что география даже в эпоху Интернета продолжает играть важную роль. Вряд ли Ким решится на длительный авиаперелет, что нашло свое подтверждение и во время его поездки железной дорогой в Пекин. Хотя и остается неизвестным, унаследовал ли он от своего отца страх перед полетами, но он едва ли доверится северокорейской правительственной машине, а иностранное воздушное судно также в этом случае маловероятно. А вот до Улан-Батора легко добраться поездом через Пекин.

Непреложной истиной внешней политики Монголии считается то, что безопасность Монголии может быть обеспечена лишь в случае мирного решения конфликтов в Северо-Восточной Азии. Поэтому правительство Монголии сделало бы все возможное для успешного сопровождения диалога между Трампом и Кимом.

Понравился материал? Подписывайтесь на рассылку прямо сейчас.

0 Комментарии читателей

Нет комментариев
Добавить комментарий

Ваш комментарий не должен превышать 800 знаков и содержать ссылки на другие сайты.

Соблюдайте, пожалуйста, наши правила комментирования.



Доступно 800 знаков
* Вы можете оставить комментарий под псевдонимом. Адрес Вашей электронной почты не публикуется.