Шапка
IPG Logo

Во весь голос
Система голосования «один человек – один голос» устарела. У избирателя должны быть дополнительные опции.

Pixabay
Pixabay
Разве люди, до глубины души встревоженные какой-то проблемой, не должны обладать возможностью выразить это?

Читайте эту статью на немецком / английском языке

Недавно я ходил на концерт в один музыкальный зал, где обычно яблоку негде упасть, но в тот день он был полупустой. Тем не менее концерт удался на славу – после его завершения зрители поднялись со своих мест и стоя отблагодарили музыкантов продолжительными аплодисментами.

У нас и в мыслях не было отдуваться за отсутствующую часть публики – мы хлопали в ладоши, чтобы выразить всю глубину нашей признательности. В нашем случае не было и намека на вежливые рукоплескания в режиме вычислительных машин с двоичным кодом: переменная 1 означает аплодировать, а переменная 0 – не аплодировать; речь шла о чем-то гораздо более значимом – о проявлении силы наших эмоций.

В современных демократиях каждый человек имеет один голос на любых выборах или референдуме. И этот голос, если мы решаем им воспользоваться, имеет бинарную природу: он демонстрирует, что какой-то один вариант для нас предпочтительнее, чем другой. Но он ничего не говорит о глубине наших предпочтений.

Взвешенное голосование

Взвешенное голосование призвано исправить такое положение вещей. Разве люди, которые до глубины души встревожены какой-то проблемой, не должны обладать возможностью выразить это – чтобы дать сигнал, что они обеспокоены этой проблемой гораздо больше, чем какой-либо иной; или что их обеспокоенность намного превосходит обеспокоенность какого-то другого человека, который, допустим, не проявляет интереса к имеющимся альтернативам или проблемам? В принципе, это желательно, но как это увязать с равными избирательными правами для всех граждан? Если просто разрешить людям выбирать количество голосов для демонстрации силы своих предпочтений, то один человек может сразу отдать пять или десять голосов, в то время как другой, возможно, довольствуется лишь одним.

Верное решение заключается в том, чтобы предоставить людям равное количество голосов для участия в определенном количестве выборов, обеспечив им при этом свободу использования этих голосов в соответствии с глубиной их обеспокоенности по поводу исхода того или иного голосования. Это как в казино, где каждому выдается по 10 фишек: вы можете использовать все эти фишки в первом раунде или ставить по одной фишке на протяжении десяти раундов. Тем самым одновременно обеспечивается как равноправие избирателей, так и возможность для них выразить силу своих предпочтений.

Верное решение заключается в том, чтобы предоставить людям равное количество голосов для участия в определенном количестве выборов, обеспечив им при этом свободу использования этих голосов

Ранние демократии несли в себе элемент взвешенного волеизъявления, но совершенно иного толка: только отдельные категории граждан имели право голоса. Участвовать в выборах могли исключительно свободные (не находящиеся в рабской зависимости) мужчины – так было и в древнегреческих городах-государствах, и в Соединенных Штатах в период до начала Гражданской войны. В ряде американских штатов имели место дополнительные ограничения, связанные с имущественным цензом (количеством имеющейся собственности или уплаченных налогов). Точно такое же право голоса на цензовой основе существовало во всех странах, которые рассматривались как более-менее демократические в XIX в. Помимо этого, во всех развитых странах женщины вообще не брались в расчет до конца Первой мировой войны. В такого рода взвешенных системах, сохранившихся ныне лишь в некоторых международных организациях – например, в МВФ –  разница в весе голосов использовалась для того, чтобы каждый отдельно взятый член (или вовлеченная структурная единица, отдельная страна-участница) отличался от всех остальных по степени своей важности.

В современных демократиях мы располагаем системой «1 человек – 1 голос» (1ч1г). Но эта система, при всей своей эгалитарности, не позволяет выразить глубину предпочтений избирателей. Новая система взвешенного голосования («1 человек – n голосов») призвана решить данную задачу.

И это далеко не рядовая задача. Являетесь ли вы (в США) ярым сторонником Дональда Трампа или не менее ярым его противником, или же вы (в Великобритании) поддерживаете Брексит либо выступаете за сохранение членства в ЕС – на каких бы позициях вы ни стояли, не подлежит сомнению, как мне кажется, тот факт, что вы не отказались бы от возможности с большим акцентированием выразить свои убеждения. В любом формате взвешенной системы у вас была бы такая возможность: вы, скажем, могли бы пожертвовать голосованием на местных выборах или на малоинтересном для вас референдуме, чтобы сохранить все свои голоса и отдать их в пользу либо против Трампа или Брексита.

