Шапка
IPG Logo

«Мы остаемся союзником России, но мы не вассалы»
Татьяна Короткевич о том, готова ли Беларусь к участию в европейском проекте

AFP
AFP
Уже не брат, а один из участников политического и экономического процесса, осознающий свой интерес

Изменения, происходящие в Беларуси, свидетельствуют о том, что страна пытается сделать поворот от диктатуры в западном направлении. Насколько перспективен этот путь, журналистам LB.ua рассказала лидер оппозиционной общественной организации Татьяна Короткевич. «IPG-Международная политика и общество» публикует основные тезисы интервью:

Общие тенденции развития Беларуси

Есть несколько глобальных трендов развития современной Беларуси. Один из них – это диверсификация международных отношений. Мы поворачиваемся не только на восток, к России, но и на запад. И это принципиальный интерес.

Также есть тренд на экономическую либерализацию – у нас очень мало доходов от малого и среднего бизнеса, и это проблема.

Кроме того, как демократические силы, так и власть поддерживают белоруссизацию: уже и «дни вышиванки» проходят, появляется больше чиновников, говорящих по-белорусски, появился третий телеканал «Культура», где передачи только по-белорусски.

Чей Крым и что происходит на Донбассе

Крым – украинский, конечно. Россия – агрессор. И у нас есть публичное заявление по этому поводу. Согласно же опросам в Беларуси, 70% граждан в целом поддерживают действия России и в основном считают, что Крым – российский и был таким всегда, но в то же время не поддерживают действия России на Донбассе. Это разные темы.

Как оказалось, для людей этот вопрос эмоционален, но вторичен. Они готовы сказать: «А какая разница, чей Крым? Дайте мне нормальную зарплату. Почему в воюющей Украине цены ниже, чем в невоюющей Беларуси?».

Лукашенко напуган историей с Крымом и Донбассом, поэтому белорусские власти сейчас пытаются придерживаться «функционального нейтралитета»: диверсифицировать военные поставки, искать других партнеров в плане вооружения и оснащения армии и т.д.

Все-таки мы остаемся союзником России, и не надо испытывать иллюзий, но мы не вассалы

Белорусская власть на сегодняшний день связана с Россией целым рядом договоров. Это не только договор в рамках ЕАЭС (Евразийский экономический союз. – Ред.), но и общее оборонное пространство, ПВО и многое-многое другое. Из них выходить сейчас никто не собирается. Но что власть делает? Она максимально формализует эти вещи.

Вот представьте, что вы находитесь в клетке с тигром, вы в самом дальнем углу. У вас есть два варианта вырваться. Первый нам продемонстрировала Украина: ударить тигра по голове и побежать к выходу. Видим, что можно добежать до выхода, потеряв при этом руку, ногу, что-то еще, но тигр при этом еще и держит. Так что не так просто все-таки выскочить из клетки. Есть путь белорусский: говорить тигру, что он самый лучший тигр, целовать его в темечко и при этом делать маленький шажок к выходу. Этот путь продиктован не только сегодняшней властью, он продиктован менталитетом Беларуси – мы не такие резкие.

Все-таки мы остаемся союзником России, и не надо испытывать иллюзий, но мы не вассалы.

Политическая либерализация

Лукашенко приказал, чтобы в 2016 году впустили двух оппозиционеров в парламент. Мы же понимаем, что они не выиграли никакие выборы. И сейчас, наверное, он даст команду пустить какое-то число оппозиции в местные советы. На наш взгляд, это все равно лучше, чем ничего. Да, это такая управляемая демократия, но социально-экономическая ситуация в стране заставляет его хотя бы что-то делать.

Заигрывание с Западом

Роль Запада в том, как развивается Беларусь, конечно же, большая. Само по себе снятие санкций и изменение политики ЕС в отношении Беларуси мы оцениваем на сегодняшний день позитивно. Потому что идет диалог. Он очень разнообразный, правда. Наши эксперты говорят, что у нас уровень неформальных коммуникаций гораздо выше, чем формальных достижений. И, возможно, когда-то количество перерастет в качество.

У нас действует координационная группа по внедрению совместного плана действий, которая будет собираться раз в полгода и вырабатывать какие-то общие проекты. Именно проекты взаимодействия – не что-то глобальное, как например, вопрос об ассоциации. Нам нужна помощь и во вступлении в ВТО, и в развитии экономики, инфраструктурных проектов. Поэтому мы заинтересованы в таком взаимодействии.

Готова ли Беларусь к участию в европейском проекте

Есть три изменения в обществе, которые свидетельствуют о том, что мы не вернемся к диктатуре и ручному управлению, а пойдем к полноценному участию в европейском проекте.

Во-первых, изменится рынок труда: неизбежно будет сокращаться государственный и расти частный сектор.

Второе неизбежное изменение – информационные технологии. IT является практически единственным работающим сектором. Все разговоры о контроле по китайскому образцу нереалистичны, ибо если закроют Интернет, то пропадет курица, несущая золотые яйца. А другой курицы пока нет.

И третье изменение – возраст людей во власти. Для Лукашенко гораздо понятнее те, кого он 20 лет видел через прицел политического «ружья», а не молодые ребята, говорящие на чуждом ему языке, пользующиеся Facebook и т.д.

При этом мы не говорим о членстве Беларуси в НАТО или о членстве в ЕС (пока что).

Если говорить о временных перспективах, то это произойдет со сменой элит. К примеру, вопрос моратория на смертную казнь является личным вопросом Лукашенко, и без его решения мы не можем пойти в Совет Европы.

Влияние России

При всей мощи России нужно сказать, что все-таки ее влияние в Беларуси сокращается. Растет поколение, для которого Беларусь – независимая страна, и это даже не обсуждается. Да, дружественная страна – Россия, но это уже «рюшечки». Естественно, экономическое влияние сильное, но ЕАЭС изменил качество отношений. Если я должен лоббировать свое молоко на рынке, то я уже не брат и союзник, а один из участников политического и экономического процесса, осознающий свой интерес.

Отмена санкций США

Санкции – это неэффективная мера, они были достаточно косметическими для Беларуси и никак не влияли на глобальную ситуацию.

Перепродажа европейских товаров в Россию преступлением не является. Например, мы покупаем яблоки в Польше, привозим их в Беларусь, брендируем и продаем. Так что мы рады, что благодаря Беларуси российский народ может поесть нормальных яблок, нормального сыра, креветку какую-нибудь.

Есть ли жизнь после Лукашенко

Конечно же, есть. Но в нашей стране все это происходит непублично. Злые шутки «Доколе? До Коли! (сын Лукашенко)» или «как Путин решит, так и будет» распространяются в обществе для того, чтобы приучить людей к бездействию. Мы к этому серьезно не относимся, мы хотим видеть сильное гражданское общество.

Данная статья является сокращенной версией (с редакторскими правками) интервью, вышедшего на LB.ua, и публикуется с разрешения правообладателя.

Понравился материал? Подписывайтесь на рассылку прямо сейчас.

0 Комментарии читателей

Нет комментариев
Добавить комментарий

Ваш комментарий не должен превышать 800 знаков и содержать ссылки на другие сайты.

Соблюдайте, пожалуйста, наши правила комментирования.



Доступно 800 знаков
* Вы можете оставить комментарий под псевдонимом. Адрес Вашей электронной почты не публикуется.