Шапка
IPG Logo

«Вернитесь к реальности!»
Почему нужно выступать против вседозволенности финансового капитализма

Pixabay
Pixabay
Лучезарный либерализм: «Все хорошо, и все идет верным путем»

Читайте также это интервью на немецком языке

В книге «Либеральная иллюзия» вы пишете о том, что после завершения холодной войны левые партии прекратили выступать с критикой системы. Разве это не было логически обусловлено? Капитализм победил. Настало время целиком и полностью подчиниться ему.

За последнее время неолиберальный менталитет на основе принципа «сожри слабого или умри сам» принес много несчастий. Умеренно левые слишком рано перестали быть противодействующей силой для капитала и защитной силой для простых людей. Многие социал-демократы хотят сегодня принимать похвалу за свою прагматичную и пост-идеологическую политику. Они радуются, когда несколько банкиров называют их здравомыслящими. Это консеквентное продолжение неолейборизма и «третьего пути», которые сегодня надо обозначать как «Neoliberalismus light». Однако я полагаю, что время «третьего пути» прошло. Даже более того: левоцентристы большей частью заблуждались с «третьим путем». Но еще существуют сильные инерционные силы, которые не хотят и не могут с этим согласиться.

Почему? Левоцентристские партии почти повсюду в Европе потерпели поражение. Переосмысление должно быть естественным результатом.

Все, собственно говоря, довольно просто. Тем, кто политически социализировался во времена «третьего пути», надо признать, что они годами поклонялись фальшивым идолам. А это очень трудно. Кроме того, некоторые из новых молодых политиков вовсе не являются левыми. Они – в терминах политолога Нэнси Фрейзер – «прогрессивные неолибералы». Правда, недавно на сайте Spiegel несколько молодых депутатов СДПГ выступили против неолиберализма. Однако это еще совсем ничего не меняет в социал-либеоральной базовой ориентации левых центристов.

А что, по вашему мнению, должно бы измениться?

Финансовый кризис, Трамп и Brexit были ключевым моментом. Однако правящие партии попросту продолжают действовать по-старому. Но никакая социал-демократическая партия не выживет, оставаясь партией с лозунгом «Так держать!». Левые центристы попали между полюсами либерального самодовольства и популизма, критикующего систему. Но им не нужна еще одна самодовольная менеджмент-партия. Поэтому социал-демократы снова должны стать более критичными к системе. И не говоря уже о всех вопросах стратегии избирательной кампании: это просто правильно – не дрейфовать в сторону самоуспокоения. Потому что мы как человечество еще далеко не достигли того, чего мы можем достичь. Следовательно, нам не нужно никакой постидеологии. Нам в большей степени требуются новые точки зрения. Мы должны снова вместе с Эрнстом Блохом думать о «конкретной утопии».  

Будучи постматериалистической, ни одна левая народная партия функционировать не может 

Вы говорите в своей книге о постмодернистских левых, которые отдались во власть морализирующего либерализма. Что вы под этим подразумеваете?

Что же произошло в последнее время? Сначала умеренный левый прельщается либеральной иллюзией о «конце истории». Фрэнсис Фукуяма после 1990 года высказал такие мысли: Вот и все, люди. Мировой дух достиг совершенства. Отложите в сторону карандаши и ручки и радуйтесь победе либерализма. Этой иллюзией обманулись также и умеренные левые на своем «третьем пути». Однако потом произошло еще кое-что. Постмодернистская социальная политика как совокупность мероприятий, направленных на формирование и развитие общества, постепенно стала повесткой дня центристских партий слева. Главным образом они призывали к толерантности и открытости мира и «хайпили» мультикультурализм. Посыл был такой: Все хорошо, и все идет верным путем. Расслабьтесь и наблюдайте за победой либерализма. Единственно важное дело – найти для имеющейся системы правильную мораль. В Германии даже «консервативная» Ангела Меркель в значительной мере присоединилась к этой повестке дня и выросла до уровня лидера этого нового лучезарного либерализма.

