Шапка
IPG Logo

«Импичмент возможен»
За что можно сместить Трампа с должности

(c) AFP 2017
(c) AFP 2017
Вы уволены?

Уже до вступления Трампа в должность некоторые демократы в Конгрессе США умозрительно рассуждают на тему процедуры его отстранения. При каких предпосылках возможен такой импичмент?

Процедура импичмента возможна, если президент обвиняется в таких правонарушениях, как государственная измена, взяточничество или другие тяжкие преступления и должностные проступки. Импичмент невозможен по политическим причинам. Процесс инициируется простым большинством в Палате представителей, а собственно само отстранение от должности проводится Сенатом. В таком деле против президента председательствовать должен верховный судья. Для вынесения обвинительного вердикта требуется большинство в две трети Сената. Процесс импичмента состоит из двух этапов: сначала проходит согласование по вопросу виновности, а затем по вопросу о том, должен ли президент освободить свою должность из-за совершенных преступлений. До настоящего времени такой процесс начинался всего лишь против двух президентов, и в обоих случаях дело не дошло до отстранения от должности: в 1868 году – против Эндрю Джонсона и в 1999-м – против Билла Клинтона. Против Ричарда Никсона из-за Уотергейтского скандала в 1974 году была начата процедура импичмента, но он своим решением о досрочном уходе с поста предварил предъявление обвинения.

Какое поведение Трампа могло бы привести к импичменту?

Существуют различные потенциальные возможности для возбуждения процедуры импичмента против Трампа. На первом месте тут, конечно, следует назвать его личные деловые связи. Еще не совсем ясно, как Трамп хочет разграничивать свои должностные обязанности и частный бизнес. Конституция США устанавливает здесь, однако, четкие границы. Президент не должен попадать в зависимость от иностранных правительств. Хотя президенту США разрешается в период его служебных полномочий увеличивать свое собственное состояние, но это запрещается, если деловыми партнерами являются иностранные правительства. Здесь Конституция США довольно ясна и однозначна. Ни один политический функционер не имеет права принимать вознаграждения любого вида, которые приходят от имени любого короля, принца или чужого государства. Эти ограничения по вознаграждениям, прописанные в статье 1 Конституции, могут быстро стать злым роком для Трампа, так как он, в конечном итоге, во многих странах имеет бизнес-интересы, а также долги перед многими иностранными банками, из чего очень легко может возникнуть зависимость, несовместимая с конституцией. То же самое, естественно, касается и членов его семьи, которые также будут авторитетно представлены в правительстве.

Явно безразличное отношение Трампа к повседневной практике политики может стать для него фатальным, например, когда он распространяет через «Твиттер» строго конфиденциальную информацию или – осознанно либо неосознанно – просто нарушает существующие законы

Кроме того, явно безразличное отношение Трампа к повседневной практике политики может стать для него фатальным, например, когда он распространяет через «Твиттер» строго конфиденциальную информацию или – осознанно либо неосознанно – просто нарушает существующие законы. К тому же в настоящее время против Трампа открыто множество судебных производств. Здесь, однако, конституция не совсем конкретна при определении, что такое тяжкое преступление. Следует ли считать таковым, например, мошенничество при уплате налогов, это еще надо выяснять. В общем и целом, Трампу понадобится потерять доверие большинства республиканских депутатов и сенаторов, чтобы дело смогло вообще дойти до такой процедуры импичмента.

Кстати, о Сенате. Насколько велика власть президента в системе «сдержек и противовесов»?

По этому поводу даже у политологов нет единого мнения. Оценки варьируются от «самого могущественного человека в мире» до «самого бессильного государственного деятеля в мире». Тезис о власти суммирует различные функции, которые президент берет на себя согласно конституции. Так, он является, среди всего прочего, начальником исполнительного аппарата, верховенствующим главой государства и дипломатом, а также главнокомандующим вооруженными силами. С другой стороны, Конституция США создала комплексную систему «сдержек и противовесов» (Checks and Balances) – именно для того, чтобы сдерживать слишком могущественного президента, то есть учреждать достаточно механизмов его контроля.

Если точнее, как выглядит этот контроль?

Три политические власти в США – исполнительная, законодательная и судебная – осуществляют взаимный контроль. Институции нуждаются в кооперировании, чтобы формировать политику. Президенту, в частности, необходима поддержка законодательной власти, а в случае Соединенных Штатов – это поддержка со стороны Конгресса. Только он может издавать законы и утверждать бюджет. Законодательные компетенции президента весьма ограничены, он не может самостоятельно вносить законопроекты. Но у него есть возможность накладывать на законы вето, которое может, тем не менее, преодолеваться большинством в две трети Конгресса. Задачей президента является исполнение и воплощение принятых Конгрессом законов. А вот здесь президент – в зависимости от точности текста закона – имеет большее или меньшее пространство для маневров.

