Шапка
IPG Logo

На волне ложных обещаний
О Трампе, мировой торговле и конце американской мечты.

(c) AFP 2016
(c) AFP 2016
Джозеф Cтиглиц. "Экономика США не оправдала ожиданий".

Новоизбранный президент США Дональд Трамп анонсировал масштабную программу строительства школ, дорог и больниц. Как это будет выполняться, если он одновременно хочет ограничить государственные расходы?

Нельзя рассматривать высказывания Трампа во время предвыборной борьбы как логически взаимосвязанную правительственную программу. Он говорил, что будет повышать расходы на инфраструктуру, снижать налог на добавленную стоимость и другие налоги, сокращать дефицит бюджета. Очевидно, что он не понимает, что за последние 25 лет мы почти избавились от государственной бюрократии – от серых чиновников. Мы стали довольно эффективными.

На прошлых президентских выборах Митт Ромни (Willard Mitt Romney) пострадал из-за критики госслужащих. Оказалось, что люди любят своих пожарников, полицейских, военных, учителей, социальное обеспечение, медицинскую программу страхования для стариков Medicare. А то, что ценят люди, и есть государство.

Просто уже больше не хватает масла, которым можно было бы всем сдобрить кашу. И это факт – Трамп будет нарушать свои обещания. Какие? Этого мы не знаем. Однако знаем, что он не сможет выполнить их все.

Трамп объявил о намерении существенно снизить налоги для предприятий и предпринимателей в США. Какие бы это имело последствия?

Это часть более масштабной налоговой реформы. При помощи той «реформы», за которую высказался Трамп, можно было бы снизить налоги для богатых и, следовательно, возросло бы неравенство. Ведь в Соединенных Штатах царит извращенная ситуация, при которой средняя налоговая ставка в верхнем диапазоне доходов меньше, чем в диапазоне далеко внизу. Таким образом, США имеют сомнительную честь быть одной из немногих стран, которая имеет не прогрессивную и не пропорциональную, а регрессивную налоговую систему. С точки зрения морали – это нечестно. И будет еще хуже, если пройдут его предложения по устранению налога с наследства.

Америка ступила на путь наследственной плутократии, то есть точной противоположности американской мечты.

Америка ступила на путь наследственной плутократии, то есть точной противоположности американской мечты, согласно которой каждый может начать в низах и собственным трудом подняться в верхи. Мы все знали, что такое понимание несколько преувеличено. Но эта налоговая реформа будет означать, что мы похоронили мечту.

Не подталкивает ли высокий налог для предприятий такие мультинациональные концерны, как Apple, к тому, чтобы перенести свою штаб-квартиру из США за границу, где он меньше?

Нет. В первую очередь, если рассматривать базу начисления налога, скидки и лазейки, налоги для американских предприятий не выше, чем в других странах. Кроме того, неверно утверждать, что снижение ставок предпринимательских налогов приведет в движение инвестиции. По-моему, было бы рентабельнее, если бы налоговую систему упростили и каждое предприятие платило официальную ставку – будь это 25 процентов, 20 или 15 процентов.

Однако в своей основе эта проблема является глобальной, а не национальной. В мире господствует уничтожительная налоговая конкуренция. Одна страна с помощью меньшей налоговой ставки пытается отобрать рабочие места у другой страны. Это нисходящая спираль. Примером здесь может быть Ирландия. В этой стране действует налоговая ставка 12,5 процента, в то время как во многих частях Европы она существенно выше. Здесь должна иметь место гармонизация. Но Ирландия перехитрила и свою налоговую систему. И концерн Apple получил специальную льготную ставку налога в 0 процентов.

В мире господствует уничтожительная налоговая конкуренция.

Если такое позволить каждому предприятию, то европейская налоговая система утонула бы в хаосе. Каждое американское предприятие и, вероятно, каждый мультинациональный концерн сказал бы: «Ну, ладно, почему бы нам не оставить себе налоги, которые мы платим, и не переехать в Ирландию? Мы просто показываем в отчетах, что наши деньги приходят из Ирландии, от такой себе фирмы из киберпространства, и тогда мы больше не платим налоги – вуаля!». И мы после этого можем еще утверждать, что мы порядочные граждане? Я всегда говорил, что предпринимательская ответственность начинается тогда, когда человек платит налоги.

Европейская комиссия даже не ведала о том, что Ирландия подписала этот секретный договор. Комиссия впервые узнала о нем, когда в ней стало работать правительство США. Мы всегда были против такой засекреченной возни.

За победу Дональда Трампа на выборах некоторые обозреватели возлагают ответственность на неравенство. Большая часть населения США чувствует себя забытой и обделенной из-за глобализации. Вы согласны с этим?

Трамп был избран также и потому, что очень многие американцы хотели перемен. То, что многие люди были позабыты и обделены вниманием, – это одна, и только одна из причин. Средний доход 90 процентов американцев едва ли изменился за прошедшие 30 лет. И народное хозяйство, которое ничего не приносит большинству граждан, оказалось несостоятельным. Экономика США не оправдала ожиданий. Хиллари Клинтон выступила за прошлое и призвала: «Так держать!». Трамп был голосом перемен.

