Шапка

Шаг к перезагрузке
Восстанавливая диалог с соседями, президент Молдовы избегает дилеммы противостояния Запад – Восток, но остается его заложницей

Getty images
Getty images
Встреча Майи Санду и Владимира Зеленского в Киеве

Победа Майи Санду на президентских выборах в Молдове со значительным отрывом от своего главного оппонента, теперь уже экс-президента Игоря Додона, стала неожиданностью для большинства обозревателей. Ведь, несмотря на ее победу в первом туре, многим казалось, что во втором туре господин Додон возьмет реванш. Для самой Майи Санду победа стала несомненным успехом, но вместе с тем и значительным вызовом.

Наследие Игоря Додона не из простых: его политика существенно охладила отношения Молдовы с Европейским cоюзом, а президентский диалог с соседями на уровне Кишинев – Киев и Кишинев – Бухарест был и вовсе заморожен. Причем, в Киеве с Додоном не хотели общаться ни Петр Порошенко, ни Владимир Зеленский. Такое отношение к себе Игорь Додон спровоцировал чрезмерно частыми визитами в Москву, откровенно пророссийскими заявлениями, проявлением симпатий к российским миротворцам в Приднестровье, пиететом к Московской православной патриархии. Такого «пакета» вполне достаточно, чтобы вызвать идиосинкразию у румынских и украинских элит.

Для Майи Санду, чья кампания строилась на антагонизме к Игорю Додону, естественным решением было немедленное восстановление диалога с соседними государствами на президентском уровне. И начало можно смело назвать удачным.

Первым главой государства, посетившим Кишинев в декабре 2020 года после инаугурации Майи Санду, стал лидер Румынии Клаус Йоханнис. В результате визита президенты договорились о том, что Румыния предоставит помощь молдавским медикам (в частности 200 тыс. доз вакцины против коронавируса – при этом Румыния делится препаратом, который сама получила по квотам ЕС), фермерам (6 тыс. тонн дизельного топлива), гражданскому обществу и журналистам (около 250 тыс. евро). Цифры не заоблачные, и явно меньше сумм поддержки, которые Владимир Путин обещал Игорю Додону, но помощь предоставляется не на основании непрозрачных «схем», продвигавшихся Москвой. Напомним, в 2020 году Молдова со скандалом, после вмешательства Конституционного суда, отказалась от российского кредита в 200 млн евро. Тогда одним из проблемных условий соглашения о кредите стало то, что долги частных молдавских компаний перед российскими банками могли быть конвертированы РФ в одностороннем порядке в государственный долг Республики Молдова.

Шанс реализовать договоренности президентов Молдовы и Украины появится лишь в случае, если партия Майи Санду «Действие и справедливость» получит большинство в парламентской коалиции нового созыва

Первой столицей, которую посетила сама Майя Санду после избрания президентом, уже в январе стала Украина. Диалог с президентом Владимиром Зеленским, судя по всему, тоже прошел достаточно эффективно. Как Майя Санду, так и Владимир Зеленский пришли к власти с обещаниями побороть коррупцию, и эта риторика сближает политиков. Общей также является позиция о необходимости борьбы с контрабандой, особенно на Приднестровском участке украино-молдавской границы. Кроме того, президент Молдовы конкретно и без экивоков признала непрекословный суверенитет Украины над Крымом, чем вызвала дополнительные симпатии украинского лидера.

Во время встречи стороны договорились о создании Президентского совета, об общих проектах в области энергетики, инфраструктуры и транзита, большинство из которых на данном этапе –  лишь декларации. Шанс воплотиться в жизнь у них появится лишь в случае, если политическая партия Майи Санду «Действие и справедливость» получит большинство или по крайней мере «контрольный пакет» в парламентской коалиции нового созыва (сейчас в Молдове активно обсуждается возможность проведения досрочных парламентских выборов уже весной этого года). Вместе с тем наличие предварительных договоренностей и постоянный диалог в рамках двустороннего Президентского совета – это уже немало, а продвижение общих интересов на европейском и региональном уровнях (к примеру, в рамках Триморья) – многообещающее.

