Шапка
IPG Logo

Звездочки и полосочки

Год президентства Трампа принес разочарование, но не столь глубокое, как ожидалось

AFP
AFP

Подозрения в существовании скрытых связей избирательной команды Трампа с Россией преследуют американского президента и в самой длительной зарубежной поездке по Азии. Но ему удался отвлекающий маневр: постоянный «какнасчетизм», то есть встречный вопрос по поводу предполагаемых проступков политических оппонентов Трампа, телеканала Fox и его друзей, похоже, повлечет за собой расследование деятельности Фонда Клинтонов и урановой сделки правительства Обамы с Россией.

В то же время рейтинг Трампа в опросах общественного мнения опустился значительно ниже 40 процентов и стал исторически наихудшим результатом для первого года президентского правления. Чем же все это можно объяснить с учетом хороших экономических показателей и уровня безработицы всего в 4 процента? Есть ли основания говорить о своеобразном разочаровании потребителя (buyer’s remorse) плохим качеством продукта, вызванным катастрофическим внешним имиджем правительства, постоянными провокациями президента и его опасной непредсказуемостью? Достаточно взглянуть на твиты с хештегом #Trumpregrets  (Трамп сожалеет), чтобы убедиться, кто и почему отворачивается от Трампа, а кто все еще поддерживает его.

Во-первых, за плохими результатами опросов не следует забывать, что все еще около 80 процентов республиканцев удовлетворены Трампом, а это, вероятно, свидетельствует о том, что недовольство сторонников республиканского истэблишмента и экономического крыла партии неуклюжестью оранжевого слона в посудной лавке пока что не переросло в открытое неприятие. Причиной тому, очевидно, тривиальное приспособленчество: нельзя забывать, что Трамп не просто так захватил «Великую Старую Партию» (ВСП). Он вел избирательную кампанию, придерживаясь агрессивной, доведенной до крайности, традиционной республиканской предвыборной стратегии (нативизм, исламофобия, расизм, отрицание существующего истэблишмента), и выиграл выборы благодаря избирательной системе и поддержке протестных избирателей Сандерса в нищенствующих промышленных штатах «Ржавого пояса», но это не удалось бы сделать и без массовой поддержки ядерного электората ВСП и верующих евангелистов.

В среде постоянных избирателей республиканцев сторонники лозунга «Ни в коем случае Трамп» оказались в явном меньшинстве: их отказ от участия в голосовании или поддержку Либертарианской партии удалось легко компенсировать за счет мобилизации Стивеном Бэнноном приверженцев идеи «превосходства белых». И ни выжимки из скандалов Трампа в ведущих медиа страны, ни язвительность комиков телепрограммы «Поздняя ночь» (внезапно обретшей статус совести Америки и метко ухватившей суть убожества этнической политической культуры в США), ни основательные аналитические выводы экспертов или ворчание истэблишмента СБП во главе с династией Бушей не смогли убедить традиционный электорат отмежеваться от Трампа до тех пор, пока он придерживается не популистской, а классической политики республиканцев: дерегуляции и снижения налогового бремени для зажиточного и богатого экономического крыла, а также обещания, данного евангеликам, добиться отрицания абортов со стороны Верховного суда.

Поэтому ни для кого не стало неожиданностью, что твиты с хештегом #Trumpregrets и подобные им проявления неодобрения исходят не из этого сегмента, а главным образом от избирателей, которые, отдав свои голоса в пользу Трампа, хотели испытать, что принесет бунт против любого политического и экономического истэблишмента. Для одних он пошел слишком далеко (стена!), для других недостаточно далеко (когда же ее наконец построят?), для третьих – не в том направлении (генералы и представители Уолл-стрит в правительстве, к чему все это?). Странное желание акцентировать свой протест избранием самопровозглашенного миллиардера и медиазвезды – одно дело, а вот твиты протестных избирателей, и правых, и левых (многие приверженцы Берни Сандерса не решились отдать свои голоса за Хиллари, которая, как никто другой, стала для них воплощением ненавистной элиты), стали результатом попадания в ожидаемую ловушку под названием «разочарование»: такое развитие событий и в самом деле следовало бы предвидеть.

