Шапка

Большая релокация?
IT-отрасль Беларуси готовится к большому уходу. При негативном сценарии развития ситуации вести технологический бизнес будет невозможно.

AFP
AFP
Бэтмен загрустил. Для большинства переезд – не самая желанная перспектива.

Развитый сектор экспорта IT-услуг – сегодня привычная картина для восточноевропейской страны. После развала инженерной кооперации в рамках оборонного заказа СССР во многих странах осталась масса хороших технических университетов и инженерных школ. Так и в Беларуси в 1990-е стихийно расцвел IT-бизнес, изначально связанный с разработкой софта на заказ. К 2020 году отрасль достигла размера целых 5% ВВП, что является огромной цифрой для изначально индустриальной страны.

И сегодня, рассматривая IT-бизнес в Беларуси, мы говорим не только об аутсорсинге, но и о ряде всемирно известных продуктов родом из этой страны, таких как Viber, World of Tanks, MSQRD, Flo и сотни других. Строчки кода белорусских программистов есть практически во всех известных мировых продуктах.

На успех IT-сектора даже на фоне соседей повлияла не только хорошая инженерная база. В 2005 году государство организовало Парк Высоких Технологий (ПВТ) – особую экстерриториальную налоговую зону, где компании получали существенные налоговые льготы и работали легально, а самое главное – под защитой государства, практически не сталкиваясь с проблемами типичного белорусского частного бизнеса (силовики, контролеры, давление местных властей, коррупция и т.д.).

Белорусские разработчики создали себе на мировом рынке репутацию качественных и вдумчивых исполнителей, с европейским менталитетом, культурой и ценностями

Важно отметить, что Беларусь – небогатая страна без нефти и газа, а средний уровень зарплаты не превышает 500 евро. На этом фоне работа в IT-сфере – это чуть ли не единственный социальный лифт, который позволяет любому молодому человеку получить интересную работу и достойную по европейским меркам зарплату (около 2000 евро). Следовательно, на протяжении последних лет самые способные и думающие белорусы массово шли работать в технологический сектор. Белорусские разработчики создали себе на мировом рынке репутацию качественных и вдумчивых исполнителей, с европейским менталитетом, культурой и ценностями, что очень важно для отрасли.

Относительно высокий уровень дохода и участие в широкой международной кооперации привело к тому, что айтишники много путешествовали и знакомились с работой бизнеса в развитых странах Европы и США. Это определенным образом повлияло на культуру и политические взгляды самих сотрудников. Благодаря льготам и защите от давления они жили во «внутренней эмиграции», не особо пересекаясь с государством и его структурами. Белорусский писатель Виктор Мартинович метко назвал эту ситуацию как «Сеул посреди Пхеньяна».

Но невозможно жить в государстве в состоянии вечного анклава, будучи все более значимой и растущей отраслью – на сегодня количество IT-специалистов в Беларуси составляет 60-100 тысяч. При этом спрос на IT-специалистов превышает предложение – айтишник не боится потерять работу и чувствует себя независимым, что отчасти заставляет компании идти на поводу настроения сотрудников. Все больше и больше IT-сектор вовлекался в общественную жизнь: сначала это были социальные хакатоны; в момент эпидемии COVID, когда государство по факту заняло позицию COVID-диссидента, был всплеск волонтерства и безвозмездных технических решений для врачей. На 3D-принтерах печатали защитные маски, жертвовали аппараты ИВЛ.

Первой ласточкой вовлечения IT в политику стало выдвижение первого главы ПВТ Валерия Цепкало. Cам он сделал карьеру профессионального дипломата, и этот факт уже создал определенное трение между IT-сообществом и властью. Айтишники активно участвовали в работе штаба Цепкало и другого кандидата – Виктора Бабарико.

Для борьбы с непрозрачным подсчетом голосов на выборах айтишники решили создать платформы «Голос» и «Зубр», с помощью которых избиратель мог сфотографировать бюллетень, затем фотография обрабатывалась с помощью машинного зрения. В результате отчет платформы «Голос» показал, что официальные результаты абсолютно не соответствуют ни реальным фотографиям бюллетеней, ни даже опубликованным протоколам с участков.

