Шапка
IPG Logo

«Военного решения не существует!»
Маркус Мекель о вариантах решения украинского вопроса

IPG
IPG
"Не все европейцы осознают, что в Украине идет настоящая война"

Как вы оцениваете нынешнюю геополитическую ситуацию в мире?

Чтобы понять нынешнюю ситуацию, нужно вернуться к событиям последних 30 лет, когда Горбачев начал кардинально менять отношения с Западом и странами Варшавского договора. Он попытался реформировать коммунизм, чтобы спасти его! К счастью, он не знал, что это невозможно, в противном случае не начал бы свои реформы. Горбачев действовал в известной степени на свой страх и риск, поскольку никто точно не знал, как далеко можно было зайти. Но постепенно стало ясно: появился шанс что-то изменить!

С мирным развалом Советского Союза распалась огромная империя, созданная царями в ходе многочисленных завоеваний, сопоставимая с колониальными империями Запада, с той лишь разницей, что покоренные страны находились в непосредственном соседстве. Возникли новые государства, большей частью не готовые к независимости. В то же время на Западе надеялись, что все они находятся на пути к демократии. Эти страны стали членами ОБСЕ и признали ее принципы. Украина отказалась от ядерного оружия и взамен получила от России, США и Великобритании скрепленные договором гарантии своей территориальной целостности.

Тогда Запад был совсем не готов к изменениям и сдвигам в Центральной и Восточной Европе. Между тем новые демократии в Восточной Европе настаивали на своем праве интеграции в западные и трансатлантические структуры. В 1993 году ЕС признал эти устремления и на своем саммите сформулировал критерии. Одновременно продолжался процесс дальнейшей интеграции. Несмотря на всю критику частностей, следует отдать должное тому, что за неполные 15 лет, то есть до 2004 года, удалось продвинуть оба процесса и расширения, и углубления настолько далеко, чтобы параллельно принять решения и о новых членах Европейского союза, и о Конституции ЕС.

Государства бывшего Советского Союза не доверяли России, но она не противодействовала этому. Потому новые демократии стремились в НАТО

После этого Европе пришлось пересмотреть отношения со своими соседями. Еще в начале 1990-х годов были предприняты попытки по-новому выстроить отношения и с Россией. Однако из-за недостатка политической воли к сотрудничеству, обязывающему обе стороны, наладить стратегическое партнерство не совсем удалось. После войны в Косово в 1999 году Россия все больше сворачивала сотрудничество, несмотря на то, что структурная кооперация была заложена и предусмотрена. Важно и то, что государства бывшего Советского Союза, а также его бывшие государства-сателлиты ввиду своего исторического опыта не доверяли России. Но она ничего и не делала, чтобы противодействовать этому. Потому новые демократии стремились в НАТО, ибо полагали, что таким образом будут в безопасности.

Сегодня российская сторона ставит НАТО в вину, что в отличие от данных прежде обещаний этот союз расширился на Восток. Россия воспринимает это почти как действия, направленные против нее. И все же такое обвинение неверно. Ведь продвижение на Восток не входило в намерения НАТО, это произошло по требованию новых демократических государств Центральной и Восточной Европы. Я, как человек, довольно скептически относившийся к НАТО в 1990 году, становился все более активным его сторонником, поскольку он обеспечивал безопасность не на национальном уровне, а путем интеграции военного потенциала. Считаю это главным моментом. Я убежден в том, что оба процесса расширения и НАТО, и ЕС решающим образом способствовали процессу демократизации в Европе.   

Ни одно национальное государство, даже самое большое, сегодня не в состоянии в одиночку гарантировать свою безопасность

Проблема состоит в том, что Россия имеет очень проблематичное восприятие своей собственной безопасности. Она делает ставку на силу, а не на диалог, таким образом нарушая устои мирового порядка. Это поведение напоминает травму от потери статуса супердержавы. Россия и сегодня все еще мыслит категориями игры с нулевой суммой: проигрыш других означает ее выигрыш, и наоборот. Но ни одно национальное государство, даже самое большое, сегодня не в состоянии в одиночку гарантировать свою безопасность. Мы нужны друг другу. В отличие от Путина Горбачев 27 лет назад оказался на высоте своего времени. Он осознал, что будущее может обеспечить не насилие и военная мощь, обращенная против других, а сотрудничество и взаимные тесные связи. Горбачев сделал ставку именно на это, и тем самым уберег народы Советского Союза и весь мир от страшной беды. Он признал суверенитет объединенной Германии и искал пути к сотрудничеству.  

Сегодня мы имеем дело с Россией, которая подрывает все послевоенное устройство: аннексия Крыма, скрытая война на востоке Украины. В Будапештском меморандуме 1994 года Россия вместе с США и Великобританий гарантировала территориальную целостность безъядерной Украине. Нужно задать себе вопрос: как относиться к России, нарушающей свое слово, к стране, которой нельзя верить?      

Украина уже три года находится в состоянии войны. Видите ли вы какое-то решение?

Украина играет для нас сегодня главную роль, но не все это осознали. В том числе и в Германии. Украина четко определилась со своим европейским выбором. На Евромайдане три года назад за это гибли люди. Необходимо дать понять России, что мы воспринимаем войну против Украины как войну против Европы. Украина не просто какая-то страна на востоке Европы. В вопросе солидарности с Украиной речь идет и о самой Европе. О ее принципах и ценностях.