Между тем отход мейнстримового электората Республиканской партии от Трампа – ее экономического крыла и евангелистов-христиан – может произойти в будущем.  Если эта часть электората посчитает, что он исполнил свой долг, можно будет спокойно примкнуть к тем, кто возмущен его бестолковой детской речью, хамскими выходками и постоянными провокациями, а потому не видят в нем и намека на поведение, достойное президента. И продемонстрируют это в избирательных кабинках – во всяком случае, на следующих предварительных президентских выборах, если Трамп снова решится пойти на них.

Поэтому мыслящие в долгосрочной стратегической перспективе представители Республиканской партии склоняются к тому, что определенные обещания, в частности, запрет на аборты, никогда не будут выполнены. Ведь в таком случае одна сторона потеряет выгодный инструмент мобилизации, другая же автоматически обогатится им. Вызывает удивление то, что враждебность Трампа по отношению к женщинам не побудила большинство белого женского электората перейти на сторону демократов, а вот полный запрет абортов наверняка привел бы именно к этому.

Оппортунистические соображения экономического крыла и ядра состоятельных избирателей республиканцев свидетельствуют, кстати, что на них не стоит рассчитывать, если речь идет о защите демократических институтов и либерального общества, ведь зарабатывать деньги можно при любом режиме, и до тех пор, пока можно позволить себе частную жизнь в условиях сегрегации, их можно с толком тратить, как это демонстрируют представители богатой элиты во всем мире. А потому понятны и упреки в адрес многих, кто не пошел на выборы, ведь возникшие перед ними препятствия стали несоизмеримо больше – в том числе и ввиду явных попыток республиканцев ограничить право на участие в них представителей меньшинств и молодежи.

Демократам также стоило бы быть более сдержанными с обвинениями в адрес постоянных избирателей СБП и ее экономического крыла, ведь их состоятельные члены почти всегда списывали со счетов воздерживавшихся от участия в выборах представителей «рабочего класса» (людей без диплома об окончании колледжа) и ограничивались, кстати, лишь призывами к среднему классу в промышленных штатах «Ржавого пояса» стремиться к лучшему образованию и специальному обучению. Такое снисходительное отношение было наказано в 2016 году, и хотя этой группе избирателей, за исключением резонансных единичных акций со стороны Трампа, вряд ли приходится надеяться на улучшение своего положения, пока что у них не было особых оснований ожидать чего-то явно лучшего и от демократов. Здесь мало что изменилось, невзирая на недавние успехи на выборах в Нью-Джерси и Вирджинии, на которых «трампизм без Трампа», то есть агрессивная острая традиционная избирательная стратегия республиканцев в духе Трампа, направленная на раскол потенциальной коалиции избирателей своего соперника по линии этноса, религии и ценностей при одновременном отмежевании от непопулярного Трампа, не принесла успеха. Выборы 2018 года могут закончиться неожиданным отрезвлением, так как обсуждаемые сейчас Верховным Судом  так называемый джерримендеринг (произвольная демаркация избирательных округов в пользу собственных кандидатов) и состав трети сенаторов, имеющих право на переизбрание, могут практически лишить демократов возможности добиться большинства в обеих палатах Конгресса.

Понравился материал? Подписывайтесь на рассылку прямо сейчас.

0 Комментарии читателей

Нет комментариев
Добавить комментарий

Ваш комментарий не должен превышать 800 знаков и содержать ссылки на другие сайты.

Соблюдайте, пожалуйста, наши правила комментирования.



Доступно 800 знаков
* Вы можете оставить комментарий под псевдонимом. Адрес Вашей электронной почты не публикуется.