Шапка
IPG Logo

Клинтон или Трамп? Все равно
Внешняя политика США после выборов изменится в любом случае

Ожидается небольшая турбулентность ...

Опасная смесь страха и гнева пронизывает кажущуюся бесконечной американскую президентскую кампанию, которая может закончиться разочарованием для нации, уставшей от политики. С самого начала не имевшие шансов аутсайдеры Дональд Трамп и Берни Сандерс воспользовались огромной неудовлетворенностью населения. Однако 8 ноября победительницей предвыборной гонки может оказаться Хиллари Клинтон – представитель политического истеблишмента. Каким может быть влияние Клинтон как президента на трансатлантические отношения? Ведь Европа и европейские интересы в этой предвыборной борьбе играют самую большую роль со времен холодной войны.

Если Клинтон станет президентом, она во многом будет преемницей политики предыдущего правительства – однако не в сфере внешней политики. Барак Обама проявил больше стратегического терпения и сдержанности в военных вопросах, чем его предшественник, хотя и «унаследовал» от него две войны. Из-за этого он стал объектом постоянной критики сторонников «твердой линии» во внешней политике в среде вашингтонского истеблишмента. Хиллари Клинтон придерживается более традиционной концепции относительно позиции США в международных отношениях. Учитывая серьезные обвинения относительно стремления российских хакеров повлиять на ход избирательной кампании не в ее пользу, трудно себе представить, что в нынешних условиях она прибегнет к политическим инвестициям для сближения с Россией. Тем не менее не исключены попытки заключить с Россией нужные соглашения, как это, например, пытается сделать министр иностранных дел Джон Керри для урегулирования конфликта в Сирии. С тех пор как стало ясно, что Россия может повлиять на исход выборов, многие в Вашингтоне воспринимают ее как реальную «угрозу» для страны.

Возглавляемое Клинтон правительство будет уделять Европе больше внимания, чем правительство ее предшественника.

В то же время можно предположить, что возглавляемое Клинтон правительство будет в целом уделять Европе больше внимания, чем правительство ее предшественника. Некоторые потенциальные кандидаты на пост министра иностранных дел – в том числе Билл Бернс (бывший посол в России), Ник Бернс (бывший посол в Греции) и адмирал Джеймс Ставридис (бывший верховный главнокомандующий ОВС НАТО) – имеют давние связи с Европой. Другие, например, бывшая заместительница министра иностранных дел США Венди Шерман, приобрели большой опыт общения с европейскими партнерами в ходе переговоров по иранской ядерной программе. Бывшая заместительница министра обороны США Мишель Флурной, которую многие называют вероятным министром обороны правительства Клинтон, уже давно занимается политикой НАТО. Все эти потенциальные члены Кабинета министров будут и впредь прилагать свои усилия, чтобы углубить и обезопасить отношения с восточными странами – членами НАТО. Виктория Нуланд, которая в качестве помощника государственного секретаря США занимается в настоящее время вопросами Европы, является кадровым дипломатом и была спикером Клинтон в Министерстве иностранных дел. Ходят слухи, что Клинтон к ней очень благосклонна, а поэтому она может сыграть в будущем весьма важную роль.

Как президент Клинтон будет искать пути сохранения прочности и целостности Европейского союза, а также продолжать тенденцию последних лет по тесному сотрудничеству с Германией. Клинтон удивила всех, когда выступила против Соглашения о трансатлантической свободной торговле (ТТП).  Впрочем, не такую четкую позицию она занимает по Трансатлантическому торговому и инвестиционному партнерству (ТТИП). Можно представить себе прочное партнерство Клинтон и Меркель, а также прекрасные отношения между членами их кабинетов. А безжалостное расследование личной жизни Клинтон и ее электронных писем может привести к тому, что она станет больше внимания уделять теме защиты информации в дискуссиях по обе стороны океана.

Однако не исключено, что в конце концов победителем в этой избирательной кампании, напоминающей американские горки, выйдет Дональд Трамп, хотя он и действовал в ней вопреки всем ожиданиям. Его первыми ходами на внешнеполитической шахматной доске стали осуждение интервенции правительства Буша в Ираке и требование внешней политики, которая должна быть основана в первую очередь на национальных интересах, а не на идеализме. Это довольно интересный подход, открывающий возможности для основополагающей дискуссии. Независимо от партийной принадлежности внешнеполитические круги США можно разделить на два лагеря: интернационалисты и реалисты. Существуют различные типы интернационалистов: от сторонников неоконсерватизма а-ля Джордж В. Буш до представителей либерального гуманитарного интервенционизма времен президентства Билла Клинтона. Реалисты находятся в меньшинстве, лучшими достижениями их подхода была открытость Китаю и разрядка в отношениях с Советским Союзом во время пребывания на посту президента Ричарда Никсона. Поэтому неслучайно Трамп произнес свою речь о внешней политике в Центре по защите национальных интересов (Center for the National Interest), который был основан бывшим президентом Никсоном и считается оплотом реалистов. Но разоблачения деловых отношений его советника по предвыборной кампании с союзниками Владимира Путина и его невероятное обращение к России с призывом вмешаться в избирательную кампанию своей противницы через атаки хакеров убивают в корне все попытки представить альтернативный подход. 