Мы воспринимаем войну против Украины как войну против Европы

Крым был аннексирован c нарушением норм международного права. Россия ведет войну против Украины. Я считаю важным говорить об этом более отчетливо, не преуменьшая угрозу, как это часто делается. Командование так называемых сепаратистов – большей частью заброшенные в Украину российские военные. Сепаратисты, которые, безусловно, там есть, не смогли бы продержаться так долго и не стали бы темой разговоров о войне.

Международное право, и это совершенно очевидно, на стороне Украины. Однако проблема в том, что Украина не может выиграть эту войну. Благодаря соглашению о перемирии «Минск-2» удалось остановить агрессивное продвижение вперед русских и сепаратистов. Но тяжелое вооружение до сих пор не отведено. Каждую неделю гибнут люди. Миссия наблюдателей ОБСЕ до сегодняшнего дня не получила обещанного доступа на территорию всего региона.

Возможно, нужна альтернатива Минским соглашениям? Какая?

«Минск-2» помешал захвату новых территорий на востоке Украины. Это было чрезвычайно важно. Но он ставит Украину в трудное положение. Понятно, что на Западе нет готовности к военному вмешательству в конфликт на стороне Украины с целью ее защиты. Мы не хотим идти на риск расширения войны. Тем не менее следует твердо придерживаться одной цели – гарантии сохранения территориальной целостности Украины. Украинская армия иногда поддается искушению и верит в то, что все можно решить военным путем. Это, на мой взгляд, ошибочное мнение, ибо вероятность эскалации конфликта со стороны России намного выше, чем со стороны Украины. Остается констатировать, что военного решения вопроса не существует! Сделать это можно только путем переговоров. Здесь важно быть готовым к признанию автономии этих территорий, которая как раз может укрепить целостность страны. Если граждане получат возможность урегулирования многих своих вопросов на местах, это только усилит их лояльность. То, что можно решать на местах, должно решаться именно там, особенно в стране с такими многообразными различиями.

Если речь идет о языке и культуре, школьном обучении и местных делах, то не должно быть трудностей в признании возможности самостоятельного решения этих вопросов. А вот вопросы национальной денежной политики и безопасности, внешней и оборонной политики, в том числе охраны границ, должны оставаться в компетенции национального государства. Такие правовые нормы не ставят под вопрос территориальную целостность. Другим странам при международной поддержке удавалось решить подобные вопросы. Почему бы не сделать это в Украине? Достаточно вспомнить Испанию, Страну Басков, хотя это, естественно, сразу же показывает, насколько нелегка такая задача. Мы в Германии, где также традиционно существует много различий, на собственном опыте убедились в эффективности федеральной системы. Я уверен, что это возможно и здесь.

Когда Украина восстановит полный реальный контроль в регионе или же будет обеспечен временный международный контроль, наступит очередь вопроса о выборах

Полагаю, обсуждаемая сегодня «формула Штайнмайера» является разумным решением. Следует основательно обсудить и договориться о правовых урегулированиях и полномочиях на будущее. Также и представители национального государства должны продемонстрировать, что угрозы для целостности территории не существует. Когда Украина восстановит полный реальный контроль в регионе или же будет обеспечен временный международный контроль, наступит очередь вопроса о выборах. Конечно, проведение выборов под дулами российских автоматов невозможно. Такие «выборы» мы уже видели после оккупации в Крыму и справедливо не признали их.

Какую роль здесь играют Западная Европа и США?

Международное сообщество, в частности ЕС и США, должны удерживать давление на Россию. Только так, по крайней мере в долгосрочной перспективе, можно будет достичь решения. Я надеюсь, что президент Трамп, несмотря на некоторые тревожные сигналы, займет ясную позицию по отношению к Путину. В ЕС также есть ряд стран, которые выпадают из общего ряда и хотели бы отмены санкций против России. Но это можно будет сделать лишь после выполнения Минских договоренностей и возобновления контроля Украины над оккупированной территорией и границей. Европа должна понять, что в случае с Украиной речь идет не только о солидарности со страной, ставшей жертвой военной агрессии – хотя это важная причина сама по себе, – а о самой Европе, о доверии к ней и ее ценностях.

К сожалению, не все европейцы осознают, что в Украине идет настоящая война, и для экономики страны это неподъемный груз. Запад должен принимать во внимание, что без европейской помощи не обойтись, особенно в будущем, когда нужно будет восстанавливать регион. Поэтому задачи восстановления мира и экономического развития стоят как перед Украиной, так и перед всей Европой.  

 

Вопросы задавала Ольга Васильцова.

Понравился материал? Подписывайтесь на рассылку прямо сейчас.

0 Комментарии читателей

Нет комментариев
Добавить комментарий

Ваш комментарий не должен превышать 800 знаков и содержать ссылки на другие сайты.

Соблюдайте, пожалуйста, наши правила комментирования.



Доступно 800 знаков
* Вы можете оставить комментарий под псевдонимом. Адрес Вашей электронной почты не публикуется.