Йонас Гар Стёре из Рабочей партии – новый премьер-министр Норвегии. Впервые за 20 лет в Норвегии, как в Швеции, Дании и Финляндии, победили социал-демократы. В США к власти пришли левоцентристы, а после выборов в бундестаг это может произойти в Германии. Такое развитие событий в Северной Европе и США отражает своего рода парадигматический переход к умеренным левым.

Окончательные результаты выборов в Норвегии показывают, что дальнейшая деятельность правого правления встречает решительное сопротивление. Умеренные левые и левые оппозиционные партии вместе получили 100 из 169 мест в парламенте. Такая «смена караула» ожидалась после восьми лет правления Консервативной партии Эрны Сульберг, но вряд ли кто-то ожидал, что три бывших партнера по коалиции – Рабочая партия, Социалистическая левая партия и Партия Центра – вместе получат 89 мест.

Трехпартийная коалиция большинства является предпочтительной для Стёре и его Рабочей партии, ее создание будет главной целью предстоящих коалиционных переговоров. Но такой результат отнюдь не гарантирован, так как у двух меньших партий есть определенные условия. Реальной альтернативой может быть правительство меньшинства Рабочей партии – одной или вместе с Партией Центра.

Центральную роль на этих выборах сыграли три политических вызова: социальное неравенство, изменение климата и диспаритет между городами и сельской местностью

Центральную роль на этих выборах сыграли три политических вызова: социальное неравенство, изменение климата и диспаритет между городами и сельской местностью. Благодаря вышедшему в конце августа отчету МГЭИК, изменение климата стало самой популярной темой в СМИ при освещении выборов. В настоящее время норвежские климатические дебаты в основном сосредоточены на нефтяной отрасли – особенно на определении границ дальнейшего поиска новых источников. Эти дискуссии выходят за рамки традиционных коалиций – как левых, так и правых.

Пандемия подчеркнула и даже усилила существующее неравенство. Растущие разрывы – на рынке труда, в социальной системе и распределении благ – привлекают все больше внимания. Предвыборную кампанию в значительной степени определяли дебаты о том, как на это реагирует и реагирует ли вообще налоговая система и насколько норвежский налог на богатство вредит предприятиям.

То, как власть, уважение и блага распределяются по оси город – село, всегда играло определяющую роль в норвежской политике. Для Партии Центра диспаритет между городом и сельской местностью является raison d’etre: после того как правое правительство провело региональные реформы по централизации местного самоуправления, полицейских округов и других институций, Партия Центра нарастила популярность благодаря убедительному нарративу и своей харизматичной председательнице.

То, как власть, уважение и блага распределяются по оси город – село, всегда играло определяющую роль в норвежской политике

Рабочая партия, в свою очередь, после поражения в 2017 году постаралась более четко очертить собственный профиль. Слоган «Пришло время простых людей!» можно рассматривать как краткое изложение ее стратегических решений. Если посмотреть внимательно, что собой представляет партия и с чем ассоциируется, ее можно назвать партией, представляющей интересы рабочих. Таковой она была изначально при основании в XIX веке, и, благодаря формальному сотрудничеству с членами Норвежской конфедерации профсоюзов LO, это направление до сих пор является основой партийной структуры. В ее программе первоочередное внимание уделяется вопросам рынка труда, например, усилению права на постоянную занятость или стимулам для вступления в профсоюзы.

Одной из причин поражения Рабочей партии в 2017 году стало то, что тогда она планировала повышение налогов на 1,4 млрд евро, причем было неясно, кто именно должен взять на себя дополнительное бремя. А на нынешних выборах 2021 года она пообещала снизить налоги для работников и работниц, которые зарабатывают менее 74 тыс. евро в год, и вместо этого повысить налог на капитал. У Рабочей партии есть и другие планы по устранению экономического неравенства. Она хочет снизить зарплаты генеральным директорам в госсекторе и поднять налоги на самые дорогие электромобили. Очевидно, что партия не только более четко очертила свой профиль, но и инвестировала время и энергию в разработку обдуманных мер по вопросам, вызывающим споры среди избирателей и избирательниц, таких как иммиграция.

Как будет меняться политика после прихода к власти нового правительства, покажут коалиционные переговоры. Однако предвыборные обещания и программы левых и левоцентристских партий уже раскрывают некоторые приоритеты. В рамках борьбы с социальным неравенством, среди прочего, обсуждаются повышение налогов на капитал и новые инициативы по социальной реформе, такие как бесплатное школьное питание и стоматологическое лечение. В связи с изменением климата все левые партии поставили перед собой амбициозные цели по сокращению внутренних выбросов. Также они стремятся к более справедливому распределению бремени экологических изменений и более активной роли государства в промышленной политике, которая формирует рынки и способствует устойчивому производству. Кроме того, как внутри левых партий, так и между ними вероятны интенсивные дебаты о нефтяной промышленности и разработке новых источников. Признаков возможных компромиссов пока нет.

Норвегия даже после этих выборов останется надежным партнером для своих европейских и трансатлантических союзников

В вопросах политики обороны и безопасности большие партии традиционно были довольно едины. Даже после этих выборов Норвегия останется надежным партнером для своих европейских и трансатлантических союзников. Правда, углубленное соглашение о свободной торговле между Норвегией и ЕС, дающее стране доступ к общему европейскому рынку, вызывает споры среди левых партий; социалистические левые и центристы его отвергают. Но поскольку дальнейшее участие Норвегии является главной задачей для Рабочей партии, очень маловероятно, что левоцентристское правительство согласится расторгнуть это соглашение.

На данный момент Норвегия, похоже, вышла из пандемии без слишком страшных потерь – с точки зрения смертности, вакцинации и безработицы. Защита от эпидемии была в значительной степени деполитизирована и оставлена на усмотрение местных властей. Поэтому проблема пандемии не играла большой роли в избирательной кампании. Действительно ли Норвегия оставила времена COVID-19 позади, еще неясно. Ввиду нового политического большинства все опасения умеренных левых в Норвегии пока затмевает оптимизм.