Относятся ли сюда и так называемые правительственные распоряжения?

Да, эти исполнительные распоряжения, или, точнее говоря, унилатеральные ресурсы власти президента не являются чем-то новым и тоже упоминаются в конституции. Президенты используют их, чтобы определенным образом интерпретировать законы. Таким способом они, естественно, могут определять реальное осуществление и, следовательно, эффективность законов.

Президенты всегда использовали это, особенно в период войн или «Нового курса» (New Deal) в 1930-е годы. Франклин Д. Рузвельт за все время своего правления издал ровно 290 исполнительных распоряжений, Обама делал это только по 33 раза каждый год. Президенты могущественны лишь в той мере, в которой это допускают другие институции и, здесь в особенности, Конгресс. После террористических актов 11 сентября 2001 года Конгресс выдал президенту Джорджу У. Бушу чуть ли не карт-бланш на войну против терроризма. Он эксцессивно использовал эту власть, а многие ее элементы оставались в силе и при Обаме.

Будет ли Конгресс сотрудничать с Трампом?

Трамп может рассчитывать на сопротивление демократов в обеих палатах Конгресса. Это стало расхожей практикой во времена экстремальной партийно-политической поляризации и, по крайней мере, во времена «разделенного правительства» (divided government), то есть когда минимум одна палата Конгресса контролируется другой партией, чем та партия, которую представляет действующий президент, что привело к квазипарламентаризации президентской системы правления и, таким образом, к политическому блокированию.

То, насколько Трамп окажется могущественным, зависит от того, как ему удастся создать специфическую реформаторскую коалицию в Конгрессе и одновременно увлечь за собой общественное мнение

Трамп, правда, в настоящее время может опираться на большинство в обеих палатах. Однако большинство республиканцев не настолько велико, чтобы воспрепятствовать применению демократами тактики парламентской обструкции. То есть демократы могут использовать сенат как блокирующий инструмент. К тому же Трамп не может быть полностью уверен в поддержке некоторых сенаторов-республиканцев. Здесь царят разнообразные представления, прежде всего по вопросам внешней торговли и отношений с Россией. Таким образом, то, насколько Трамп окажется могущественным, зависит от того, как ему удастся создать специфическую реформаторскую коалицию в Конгрессе и одновременно увлечь за собой общественное мнение. Если ему это удастся, тогда он будет «могущественным». Для Трампа это может быть чрезвычайно затруднительно, поэтому следует ожидать, что он, скорее всего, станет безвластным президентом.

Является ли конституционный контроль за властями со стороны парламента и юстиции достаточной гарантией того, что при Трампе не возникнет никаких авторитарных эксцессов?

Конституция США ставит высокие институциональные барьеры против попыток подпиливать устои представительной демократии. Так, для внесения изменения в конституцию требуется большинство в две трети в обеих палатах Конгресса и согласие трех четвертей всех штатов. В контексте партийно-политической поляризации такие большинства практически исключены. Кроме того, в системе «сдержек и противовесов» предусмотрено много возможностей наложения вето, с помощью которых может быть существенно ограничена свобода действий президента. Наряду с принципом разделения властей следовало бы назвать здесь также федеральную структуру США.

Для реализации проектов реформ Трампу необходим Конгресс. Кроме того, штаты и города, а также коммуны могут затруднить или даже не допустить воплощения определенных политик. К тому же правительственные мероприятия могут быть обжалованы в суде, если они нарушают законы или конституцию. Без партнеров по коалиции Трамп здесь мало чего может достичь. Таким образом, в первую очередь все зависит от Республиканской партии и от того, насколько она готова поддержать такие реформы.

Республиканская партия контролирует в настоящее время Сенат и Палату представителей Конгресса, а также обе законодательные палаты в 33 штатах. Кроме того, она контролирует 25 губернаторских должностей. Для внесения изменений в конституцию требуется три четверти штатов, что для республиканцев пока недостижимо. Только в случае если у них было бы это большинство, они смогли бы проверить на прочность избирательное право, гражданские права, право на аборты, разделение церкви и государства и многое другое. Тогда Трамп мог бы стать авторитарным правителем. Но шансы у него мизерные.

Вопросы задавала Анья Папенфус (Anja Papenfuß).

Понравился материал? Подписывайтесь на рассылку прямо сейчас.

0 Комментарии читателей

Нет комментариев
Добавить комментарий

Ваш комментарий не должен превышать 800 знаков и содержать ссылки на другие сайты.

Соблюдайте, пожалуйста, наши правила комментирования.



Доступно 800 знаков
* Вы можете оставить комментарий под псевдонимом. Адрес Вашей электронной почты не публикуется.