Его диагнозы по поводу неправильных процессов развития в экономике были, конечно же, полностью неосновательными. И дело было не в том, что переговорщики якобы плохо провели переговоры, а в том, что наши переговорщики в большинстве случаев получали именно то, что хотели получить. Они представляли именно интересы предприятий, и интересы предприятий одерживали победу над интересами работников.

Диагнозы Трампа по поводу неправильных процессов развития в экономике были полностью неосновательными.

Это было видно по Транстихоокеанскому партнерству (Trans-Pacific Partnership, TPP) и Трансатлантическому торговому и инвестиционному партнерству (Transatlantic Trade and Investment Partnership, TTIP), где главенствовали интересы предприятий, но никак не интересы простых граждан. Это были американские фармацевтические концерны, которые хотели добиться высоких цен на лекарства, что очень волнует американцев. Это были американские предприятия, желавшие таких соглашений по защите инвестиций, которые ограничивали бы регулирование защиты климата и решение разнообразных вопросов окружающей среды.

То есть угроза со стороны международной конкуренции была тем фактором, который внушал страх сторонникам Трампа?

Глобализация – это лишь часть проблемы. Мы пережили большие технические процессы развития, и адаптация к ним не так проста. Я родом из Гэри, штат Индиана, большого города металлургов. Мы производим то же количество стали, что и в период расцвета, но всего лишь силами одной шестой части от первоначального числа рабочих.

Республиканцы всегда были против оказания содействия позабытым и обделенным рабочим.

А загвоздка вот в чем: республиканцы никогда не хотели помогать рабочим при адаптации. Демократы же всегда выступали за помощь при адаптации и предлагали принимать меры, которые должны были помогать людям справляться с изменяющимися экономическими условиями. Республиканцы всегда были против оказания содействия позабытым и обделенным рабочим. В последние годы одной из самых главных задач было стимулирование конъюнктуры. Нам требовалось больше инфраструктуры и больше расходов на исследования и развитие.

Можно сказать, что к положительным мерам, которые, возможно, будут предприняты при Трампе, относится очень плохо сконструированный конъюнктурный пакет. Но даже самый плохой пакет антикризисных мер по противодействию рецессии будет создавать рабочие места и временно поддерживать некоторых из позабытых и обделенных. Но он не восстановит их работоспособность для экономики XXI столетия.

А вот частные университеты – такие, как Университет Трампа – облегчат для себя задачу обогащения за счет эксплуатации обедневших американцев. Из-за высокой стоимости обучения люди залезут в большие долги и вряд ли чему-то научатся. Следовательно, именно та часть американцев, которая выбрала Трампа, будет сильнее эксплуатироваться.

Председатель Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер (Jean-Claude Juncker) и другие политики говорят, что если мы не будем жестко вести переговоры с англичанами, то и другие страны покинут ЕС. Это абсолютно неверная точка зрения.

Европе предстоит принять важное решение о том, как должны складываться отношения с Великобританией и европейским внутренним рынком после Brexit. Будут ли у вас рекомендации?

Я полагаю, и Великобритании, и ЕС лучше всего работать в направлении самой тесной экономической интеграции, согласуемой с результатами референдума. Председатель Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер (Jean-Claude Juncker) и другие политики говорят, что если мы не будем жестко вести переговоры с англичанами, то и другие страны покинут ЕС. Это абсолютно неверная точка зрения. Она излучает негативный посыл, что страны остаются в ЕС только из-за страха, что может случиться в противном случае. Если это все, что может предложить ЕС, то это печально для Европы.

Думаю, что ЕС может предложить намного больше. У него положительная повестка дня, но он должен преподносить себя лучше – особенно пожилым людям. Естественно, найдутся страны, которые не смогут вместе со всеми идти этим путем. Норвегия – одна из них. Швейцария – вторая. Великобритания, очевидно, третья.

Я понимаю голосование за Brexit так, что англичане не хотят свободной миграции. Но они могли бы установить некоторую «миграционную паузу».

В связи с предписаниями ЕС можно было бы заново укрепить принцип субсидиарности. Сливочное мороженое, конечно же, не должно быть одинаковым во всех странах. Если английское мороженое не содержит столько сливок, как европейское, то, на мой взгляд, мир от этого не развалится. Важно, однако, чтобы люди знали, что они покупают.

Вопросы задавала Элеанор Меарс (Eleanor Mears)

Понравился материал? Подписывайтесь на рассылку прямо сейчас.

0 Комментарии читателей

Нет комментариев
Добавить комментарий

Ваш комментарий не должен превышать 800 знаков и содержать ссылки на другие сайты.

Соблюдайте, пожалуйста, наши правила комментирования.



Доступно 800 знаков
* Вы можете оставить комментарий под псевдонимом. Адрес Вашей электронной почты не публикуется.