Шапка

Встречай нас, Брексит!
Джонсон успешно адаптировал сценарий Трампа. Путь к выходу из ЕС свободен. Впереди у лейбористов грязная окопная война.

AFP
AFP

Эта статья также доступна на немецком языке

Неужели во всем виноват только Брексит? Не все так просто. Борис Джонсон одержал сокрушительную победу в пользу Консервативной партии, лейбористы оказались далеко позади с наихудшим результатом, начиная с 1953 года. Хотите еще исторической статистики? Джонсон добился более внушительного большинства, чем Маргарет Тэтчер в 1987 году, а тори победили на четвертых выборах подряд и после предыдущих девяти лет правления получили возможность управлять страной в течение еще пяти лет и вывести ее из состава ЕС.    

К какому заключению можно прийти после этих выборов. Напрашиваются шесть выводов.

Фокус Джонсона с Брекситом удался. Призыв «Покончим с Брекситом» побудил многих избирателей к голосованию за консерваторов. При этом они закрыли глаза на отсутствие ясности в ответах Джонсона на вопрос, каким же образом будут выстраиваться в будущем отношения с ЕС. Повестку дня с самого начала определяла перспектива окончательно снять проблему Брексита посредством этих выборов и тем самым отправиться в путь в долгожданное будущее. Ни лейбористам, ни любой другой партии не удалось изменить этот мотив или пролить свет на все еще существующие ловушки в этом вопросе.

Тори провели грязную, а также целиком и полностью монотонную кампанию против лейбористов, построенную на Брексите, Брексите и еще раз Брексите. При этом в ход пошли почти все средства: поддельные видео, аккаунты в «Твиттере», созданные якобы для проверки достоверности фактов, проплаченные материалы против лейбористов в Google и даже слух, распространенный в день выборов, по которому избирателям нужно было иметь при себе удостоверение личности, чтобы получить право проголосовать. Джонсон адаптировал сценарий Трампа к условиям Объединенного Королевства и добился успеха. Это вдохновит и других правых популистов в Европе.  

Раздробленность тори стала наибольшим камнем преткновения при предыдущих попытках имплементации Брексита. После выборов картина изменилась в противоположную сторону. Теперь глубокий раскол наблюдается в партии лейбористов.

Движущей силой процесса Брексита была расколотая изнутри Консервативная партия. Но раздробленность тори стала и наибольшим камнем преткновения при предыдущих попытках его имплементации. После выборов картина изменилась в противоположную сторону. Теперь глубокий раскол наблюдается в партии лейбористов. Ее электорат, состоявший до сих пор из коалиции между средней городской прослойкой в крупных городах и традиционными представителями рабочего класса малых городов, а также бывших промышленных зон, раскололся по обе стороны линии Брексита.

Классические избиратели лейбористов, то есть многие избирательные округа на севере и в центре Англии, на вопрос «Брексит или лейбористы?» сделали выбор в пользу Брексита и делегировали в парламент кандидатов от тори. Консерваторам удалось перетянуть на свою сторону группы избирателей, поддерживающих идею выхода. А вот Корбин не смог убедить более многочисленных сторонников сохранения членства в ЕС проголосовать за себя.

И все же Брексит – не единственная проблема лейбористов, что можно было видеть по яростной реакции их представителей после обнародования результатов экзитполов. Многие избиратели не могли даже представить себе возможность избрания премьер-министром Корбина. В то же время избирательная программа лейбористов, содержавшая множество популярных предложений по разным направлениям политики, оказалась явно неубедительной. Даже самые заядлые сторонники Лейбористской партии посчитали маловероятной возможность финансирования лейбористами всех их обещаний – от бесплатного широкополосного Интернета, отмены платы за учебу в высших учебных заведениях и вплоть до возврата в собственность государства энергетического, водного сектора и железной дороги.