Восстание или революция

Закономерен вопрос: какие есть реальные альтернативы у тех, кто действительно обеспокоен определенными проблемами – в условиях дефицита такой формы волеизъявления, как взвешенное голосование? По сути, никаких, кроме гражданского неповиновения, восстания или революции.

Часто можно услышать, что революции – это удел меньшинства. При наличии системы 1ч1г не случилось бы (по всей видимости) ни Войны за независимость в США, ни Октябрьской революции в России. Главная же причина, почему они произошли, заключается в том, что в распоряжении тех, для кого данная проблема действительно имела значение, не оставалось иного пути, кроме насилия – в отличие от нейтрально настроенных людей, революционеры готовы были умереть за свое дело, что в определенном смысле представляет собой крайнее проявление взвешенного голосования. Но в наши дни мы должны справляться с этим гораздо лучше – без кровопролития.

Какие альтернативы у тех, кто действительно обеспокоен определенными проблемами в условиях дефицита такой формы волеизъявления, как взвешенное голосование? По сути, никаких, кроме гражданского неповиновения, восстания или революции.

В своей замечательной книге, которая недавно была издана под названием «Радикальные рынки: искоренение капитализма и демократии ради справедливого общества», Эрик Познер и Глэн Вейл предлагают особую форму взвешенного голосования – «квадратичное голосование», где у каждого имеется n голосов, но при этом каждый сам решает, будет ли он приберегать эти голоса или же отдаст их все сразу на каких-то одних выборах, лишившись тем самым права на участие в других голосованиях.

Давайте предположим, что у вас и у меня имеется по девять голосов, но я решаю использовать их на девяти выборах, а вы приберегаете свои голоса для каких-то одних выборов, которые вызывают у вас повышенный интерес. Исходя из принципов квадратичного голосования, общий коэффициент реализации моего права на участие в голосовании составит девять (девять умножить на один), а ваш – только три (квадратный корень из девяти – отсюда и происхождение термина «квадратичный»).

Система квадратичного голосования позволила бы гарантировать равенство граждан и дать им возможность выразить силу своих предпочтений, налагая при этом штрафы за концентрацию внимания лишь на одной (или нескольких) проблемах. Не приходится сомневаться в том, что возможны разные альтернативные формы взвешенного голосования, в том числе самые элементарные, где каждый голос обеспечивает равные права на участие в голосовании.

Сопутствующие сложности

Сопутствующие сложности подстерегают на каждом углу: на какой период следует предоставлять гражданам одинаковое количество голосов – на (скажем) четыре года или более продолжительный срок? К тому же если избиратели не осведомлены о грядущих выборах или (скажем) о том, какие кандидаты будут выдвинуты для участия в президентских выборах в США в 2020 году, как им оценить относительную важность одних выборов по сравнению с другими выборами?

Давайте чисто гипотетически предположим, что вы – заядлый антитрампист, который уже использовал все свои голоса на выборах в 2016 году и, как следствие, остается без голосов на выборах в 2020-м. Таким образом, ваше мнение вообще не будет учтено. Или можем предположить, что в 2016 году у вас не было определенных предпочтений и к текущему моменту вы накопили массу голосов, которые могут сыграть важную роль при минимальном разрыве между кандидатами в 2020 году. Как вам поступить? Вы один, каким бы безразличным вы ни были, можете стоить десяти других заинтересованных, но безголосых граждан.

Точно так же взвешенное голосование не решает и другую проблему: кто вообще имеет право на участие в голосовании. Вопрос определения политического статуса тех территорий, которые проявляют устремление к независимости, невозможно разрешить путем взвешенного голосования до тех пор, пока не будет достигнуто соглашение о том, кто имеет право принимать участие в подобном голосовании (чисто принципиально: только данная территория или более широкая административная единица). 

Если задаться целью, можно представить себе и множество других проблем. Однако фундаментальная истина взвешенного голосования остается неопровержимой: мы обязаны проявить способность к созданию новой системы, которая позволит выражать предпочтения не только на уровне бинарного выбора, но и в полном объеме, включая силу наших чувств, сопутствующую этому выбору. Возвращаясь к аналогии с концертным залом: у нас должна быть возможность вознаградить объект наших восхищений не просто обычными, а продолжительными аплодисментами.

Данная статья является совместной публикацией Social Europe и IPG-Journal

Понравился материал? Подписывайтесь на рассылку прямо сейчас.

0 Комментарии читателей

Нет комментариев
Добавить комментарий

Ваш комментарий не должен превышать 800 знаков и содержать ссылки на другие сайты.

Соблюдайте, пожалуйста, наши правила комментирования.



Доступно 800 знаков
* Вы можете оставить комментарий под псевдонимом. Адрес Вашей электронной почты не публикуется.