Шапка
IPG Logo

Новая сделка Трампа с демократами

Демократическое большинство в Палате представителей президенту на руку

AFP
AFP
Сила двух кулаков

В отличие от того, что внушается читателю с первых полос прессы, позиции Трампа после выборов в Конгресс на самом деле не ослабли. Благодаря новому раскладу сил он может еще более усилить свое влияние на электорат демократов из рабочей среды на президентских выборах, которые состоятся через два года.

Итоги выборов мало кого удивили, ведь они стали подтверждением исторически сложившейся модели: на первых промежуточных выборах партия президента за редкими исключениями всегда теряла места в Конгрессе – причем тем больше, чем меньшей становилась поддержка самого президента. Тот факт, что с таким низким рейтингом Трампу удалось не потерпеть еще большее поражение и он потерял большинство лишь в Палате представителей, вполне можно рассматривать как успех.

Трампу и базовому электорату республиканцев в лице христиан с правыми взглядами удалось отстоять более важную для них крепость – большинство в Сенате. Если бы Трамп потерял большинство не только в Палате представителей, но и в Конгрессе, то для них все снова было бы потеряно. В худшем случае президент мог бы даже лишиться своей должности.

Христиане с правыми убеждениями в своем подавляющем большинстве из чисто прагматических соображений отдали свои голоса не за целомудренного и придерживающегося Библии Трампа. Он выбрал в качестве претендента на должность вице-президента Майка Пенса, человека из их среды, и заверил, что после избрания президентом будет назначать судей Верховного суда лишь с их одобрения. Путем изменения большинства в высшем судебном органе США, состоящем из девяти человек, предполагалось прежде всего пересмотреть решение о праве на аборты, принятое в 1973 году.

Либерализация законодательства об абортах стала точкой отсчета возникновения политического движения правых христиан, а также групп консервативного, евангельского и католического толка и их электората. С тех пор они считают себя «моральным большинством» и наращивают усилия в поддержку республиканцев. Так называемые дела морального характера, в том числе  и вопрос о праве на аборты, не только раскололи на сторонников и противников все население страны, но и десятилетиями не дают покоя политикам и различным инстанциям в системе американской юстиции.

Республиканской партии за прошедшие десятилетия удалось существенно усилить свое влияние в так называемом Библейском поясе. Бастионы евангелистов нынче сосредоточены в сельских районах Юга и в некоторых районах Среднего Запада. Такое прагматическое мышление легло в основу власти, построенной на симбиозе Республиканской партии и организационной сети правых христиан.

Между тем ныне действует железное правило: чем чаще американцы посещают богослужения, тем выше их готовность к избранию кандидата от республиканцев. Правда, во время последних президентских выборов кандидат от демократов Хиллари Клинтон не упустила ни единой возможности, чтобы сообщить избирателю о своих религиозных убеждениях. Однако взятое ею прежде всего перед женщинами молодого возраста обязательство выступить в защиту права на аборты превратило ее в идеальную «угрозу жизни неродившихся детей», что помогло Трампу заручиться поддержкой избирателей, отстаивающих консервативные ценности.

Трампу сыграло на руку и стремление сенаторов-демократов по возможности затянуть в рамках процедуры прохождения через парламент назначение Кавано – кандидата Трампа на пост судьи Верховного суда США. Это еще больше поспособствовало мобилизации рядовых избирателей республиканцев из среды правых христиан, в том числе и во время промежуточных выборов.

Политические настроения в США редко были настолько накалены, как накануне выборов в Конгресс. Шумиха вокруг выдвижения кандидатуры Бретта Кавано на должность судьи Верховного суда в разгар избирательной кампании подлила еще больше масла в огонь так называемой культурной борьбы между право-христианскими противниками абортов и их сторонниками в либеральной среде. В связи с этим демократам, в первую очередь тем сенаторам, которые вступили в борьбу в штатах, где победителем президентских выборов оказался Трамп, пришлось проявить недюжинную способность к политическому маневрированию.

С одной стороны, в процессе так называемой культурной борьбы либеральные избиратели требуют от демократов вступиться за «право на репродуктивное самоопределение». С другой стороны, прежде всего со стороны евангельской и католической церкви звучат призывы к народным избранникам защитить «право на жизнь». Так, сенатору от демократов Хайди Хайткэмп не удалось справиться с задачей политического балансирования: она проголосовала против кандидата Трампа на должность судьи Верховного суда США Бретта Кавано и поплатилась за это поражением во время выборов.