А как проявляется этот морализирующий либерализм вербально?

Например, слоган песенного конкурса «Евровидение» в 2017 году «Уважайте многообразие» (Celebrate Diversity). Лучше этого невозможно описать словами постмодернистскую культурную борьбу, которая захватила как центристские партии, так и часть СМИ. И все, кто не желал оказаться в общей упряжке этой повестки дня, были затем морально задавлены. Достаточно лишь вспомнить фразу Хиллари Клинтон о том, что большая часть сторонников Трампа – это «кучка ничтожеств». Во Франции Макрон тоже является мастером по части высокомерного и спесивого обхождения с простыми людьми. Так же и в Германии можно было наблюдать это либерально-постмодернистское политическое мировоззрение во время предвыборной борьбы 2017 года и, наконец – в дебатах по отношению к ответственным лицам из благотворительной организации Essener Tafel, которые отказались бесплатно кормить мигрантов. Меркель, зеленые и часть СДПГ немедленно прибегли к их моральному предостережению.

А что неправильного в том, чтобы радоваться разнообразию? Не возникает ли здесь опасность, что ваша критика сыграет на руку правым популистам?

Этот аргумент я часто слышал в прошлом году. В чем только меня не упрекали. Якобы я немножко реакционный и немножко правый, но все же усиливаю правопопулистов. Я считаю это вздором. Я выступаю в защиту «левого реализма». Левый реализм означает: ничего не приукрашивать и ничего полностью не игнорировать, но называть проблемы их истинными именами. Только если идентифицировать проблемы, их можно также устранять. Кроме того, моя критика постмодернистских левых направлена на то, что они попали в плен мировоззренческих дискуссий. Впрочем, это касается почти всей политической элиты. Сейчас говорят прежде всего о том, какова ваша позиция по отношению к той или иной проблеме и какое у вас мировоззрение. Совместим ли ислам с Германией? Да или нет. Ты за или против беженцев? Ты с нами либералами или ты не с нами? Здесь одна политика идентификации просто противопоставляется другой политике идентификации. Однако это вовсе не политика. Во времена масштабной социальной несправедливости мы должны вернуться к «социальным вопросам» и к критике системы. Европейский капитализм тоже взорвется изнутри, если в европейской политике не произойдет поворот. Моральная политика под лозунгом: «Макрон ожидает ответа на свои идеи» ни в коей мере не является рациональной европейской политикой. У еврозоны возникли структурные проблемы. Их не устранить морализированием.

Мы не живем в самом лучшем из всех миров. Мы не должны также поступать так, будто все улучшится с помощью чьей-то невидимой руки.

Умеренная левая партия никогда не хотела устранить капитализм. Совсем наоборот. За счет социальных программ она сделала его терпимым и подходящим большинству. Тем не менее, какую форму критики капитализма, по вашему мнению, можно считать уместной?

Требуется сила, противодействующая большому капиталу, которая борется за демократизацию экономики и делает политику для людей, а не для рынков. Мне представляется восстановление «социал-демократически-корпоратистского консенсуса», как недавно охарактеризовал социолог Андреас Реквитц ту экономическую философию, которая господствовала перед неолиберализмом. Я хочу новый социально сдерживаемый индустриальный капитализм. С самим по себе капитализмом у меня проблем не имеется. Однако я считаю этот неолиберальный финансовый капитализм системой, которая будет взрываться изнутри, если не будет регулироваться и сдерживаться. Я хочу также прийти к кейнсианству для 21 века. Если левая партия и в дальнейшем будет допускать, чтобы финансовые магнаты свободно жили по принципу философии персонажа фильма «Уолл-Стрит» Гордона Гекко «Жадность – это хорошо» и продолжали иметь право делать почти все, что они хотят, тогда от демократического капитализма вскоре останется только капитализм. Взгляните на США: это ведь уже неофеодальная система. Предвыборная борьба в конечном итоге тоже превратилась там в постдемократические шоу-конкурсы. А постмодернистский конкурсант мастер-класса развлекательной демократии, то есть, Дональд Трамп, сидит сейчас в Белом доме. Я не хочу этого у нас. США тоже должны когда-нибудь проснуться. «Вернитесь к реальности» – призвал американский политолог Марк Лилла своих соотечественников и, прежде всего, левых США. И он прав. Прислушайтесь к нему. Надо выступать против вседозволенности финансового капитализма.

