Шапка
IPG Logo

Осажденная крепость
Запад должен начать прямой диалог с российским обществом

(с) AFP 2017
(с) AFP 2017
Свобода слова, которой россияне добились в 1990 году, и сегодня имеет для них большое значение.

Внешнюю политику России можно осмыслить, только зная и понимая российское общество. Вместо того чтобы «поучать» россиян, Европа должна начать прямой диалог с гражданами РФ. В России у Европы больше друзей, чем хотелось бы верить Кремлю.

В России у Европы больше друзей, чем хотелось бы верить Кремлю

В брюссельских кабинетах руководства ЕС в начале 2000-х годов отношения России и Евросоюза через 20 лет представлялись следующим образом: самое тесное сотрудничество, безвизовый режим, зона свободной торговли, правда, без формального членства РФ в ЕС. Полтора десятилетия спустя такое представление кажется неудачной цитатой из сказки.

В западной политике нет консенсуса относительно наиболее подходящей политики в отношении России. Сегодня в политических дебатах представлены два направления. Одни хотят поэтапной отмены санкций, направленных против России, не в последнюю очередь – под давлением бизнеса. Другие хотят сохранить санкционный режим. Концепция разрядки и концепция устрашения противоречат друг другу.

На Западе освещение событий в России концентрируется на личности Путина и на Кремле. Вместе с тем процессы внутри российского общества остаются во многом незамеченными. Именно представления и настроения внутри самого российского общества являются ключевыми для правильного понимания внешней политики Москвы.

Развивается синдром «осажденной крепости» – ощущения жизни в стране, окруженной со всех сторон противниками

Не только Владимир Путин оплакивал развал СССР и называл его «крупнейшей геополитической катастрофой XX века». Значительные слои российского общества ощущают себя ущемленными в результате этой трансформации. Ностальгия по советским временам способствует развитию тенденции обособленности от внешнего мира и у молодых поколений. Слово «либерал» стало ругательным для миллионов россиян и превратилось в синоним «предателя», «пособника Запада», ответственного за уничтожение сверхдержавы, за экономический кризис 1990-х и нынешние бедствия. Таким образом, развивается синдром «осажденной крепости» – ощущения жизни в стране, окруженной со всех сторон противниками.

В 2000-х годах новое руководство страны во главе с Путиным заключило с собственным населением неформальный договор: вы ограничиваете свою политическую активность до минимума, взамен мы гарантируем вам относительно пристойные жизненные условия.

Путин использует войны в качестве мобилизационного фактора

Сейчас наблюдается эрозия этого соглашения, что является угрозой для актуальной российской политической модели. Кремль через регулярные промежутки времени предлагает россиянам новые войны, генерируя тем самым мобилизационный эффект. Например, в Украине или в Сирии.

В этом контексте необходимо понимать смену парадигмы российской информационной политики в Европе. Лучшим подтверждением этого является деятельность государственных СМИ после 2014 года. Под углом «реальной политики» в Европе идет поиск новых друзей или тактических попутчиков из правого и конспирологического лагеря. Этим друзьям и попутчикам предоставляется возможность изложения своего видения мира. Без всякого стеснения в оборот запускаются придуманные «ужасные истории», такие как мнимое изнасилование русскоязычной девочки Лизы в Берлине.

Судя по всему, Москва отказывается от вековой традиции интернационализма, фундамента российской государственности. Во время разговоров о «закате Европы» забывают о том, что Европа была ментальным союзником для целых поколений российских просветителей и все еще является таковым в глазах многих россиян.

Это не делает постсоветскую травму менее болезненной. Наоборот, население становится более радикальным. Прогрессивные люди пытаются сказать большинству о происходящем, но их голоса едва слышны.

Люди пытаются сказать большинству о происходящем, но их голоса едва слышны

Поэтому там, где политики неэффективны, свое веское слово должно сказать гражданское общество. Студенческие и культурные инициативы, программы обмена и дискуссионные платформы, города-побратимы и экономические форумы – все эти коммуникационные форматы могут способствовать переосмыслению взглядов у многих людей, проживающих в самом большом государстве планеты. Наведением мостов могут заниматься и русскоязычные жители стран Евросоюза. Свобода слова, которой россияне добились в 1990 году, и сегодня имеет для них большое значение. В процессе честного диалога появляется надежда на обновление.

Оригинал статьи на немецком языке можно прочитать на vorwärts.de

Понравился материал? Подписывайтесь на рассылку прямо сейчас.

0 Комментарии читателей

Нет комментариев
Добавить комментарий

Ваш комментарий не должен превышать 800 знаков и содержать ссылки на другие сайты.

Соблюдайте, пожалуйста, наши правила комментирования.



Доступно 800 знаков
* Вы можете оставить комментарий под псевдонимом. Адрес Вашей электронной почты не публикуется.