Пусть сторонам и не удалось достигнуть желаемых решений по Днестровскому гидроэлектроузлу, завершить споры по имущественным вопросам, унаследованным еще со времен СССР и прийти к общему знаменателю по экологическим вопросам, касающимся Днестра, все же встреча президентов и их конструктивный диалог после столь длительного вынужденного перерыва – это несомненное достижение.

Для Майи Санду достижением стало и то, что поставив в приоритет возобновление отношений со странами-соседями Румынией и Украиной, она избежала характерной дилеммы молдавских президентов: куда отправиться в первую очередь – в Вашингтон, Брюссель или Москву? Нынешний президент Молдовы несомненно проевропейский политик, однако не хочет выпячивать этого. И она, и ее команда регулярно акцентируют, что сознательно отказались от эксплуатации дилеммы Запад – Восток и сфокусировались на реформах и практических вопросах. А что может быть прагматичнее и практичнее, чем добрые отношения с соседями? Поездка в Киев на таком фоне стала вполне оправданным выбором.

Правда, есть риск того, что, отказываясь от эксплуатации тезисов о противостоянии Запада и Востока, Молдове и ее президенту все же не удастся избежать такого противостояния. В Кремле, несмотря на демонстративное спокойствие, вряд ли в восторге от победы проевропейского кандидата в государстве, которое при президентстве Игоря Додона демонстрировало полную лояльность к России. Следовательно, можно ожидать контратак на парламентских выборах.

Как бы президент Молдовы ни пыталась избегать споров о геополитике, она все же останется заложницей геополитического соперничества и давления Москвы. Можно ожидать контратак на парламентских выборах.  

Во-первых, Игорь Додон и его команда – Партия социалистов Республики Молдова (ПСРМ) – не будут столь же щепетильными, как Майя Санду и ее «Действие и справедливость». Уже сейчас они используют тему ущемления прав русскоязычных, а ближе к выборам попытаются еще больше сыграть на поляризации молдавского общества.

Во-вторых, нельзя исключать российских «вливаний» в партию «Шор», которую возглавляет популист Илан Шор. Эта дополнительная ставка Москвы поможет ей провести в парламент Молдовы как минимум две лояльные политические силы: ПСРМ и «Шор».

В-третьих, существует риск того, что ситуативный партнер Майи Санду Ренато Усатый также может оказаться «троянским конем» для проевропейской команды. Накануне второго тура президентских выборов Ренато Усатый высказался в пользу Майи Санду. Теперь представители партии «Действие и справедливость» не исключают коалиции с его политической силой. При этом надо напомнить, что сам господин Усатый имеет довольно одиозную репутацию (неоднократно был фигурантом громких скандалов и уголовных дел в Молдове, а в 2017 году подписал соглашение о сотрудничестве своей политической силы с не менее одиозной ЛДПР в России). Неясно, на каких условиях он согласится поддержать команду Санду во второй раз и не станет ли ставить палки в колеса команде реформаторов и создавать препятствия на пути европейской интеграции.

Резюмируя, можно сказать, что первые шаги Майи Санду на президентской должности верны, достижения в отношениях с соседями многообещающие, проевропейские позиции незыблемы. Но вслед за вызовом наследия Игоря Додона команда Санду столкнется с новыми вызовами: необходимостью соответствовать высоким ожиданиям своих избирателей, заручиться их поддержкой и на парламентских выборах, не допустить в Молдове реванша пророссийских популистов. И как бы президент Молдовы ни пыталась избегать споров о геополитике, она все же останется заложницей геополитического соперничества и давления Москвы, преодолеть которое удастся лишь в сотрудничестве с Европейским союзом и государствами-соседями, которые будут разделять проевропейские надежды Республики Молдова.

Понравился материал? Подписывайтесь на рассылку прямо сейчас.