Вы хотите демократический социализм а ля Берни Сандерс?  

Вилли Бранд тоже никогда не считался социалистом. Однако еще в 1991 году он сказал следующее: когда-нибудь будет названо «историческим заблуждением желание ликвидировать как устаревший идеал, лежащий в основе демократического социализма – единство свободы, справедливости и солидарности». Тут я полностью признаю его правоту. Тем не менее, политические элиты и именно умеренно левые стали жертвой этого исторического заблуждения. В конце концов остались только лишь призывы к большей либерализации. Однако понимается ли еще солидарность в партийных верхушках левых центристов как решающая движущая сила? Скорее всего, что нет. И я называю это «либеральной иллюзией». Большего, чем диффузный левый либерализм, значительная часть левых центристов как раз предложить и не имеет.

Что вы подразумеваете под «диффузным» левым либерализмом?

Левый центр в последнее время уже вообще не мог больше правильно указать, для кого он хочет делать политику. Как постматериалистическая, как версия «Зеленые 2.0», ни одна левая народная партия функционировать не может. Тот, кто главным образом заботится о рекламных хипстерах в Берлине, быстро забывает промышленных рабочих в Северном Рейне-Вестфалии и в Баден-Вюртемберге. Однако народные партии должны интегрировать. Социал-демократы занимались этим мало. Социалистическая партия (Parti socialiste) во Франции оказалась даже полностью несостоятельной. В Германии СДПГ действовала, как партия, в которой практиканты Google разрабатывают фигуры речи и которая делает политику для космополитического верхнего слоя среднего класса. Но это неверный курс. Левый центр, напротив, должен иметь серьезно воспринимаемые предложения для людей из «прекариата сферы услуг». И для всех тех, кто обеспокоен перед лицом дигитализации и глобализации. Мы должны быть для них гарантом их стабильности, а не менеджером капитала. И если мы что-либо делаем для людей, которые «обеспокоены», тогда нас также будут активнее избирать те экономически лучше обустроенные в социуме, которые по причине солидарности одобряют то, что мы что-то делаем для этих людей. Кроме того, среднему классу также надоело, что он должен финансировать государство, а богатые ускользают от ответственности. Это надо высказывать. Таким способом прорыв может удаться.

В чем заключается этот прорыв, в защиту которого вы выступаете?

Прежде всего в том, чтобы признать: Мы еще не живем в самом лучшем из всех миров. Мы не должны также поступать так, будто все улучшится с помощью чьей-то невидимой руки. Нам надо открыть глаза и с помощью реализма и идеализма бороться за лучший мир. Нам надо идти за то и туда, «где жизнь кипит, иногда хорошо пахнет, а иногда плохо» – по образному выражению Зигмара Габриэля в его дрезденской речи на съезде СДПГ. Если мы как социал-демократы этого не сделаем, то мы исчезнем в пучине иррелевантности.

Вопросы задавал Ханнес Альпен

Понравился материал? Подписывайтесь на рассылку прямо сейчас.

0 Комментарии читателей

Нет комментариев
Добавить комментарий

Ваш комментарий не должен превышать 800 знаков и содержать ссылки на другие сайты.

Соблюдайте, пожалуйста, наши правила комментирования.



Доступно 800 знаков
* Вы можете оставить комментарий под псевдонимом. Адрес Вашей электронной почты не публикуется.