То, как со временем изменилась внешнеполитическая позиция Трампа, вселило ужас в умы известных политиков – как республиканцев, так и демократов.

Постепенное изменение характера внешнеполитического подхода Трампа преисполнило ужасом умы известных политиков – как республиканцев, так и демократов. Во время дискуссии об иммиграции и терроризме Трамп неоднократно ссылался на Европу, и воспользовался терактами в Париже и Брюсселе для обоснования своих доводов в пользу ограничительной иммиграционной политики. Он откровенно радовался результатам референдума в Великобритании не в пользу ЕС и даже назвал себя Mr. Brexit, возможно, чтобы показать, что он убежденный националист и готов потрясти устои существующего порядка. Его высказывания о том, что в случае войны США не будут поддерживать тех союзников по НАТО, чьи военные расходы не соответствуют целям НАТО, вызвали возмущение среди экспертов.

Во время избирательной кампании лагерь Трампа отличился не внешнеполитической концепцией. Те немногие сотрудники, у которых есть внешнеполитический опыт, пришли главным образом из мира консалтинговых компаний. В Вашингтоне эксперты Республиканской партии в области национальной безопасности больше симпатизируют взглядам Клинтон, чем Трампа. Кроме того, многие высокопоставленные республиканцы предпочитают держаться от кампании Трампа подальше, что является доказательством неудовлетворенности его кандидатурой.

Демократы могут, похоже, получить большинство мест в Сенате, но им придется туго, и они могли бы добиться намного лучшего результата. Большинство в Сенате имеет решающее значение для повестки дня Клинтон, прежде всего в области внешней политики. В настоящее время республиканцы имеют в Сенате 54 места, а демократы – 44. Кроме того, есть еще два независимых сенатора, которые голосуют в основном в унисон с демократами. Так как треть Сената переизбирается каждые два года, в последний раз в избирательных бюллетенях 34 сенаторских места фигурировали еще в 2010 году, который был особенно удачным для республиканцев, а потому в данный момент им придется отстаивать больше мест. Если Трамп будет и дальше отставать в опросах общественного мнения, то кандидаты от Республиканской партии могут отвернуться от него на выборах в Конгресс и предложить себя всем тем, кто голосовал бы за Клинтон вопреки своему желанию, в качестве альтернативы и противовеса ей. Это закрепило бы нынешний застой в политике правительства, но такой сценарий вполне возможен.

Маловероятно, что республиканцы потеряют контроль над Палатой представителей.

Но даже если Клинтон одержит громкую победу, и демократы смогут снова сформировать большинство в Сенате, республиканцы вряд ли потеряют контроль над Палатой представителей. Места в Палате представителей распределяются среди федеральных штатов пропорционально их населению, причем основой вычисления является перепись населения, которую проводят каждые десять лет. Такое распределение избирательных округов, которое называют еще Gerrymandering (перекройкой избирательных округов), пользуется дурной славой, потому что предпочтение всегда получает партия, которая находится в это время у власти. В настоящее время в Палате представителей 247 республиканцев и 186 демократов. Хотя депутаты избираются каждые два года, считается, что на этих выборах борьба пойдет лишь за 50 мест. Чтобы достичь большинства, демократы должны получить 30 из них. Поэтому примечательной является открытая критика Дональда Трампа в адрес спикера Палаты представителей от Республиканской партии Пола Райана, ведь очень возможно, что республиканцы удержат большинство в этой Палате, и Райан сможет остаться на своей должности.

Американские избиратели жаждут перемен, которые позволят взлететь политическому аутсайдеру. Кандидат-аутсайдер может проиграть кандидату-инсайдеру лишь потому, что его несдержанные высказывания о внутренней и внешней политике убедили многих американцев, что такой президент представляет опасность. Но даже в случае проигрыша вряд ли стоит надеяться, что Трамп тихо уйдет со сцены. Уже ходят слухи о его планах создать новый медийный конгломерат правой ориентации, который стал бы конкурентом империи Fox Руперта Мердока. Время покажет, найдет ли Трамп поддержку в правом лагере и удалось ли ему навсегда изменить Республиканскую партию.

Понравился материал? Подписывайтесь на рассылку прямо сейчас.

0 Комментарии читателей

Нет комментариев
Добавить комментарий

Ваш комментарий не должен превышать 800 знаков и содержать ссылки на другие сайты.

Соблюдайте, пожалуйста, наши правила комментирования.



Доступно 800 знаков
* Вы можете оставить комментарий под псевдонимом. Адрес Вашей электронной почты не публикуется.