Шапка
IPG Logo

Упущенный шанс
Кристиан Крель о неудачной попытке смены правительства в Норвегии

(с)AFP 2017
(с)AFP 2017
Лидер Норвежской рабочей партии Йонас Гар Стёре

Социал-демократическая Норвежская рабочая партия, набрав 27,5 процента голосов, стала самой мощной силой, однако она не сможет управлять страной. Что это значит для формирования правительства?

Правительство консерваторов и правых популистов во главе с Эрной Сольберг, несмотря на небольшую потерю голосов, остается у власти. Этот блок в норвежском Стортинге опережает на девять мандатов блок из Норвежской рабочей партии, Партии центра, левых и зеленых и будет и впредь управлять страной. Норвежская рабочая партия, хотя и остается главной силой, однако показала один из худших результатов в своей истории и стала в политическом отношении европейским «середняком». И это удивительно, ведь долгое время дела у традиционно самой сильной партии Норвегии шли просто здорово. Благодаря сильной ориентации на мнение рядовых членов и классической социал-демократической риторике, в частности, требованиям большей справедливости в сфере налогообложения, большего равенства, более ответственного обращения с государственным фондом и сохранения нордической модели общего благосостояния, партии во главе с ее председателем Йонасом Гар Стёре в опросах общественного мнения время от времени удавалось достичь показателя свыше 40 процентов. Но этой мобилизации избирателей не хватило до выборов.

Какие темы сыграли решающую роль во время выборов?

Экономическое оздоровление страны – цены на нефть слегка повысились, безработица снизилась – способствовало тому, что классические темы социального государства ушли из центра внимания политической дискуссии. За несколько недель до выборов противоречие между городом и деревней, которое усиленно использовала некогда преимущественно аграрная Партия центра, привело к возникновению новой линии конфликта. Партия центра, набравшая 10 процентов, почти удвоила свой результат на предыдущих выборах. Небольшим партиям с четкой идеологической ориентацией в целом лучше удалось утвердить себя в качестве оппозиции правительству. Левые и зеленые смогли добиться существенного роста своих показателей.

Правопопулистская Партия прогресса в течение четырех прошлых лет входила в правительственную коалицию. Какое-то время казалось, что магическое влияние правых популистов у власти развеется, и они потеряют голоса. Почему этого не произошло?

Партия прогресса, членом молодежной организации которой был и массовый убийца Андерс Брейвик, хотя и потеряла один процент, но получив 15 процентов, стала третьей по силе в стране. Таким образом, она и впредь остается частью правительственной коалиции и будет форсировать повестку дня, включающую в себя критику иммиграции и продвижение либеральных экономических идей. Партии удалось занять нишу справа от Консервативной партии, которая охотилась за голосами в центре политического спектра. Стремление найти баланс между представительством собственного ядерного электората с его иногда радикальными настроениями и необходимостью одновременно вписаться в работу правительства, вполне оправдало себя.

 Вопросы задавала Йоанна Итцек

Понравился материал? Подписывайтесь на рассылку прямо сейчас.

0 Комментарии читателей

Нет комментариев
Добавить комментарий

Ваш комментарий не должен превышать 800 знаков и содержать ссылки на другие сайты.

Соблюдайте, пожалуйста, наши правила комментирования.



Доступно 800 знаков
* Вы можете оставить комментарий под псевдонимом. Адрес Вашей электронной почты не публикуется.