Если посмотреть на электорат лейбористов, становится понятно, что для социал-демократических и левых партий вырисовывается тревожная картина. За Корбина голосовали избиратели с более высоким достатком и прежде всего с более высоким уровнем образования.

Если посмотреть на избирательные округа и электорат лейбористов, становится понятно, что для социал-демократических и левых партий вырисовывается тревожная картина. За Корбина голосовали не самые богатые, но все же хорошо зарабатывающие избиратели преимущественно с более высоким уровнем образования. Тем самым тенденция, наметившаяся в предыдущие годы, продолжает иметь место и поныне. В то время как много мандатов было потеряно в самых бедных регионах Англии, а также Уэльса, в Лондоне лейбористам удалось в основном сохранить преимущество в своих избирательных округах и даже нарастить его.   

В Шотландии лейбористов практически больше нет, по ту сторону пограничной полосы времен правления Рима им удалось получить одно-единственное место. Особенно болезненным для жестких сторонников линии Корбина стало то обстоятельство, что больше голосов представителей рабочего класса по сравнению с ним в прошлом получил не только Тони Блэр, но и сам Борис Джонсон, а также его Консервативная партия.

Стремление Шотландии к независимости получило новый толчок. Шотландская национальная партия завоевала три четверти мандатов в Шотландии, несмотря на то, что в целом ее поддержало менее 50 процентов проголосовавших. И все же этот результат станет весомым аргументом в пользу требований очередного референдума по вопросу о независимости.

Либеральные демократы, еще в мае излучавшие радость в связи с победой на европейских выборах, понесли новые потери. Несмотря на многочисленных перебежчиков из Консервативной партии и четкую позицию по вопросу о Брексите, им не удалось получить места, которые могли бы сыграть решающую роль. Как раз наоборот, председатель этой политической силы Джо Суинсон потеряла свой мандат, из-за чего партии снова придется решать вопрос о том, кто же возглавит ее в будущем.   

Лейбористской партии угрожает продолжение окопной войны, повторные первичные выборы руководства и предположительно столь же грязная избирательная кампания, как и на этих выборах, но в этот раз на внутрипартийном уровне

Каковыми же будут следующие шаги Лондона и Брюсселя? Похоже, путь к Брекситу открыт, и установленный для него срок к концу января будет соблюден, а вскоре начнутся и переговоры о будущих отношениях между Объединенным Королевством и ЕС. Однако Джонсон, который слывет в собственной партии защитником приверженцев жесткого Брексита, пребывая в столь комфортном положении, имеет все возможности для осуществления более мягкого курса, чем того желали бы самопровозглашенные «спартанцы».

С таким парламентским большинством Джонсону будет легче реализовать свою способность к политической гибкости, продемонстрированную им не единожды. После победы на выборах, которую в основном приписывают ему и избранной им стратегии, он сумел объединить вокруг себя тори. И в последующие годы они последуют за ним, даже невзирая на возможные зигзаги.

При этом выборы целиком обнажили скрытые доселе трещины внутри Лейбористской партии, и следующие недели обещают бурные события. Призывы к немедленной отставке Корбина прозвучали еще в ночь выборов. Впрочем, он еще пытается тянуть время. Ведь даже в случае поражения Корбина речь прежде всего идет о спасении «корбинизма». А потому Корбин и его ближайшие соратники в последующие дни попробуют удержать в своих руках рычаги власти в партии. Они попытаются повлиять на выбор того, кому после такого исторического поражения доверят задачу снова поднять ее с колен.

Это означает продолжение окопной войны, еще одни первичные выборы руководства и предположительно столь же грязную избирательную кампанию, как и на этих выборах, но теперь на внутрипартийном уровне. А тем временем Борис Джонсон будет беспрепятственно управлять страной и обеспечивать ее выход из ЕС. Что там распевала толпа молодых хипстеров на Гластонберийском фестивале? Ох уж этот Джереми Корбин!

Понравился материал? Подписывайтесь на рассылку прямо сейчас.