Шапка
IPG Logo

«Выражение беспомощности»
Нильс Аннен о требовании продления санкций против России.

|
(c) AFP 2016
(c) AFP 2016
Белые каски "Сирийской гражданской обороны" во время аварийно-спасательных работ после сирийско-российского воздушного налета на Алеппо.

В Алеппо продолжают падать бомбы. Может ли сейчас Федеральное правительство Германии действительно оставаться «в диалоге» с Россией?

Глядя на фотографии, это удается с трудом, но мы должны вести диалог! А какая альтернатива? Прекращение диалога с Россией означало бы дальнейшую эскалацию конфликта. Но не в наших интересах еще большее раскручивание спирали насилия. Это не помогло бы страдающим людям в Сирии. Политическим решением остается путь к прочному миру в Сирии. Для этого Россия и США должны разговаривать друг с другом, что, собственно, и происходит с конца прошлой недели. Однако это не означает, что мы должны отказаться от мыслей об увеличении давления на Россию, чтобы она всерьез осознала свою ответственность за политическое решение сирийского конфликта. Голосование в Совете Безопасности ООН уже показало, насколько Москва изолирована в этом вопросе. Даже Китай не согласился с Россией. Ужасные фото из Алеппо никого не оставляют равнодушными. Мы с этим просто так не смиримся.

Если Россия из-за политики по отношению к Сирии станет, как недавно сказал британский министр иностранных дел Борис Джонсон (Boris Johnson), парией в международном сообществе, то Берлин заморозит дипломатические отношения с Москвой?

Требование заморозить дипломатические отношения с Россией я считаю глупым. В дипломатии по-прежнему ценится такая мысль: «Тот, кто захлопывает дверь, должен знать, как он ее снова откроет». Нам необходимо использовать все каналы, чтобы воздействовать на Москву. Это часто крайне разочаровывает и требует терпения. Но мы не должны останавливаться. В то же время мы не должны стесняться называть вещи своими именами. Россия несет большую солидарную ответственность за трагическое положение в Сирии. Так же, как Иран. Обе страны – по разным мотивам – активно поддерживают брутального диктатора, который уже много лет ведет бесчеловечную войну против своего собственного населения. В конечном итоге в интересах Москвы не увязать в конфликте, чтобы на международном уровне все чаще не ассоциироваться с ужасами войны в Сирии.

Христианско-демократический союз Германии (ХДС) и зеленые требуют более суровых санкций против России. Разве сейчас не нужны новые и более жесткие санкции?

Мы знаем по опыту, что санкции действуют – если вообще действуют – очень медленно. Таким способом жителям Алеппо сейчас не помочь. Даже если мы никогда не должны в принципе исключать санкции как возможный инструмент, в сегодняшней ситуации они значительно затруднят проведение чрезвычайно необходимых переговоров и, скорее всего, усилят противостояние сторон. Поэтому призыв к санкциям из рядов ХДС и от некоторых членов партии зеленых, в которой по этому пункту возник внутренний конфликт, – это не более чем выражение беспомощности. Я выступаю за очень ясную и понятную позицию в отношении Москвы: повышение давления и в то же время – постоянный диалог. Этот диалог прежде всего необходимо вести через Объединенные Нации и Стаффана де Мистуру (Staffan de Mistura) – Специального представителя Генерального секретаря ООН в Сирии. Несмотря на все вызовы, ООН по-прежнему лучше всех справляется с ролью честного и нейтрального посредника. Москва как постоянный член Совета Безопасности ООН должна наконец-то осознать свою особую ответственность за сохранение мира.

Но, как известно, именно этого и нет. Какие шаги следует предпринять, чтобы Россия отказалась от Асада?

В нынешней ситуации речь идет не о персоне Асада. Асад – отвратительный диктатор, которого надо привлечь к ответственности за его преступления. Но сегодня более важно прекратить военные столкновения и бомбардировки мирного населения, чтобы добиться гуманитарного доступа к решению всех вопросов и вообще вернуться к серьезному политическому диалогу о будущем Сирии. Здесь Россия играет ключевую роль, так как она сама задействована в военном отношении и имеет влияние на войска Асада. У меня нет никаких претензий, если Асад во время договорного переходного периода будет играть какую-то роль в Сирии, если это поможет в конце концов остановить убийства. В долгосрочной перспективе у него больше нет будущего в этой стране. Русские тоже знают об этом. И они хладнокровно откажутся от него, как только появится более приемлемое, по их мнению, решение.

Вопросы задавала Аня Папенфусс (Anja Papenfuß)

Понравился материал? Подписывайтесь на рассылку прямо сейчас.

0 Комментарии читателей

Нет комментариев
Добавить комментарий

Ваш комментарий не должен превышать 800 знаков и содержать ссылки на другие сайты.

Соблюдайте, пожалуйста, наши правила комментирования.



Доступно 800 знаков
* Вы можете оставить комментарий под псевдонимом. Адрес Вашей электронной почты не публикуется.