Возраст половины населения Мьянмы не превышает 30 лет, и значительной части этой молодежи принес большую пользу осуществлявшийся в течение минувшего десятилетия переход страны к демократии, несмотря на его хрупкость и несовершенство. Эти люди понимают, что возврат к власти армии может отменить с трудом завоеванные достижения в сфере человеческого развития и фундаментальных свобод. На кону стоит их будущее.

А также и их жизни. 27 марта, когда в стране отмечался День вооруженных сил, генерал Мин Аун Хлайн заявил, что армия готова защищать людей и развивать демократию. В реальности этот день оказался самым кровавым, с тех пор как 1 февраля здесь произошел военный переворот.

Как горько заметил отец, сжимая на руках умирающего сына, «в этот день мы потеряли и жизни, и будущее». Десятки тысяч молодых людей, чьи перспективы тают у них на глазах, выходят на улицы по всей стране. Они отказываются жить без надежды.

Впрочем, откат страны уже становится явным. Помимо Covid-19, Мьянма столкнулась с усугубляющимся экономическим кризисом. Согласно последнему региональному прогнозу Всемирного банка, в 2021 году ВВП Мьянмы может снизится на 10%, по сравнению с ростом на 6,8% в 2019 году и на 1,7% в 2020 году, когда страна покачивалась после пандемии.

По данным «Опроса об уязвимости домохозяйств», который в конце прошлого года проводила Программа развития ООН (ПРООН), бедные домохозяйства сейчас еще сильнее скатываются ниже черты бедности, а многие уязвимые домохозяйства приближаются к ней. Даже те домохозяйства, которые ранее находились в финансово стабильном положении, испытывают сильные шоки из-за закрытия предприятий и потери рабочих мест.

Подавление свободы слова и доступа к интернету грозит столкнуть Мьянму обратно в изоляцию от остального мира в тот момент, когда молодое поколение узнало, что значит иметь хорошую работу и более качественное образование

На улицах Янгона, Мандалая и других городов граждане Мьянмы переживают этот кризис в самой жесткой форме – бессчетное количество личных трагедий разворачивается за цифрами статистики. Молодежь видит, как исчезают перспективы занятости из-за резкого сокращения инвестиций. Международные покупатели и владельцы фабрик начали сомневаться в будущей успешности своих местных операций из-за отсутствия безопасности, в том числе для работников. Не имея возможности гарантировать непрерывность производства и надежную логистику, многие предприятия полностью приостановили свою деятельность. После их закрытия еще больше молодежи останется без рабочих мест и скудных доходов.

Это поколение не может жить без интернета, а его жестко ограничивают. Подавление информации, свободы слова и доступа к интернету грозит столкнуть Мьянму обратно в изоляцию от остального мира. Но это происходит в тот момент, когда целое поколение молодых людей узнало, что значит иметь хорошую работу, свободу слова, доступ к информации и более качественное образование.

Такое развитие сформировало ценности и чаяния молодого населения, внушив ему чувство гражданской сознательности. Их ожидания возникли благодаря реальным возможностям, которые ранее они видели перед собой: потенциал иного будущего – иного, чем было у их родителей.

История сурово напоминает, что, скорее всего, ждет эту молодежь. В 1950 году доходы на душу населения в Мьянме были выше, чем в Малайзии и Таиланде. Но проводившаяся в последующие десятилетия политика «закрытых дверей» привела к серьезному недостатку инвестиций в экономику, в общественные блага и услуги, что оказало глубоко пагубное влияние на состояние человеческого капитала. Мьянма была одной из наиболее многообещающих стран в Азии, но правление военных превратило ее в страну с едва ли не самыми худшими показателями в регионе.

Силы безопасности должны прекратить насилие, а генералы должны вернуть Мьянму на путь демократии, признать результаты прошедших в прошлом году выборов и выпустить на свободу всех политзаключенных

Родители, дедушки и бабушки сегодняшней молодежи хорошо помнят, что тогда было, и рассказывали о своем горьком опыте детям и внукам. Молодежь Мьянмы не хочет, чтобы стрелки часов крутились назад. Их не заставить замолчать. Девятнадцатилетняя Кьял Син (ее называли Ангел), танцовщица и чемпион по тхэквондо, была в футболке с надписью «Все будет хорошо», когда полиция застрелила ее в Мандалае. Тысячи подобных ей молодых людей продолжают выходить на улицы каждый день. Полные дерзкого оптимизма перед лицом противостоящей им армии, они храбро требуют такую страну, которую они хотят и заслуживают.

Как подчеркнул генеральный секретарь ООН Антониу Гутерреш, есть только один путь вперед. Силы безопасности должны прекратить насилие, а генералы должны вернуть Мьянму на путь демократии, признать результаты прошедших в прошлом году выборов (на которых убедительно победила партия «Национальная лига за демократию») и выпустить на свободу всех политзаключенных.

Только тогда можно будет добиться прогресса в реформах, обеспечивающих справедливое экономическое развитие и соблюдение права человека, в том числе свободу передвижения, право на безопасное возвращение беженцев и граждан; только тогда можно будет остановить распространение вируса. Только общество, которое инвестирует в собственную гуманность, может находится в мире с самим собой.

(с) Project Syndicate 2021