Шапка
IPG Logo

Мир из Улан-Батора
Может ли Монголия стать посредником при решении острейших конфликтов в мире?

(с) AFP 2017
(с) AFP 2017
Установленная восточнее Улан-Батора в 2008 году 30-метровая статуя Чингисхана

В Монголии 26 июня удар в литавры возвестил о завершении первого тура президентских выборов. Триумф праздновал либеральный Халтмаагийн Баттулга (Khaltmaa Battulga) – кандидат от оппозиционной Демократической партии. Лишь в последнюю минуту напряженной ночи выборов социал-демократический фаворит Миеэгомбын Энхболд (Miyegombo Enkhbold) от правящей Монгольской народной партии (MVP) смог выдвинуться на второе место впереди Сайнхуу Ганбатара (Sainkhuu Ganbaatar), кандидата от Монгольской народно-революционной партии, ответвления MVP. Так как ни один из кандидатов не смог собрать больше половины голосов, требуется перебаллотировка обоих лидеров.

Избирательная кампания была короткой, ожесточенной и зачастую грязной. Все стороны обвиняли друг друга в коррупции, подозрительные случаи утечки информации стали обычным явлением, а партийно-поляризованная пресса подогревала слухи. Кто бы ни выиграл в результате переголосования, внутриполитические вызовы очень велики. Страна в экономическом плане сильно измотана. За годами бума за счет экспорта сырья – вместе с падающими мировыми ценами – последовал стремительный спад экономики. Лишь пакет помощи от Международного валютного фонда (МВФ) смог предотвратить этой весной банкротство государства. Многие избиратели потеряли доверие к монгольским партиям и политикам. После Демократической революции 1990 года Монголия является стабильной демократией. Теперь ей предстоит, вероятно, самое большое испытание на прочность.

Несмотря на внутриполитические разногласия, оба кандидата, которые продолжили гонку за пост президента, выступают за внешнеполитическую преемственность. И это хорошо. Потому что Монголия имеет большое значение для мира и безопасности в Северо-Восточной Азии как очаге кризисов. Богатая территорией, но бедная населением, экономически и в военном отношении слабая страна, собственно говоря, не является решающим фактором в этом регионе. Тем не менее с 1990-х годов Монголия играет незаменимую роль в нелегких стараниях за мир и безопасность в Северо-Восточной Азии. Как это можно объяснить?

Монгольские правительства хорошо разбираются в том, как превратить слабые стороны в сильные. Из щекотливого географического расположения между двумя супердержавами – Россией и Китаем – следует, что лучшая гарантия собственной независимости заключается в балансировке интересов обеих великих держав. Дружественные и надежные отношения с обеими странами являются результатом такой политики. В то же время территориальная провинциальность и относительная экономическая и военная слабость Монголии способствуют тому, что страна остается в стороне от многочисленных билатеральных и мультилатеральных конфликтов Северо-Восточной Азии. Кроме того, многообразно изменчивая монгольская история является значимым внешнеполитическим ресурсом. Опыт в качестве средневековой мировой державы, маньчжурской провинции, советского сателлита и трансформационного общества предлагает самые различные точки соприкосновения с такими разными странами, как Россия, Китай, Северная Корея или Южная Корея. С этими странами Монголию объединяет в каждом случае конкретная общность исторических событий, которая оказывается весьма полезной для политики современности. И, наконец, Монголия с 1990-х годов решительно продвигает себя в международную сеть кооперационных связей. «Третьих соседей», которые балансируют между российским и китайским влиянием, можно найти повсюду в мире.

В итоге получается заслуживающий доверия и общепризнанный курс нейтралитета. Таким способом Монголия как хорошо представленная в международной сети кооперационных связей страна в Северо-Восточной Азии может играть роль честного посредника в деле борьбы за мир и безопасность.

Хорошие отношения с Северной и Южной Кореей

Особенно это бросается в глаза во взаимоотношениях с Северной Кореей. Еще в коммунистические времена Монголия имела тесные контакты с Пхеньяном. Монгольское посольство на Севере оставалось открытым также и во время корейской войны. С 1950-х годов Монголия поддерживает Северную Корею скотом и продовольствием. Этим тесным связям Демократическая революция вовсе не навредила. Сегодня дело дошло до обмена делегациями на правительственном уровне, монголы могут без виз путешествовать в Северную Корею, а северокорейские рабочие гнут спину (иногда на недостойных условиях) на монгольских стройках. Осенью 2013 года президент Монголии смог даже выступить с речью перед студентами Университета им. Ким Ир Сена в Пхеньяне. Монголия с полным правом может утверждать о себе, что является одной из немногих стран в мире, которая поддерживает в равной мере хорошие отношения с Северной и Южной Кореей.

И именно поэтому сотрудники правительств, ученые, мэры городов и представители экономики всех стран Северо-Восточной Азии снова и снова принимают приглашения Улан-Батора, монгольской столицы. В частности, широкую известность приобрели неформальные встречи на уровне ниже глав государств и правительств. Северные корейцы хотя и спорят, но как раз конструктивно дискутируют там с южными корейцами, японцами или американцами из США. В стороне от больших трибун мировой политики, даже в такие внешнеполитически неспокойные времена, как нынешние, удается не разорвать нити переговоров. Монгольская приглашающая сторона доказывает свою тактичность при рассмотрении трудных тем и корректность в отношениях с гостями. До скандалов дело не доходит.

Своего рода северо-восточно-азиатская ОБСЕ?

Долгосрочной целью монгольских инициатив является выстраивание доверия между политическими акторами. Потому что Северо-Восточная Азия должна незамедлительно принять для себя архитектуру коллективного мира и безопасности. Здесь сами собой напрашиваются сравнения с ролью Финляндии в Европе времен холодной войны. Есть люди, которые надеются, что Улан-Батор станет «новым Хельсинки», и Монголия существенно могла бы содействовать тому, чтобы основать своего рода северо-восточно-азиатскую ОБСЕ. В таких институциональных рамках и на основе взаимного доверия удавалось бы разряжать конфликты с Северной Кореей, а также и многочисленные пограничные споры в регионе.  

В этом направлении предстоит еще очень долгий путь. Но несмотря на все внутриполитические турбулентности, следующий президент не потеряет из виду указанную цель. И, вероятно, будущие поколения больше не будут связывать в своей памяти Монголию с воинственными ордами всадников Чингисхана.

Понравился материал? Подписывайтесь на рассылку прямо сейчас.

0 Комментарии читателей

Нет комментариев
Добавить комментарий

Ваш комментарий не должен превышать 800 знаков и содержать ссылки на другие сайты.

Соблюдайте, пожалуйста, наши правила комментирования.



Доступно 800 знаков
* Вы можете оставить комментарий под псевдонимом. Адрес Вашей электронной почты не публикуется.