После голосования много айтишников участвовали в массовых акциях протеста. Они независимы, не боятся остаться без работы и протестуют не ради куска хлеба, а ради гражданских прав и европейских ценностей, в противовес официальной советско-милитаристской эстетике и авторитарному государству, где у них нет права голоса.

Многие айтишники участвовали в различных фондах солидарности для пострадавших, были волонтерами. Несколько тысяч топ-менеджеров и сотрудников индустрии подписали открытое письмо с требованием осудить насилие в адрес протестующих, покарать виновных и провести повторные честные выборы. Была проведена многотысячная акция солидарности на территории ПВТ. Была запущена инициатива ByChange, где волонтеры переобучают силовиков в программистов, чтобы они не боялись остаться без дохода, потеряв профессию вследствие нежелания выполнять преступные приказы. Микита Микадо, основатель успешной компании PandaDoc, пошел еще дальше: он объявил о готовности помогать таким людям финансово. В день написания этого текста в его минской компании прошел обыск, директор и продукт-менеджер задержаны. Несколько известных предпринимателей и топ-менеджеров также вошли в состав Координационного совета, который был сформирован гражданским обществом с целью диалога.

Отрасль готовится к большому уходу. Речь идет о десятках тысяч людей, сотнях компаний. Все понимают, что при негативном сценарии развития ситуации в Беларуси будет невозможно работать спокойно, как раньше.

В первые три дня после выборов в стране был практически отключен Интернет и заблокировано большинство популярных прокси-серверов и VPN. Интернет включили, но перебои с мобильным Интернетом случаются до сих пор в дни массовых акций протеста. Многих айтишников задерживали на протяжении всей политической кампании и жестоко избивали, многих задерживают до сих пор. Атмосферу в Минске сейчас сложно назвать продуктивной. Труд программиста требует креативности, спокойной и позитивной обстановки. Страх, тревога за будущее близких, беспокойство по поводу ситуации в стране, уничтоженный бизнес-климат и правовой дефолт – все эти факторы влияют на желание многих компаний и сотрудников релоцировать себя и семьи, уезжать. Сдерживающими факторами здесь являются, как ни странно, COVID, который закрывает границы в большой степени, а также надежда на то, что кризис разрешится в пользу протестующих и Беларусь станет правовым европейским демократическим государством.

Но если этого не случится, отрасли нужно готовиться к большому исходу. Речь идет о десятках тысяч людей, сотнях компаний. Все понимают, что при негативном сценарии развития ситуации в Беларуси будет невозможно работать спокойно, как раньше. IT-отрасль боится мести со стороны государства. Кроме этого, общий экономический упадок угрожает гуманитарной катастрофой в стране на фоне полного правового паралича, и это касается всех отраслей. Над страной назревает угроза дефолта и/или девальвации национальной валюты, центральный банк борется с ажиотажным спросом на валюту путем урезания ликвидности, а это в свою очередь создает риски для банковского сектора. Все компании готовят планы Б на случай экстренной релокации, многие компании уже релоцируют сотрудников. Пока нельзя говорить о массовости, так как крупным компаниям это довольно трудно сделать инфраструктурно, но более десятка небольших компаний уже запустили активный процесс.

Политических сценариев развития текущей ситуации так или иначе два: или происходит транзит власти в пользу демократически избранного кандидата (или парламента), либо в той или иной форме при поддержке России текущая власть сохраняется. Угрозы явного либо скрытого поглощения Россией многие компании тоже боятся: несмотря на то что российский авторитаризм во многом мягче во внутренней политике, для IT-специалистов Россия имеет имидж неправового государства, а санкции явным образом будут мешать вести технологический бизнес.

С верой в лучшее сотни тысяч людей вот уже месяц выходят на протесты.  В обществе есть готовность к диалогу с государством, но пока идут задержания, надежда на продуктивный диалог тает на глазах. Никто не хочет уезжать, а многие уехавшие готовы вернуться, как только ситуация стабилизируется и в стране будет безопасно. Айтишники хорошо зарабатывают, и им нет нужды ехать за более высоким заработком в развитые страны, для большинства переезд – это не самая желанная перспектива и стресс.

Понравился материал? Подписывайтесь на рассылку прямо сейчас.