Острый конфликт вокруг назначения судьи способствовал активизации усилий спонсоров и избирателей республиканцев, направленных на преодоление отставания от уровня мобилизации в лагере демократов и предотвращения наихудшего для себя сценария. Ведь у избирателей демократов и так существовала сильная мотивация – посредством выборов в Конгресс контролировать полномочия Трампа в области внутренней и внешней политики, а то и отстранить его от должности.       

«Новый курс» в форме реализации инфраструктурных проектов может даже способствовать внедрению Трампа в сознание рядовых избирателей демократов

Так как республиканцам удалось защитить большинство в Сенате, потеря Палаты представителей не стала существенной проблемой для Трампа и его сторонников. Если специальное расследование Роберта Мюллера в деле о «русском следе» бросит тень и лично на Трампа, новое демократическое большинство в Палате представителей может инициировать процедуру импичмента президента США. Однако отсутствие большинства в две трети голосов в Сенате, играющего решающую роль, вполне позволяет избежать импичмента, как это в свое время произошло в истории с Биллом Клинтоном.

Демократическое большинство в Палате представителей может даже оказаться полезным для инфраструктурных планов Трампа, а также для его повторного избрания через два года. Трамп не может рассчитывать на поддержку республиканцев в Конгрессе, критически настроенных в отношении государства, для достижения своей второй после налоговой реформы важнейшей цели в экономической политике, а именно осуществления программы развития инфраструктуры путем кредитного финансирования. И тут планам Трампа по развитию инфраструктуры может послужить демократическое большинство в Палате представителей: когда речь ведется о расходах, идущих на пользу избирателям их округов и отдельно взятым штатам, демократы от профсоюзов, так называемые Old Liberals, вполне готовы голосовать за предложения президента и занять противоположную позицию по сравнению с однопартийцами, придерживающимися консервативных взглядов на фискальную политику и именуемыми Blue Dogs.

Возможно, Трампу удастся договориться о «новом курсе» с самопровозглашенным социалистом и вождем рабочего движения Берни Сандерсом. Оба критика свободного рынка едины во мнении, что первейшая задача заключается в том, чтобы вернуть американским рабочим достойную зарплату и обеспечить их хлебом насущным – America first во что бы то не стало. 

Следует воспользоваться благоприятной ситуацией в связи с пока еще низкими процентными ставками для того, чтобы по-новому построить страну в интересах обеспечения благосостояния «рабочего класса» и сколотить новые коалиции избирателей – утверждал в свое время еще бывший руководитель избирательного штаба Трампа Стивен Бэннон. Он предсказал своему президенту захватывающие времена, как в 1930-е годы. Ему мерещился «смелый и упорный процесс экспериментирования» наподобие «Нового курса», когда под предводительством президента Рузвельта возникли совершенно новые расклады в колоде карт. Это, по его мнению, нечто намного большее, нежели «революция Рейгана», так как представляет собой объединение консерваторов и популистов в «движении, ориентированном на национальную экономику».

Вероятно, после выборов в Конгресс Трамп держит про запас «новый курс»: с одной стороны, ему легче продвинуть свою дорогостоящую программу развития инфраструктуры за счет кредитного финансирования, сплотившись с демократами, придерживающимися менее консервативных фискальных взглядов, а с другой – он может возложить на них ответственность и за неудачи в иных областях. Если принять во внимание его возможное повторное избрание через два года, «новый курс» в форме реализации инфраструктурных проектов может даже способствовать внедрению Трампа в сознание рядовых избирателей демократов.

Так как контроль за ветвями власти в США оказался не в состоянии ощутимо затормозить радикальный курс Трампа под девизом America first, субъектам принятия политических и экономических решений в этой стране придется безо всяких отговорок проявить наконец большую самостоятельность в мышлении, чтобы способствовать улучшению положения Европы в условиях роста жесткой геополитической конкуренции. Europa United – вот веление времени и ответ на девиз America First.

Понравился материал? Подписывайтесь на рассылку прямо сейчас.

1 Комментарии читателей

Alya Yaqublu написал 10.11.2018
“Если принять во внимание его возможное повторное избрание через два года, «новый курс» в форме реализации инфраструктурных проектов может даже способствовать внедрению Трампа в сознание рядовых избирателей демократов”.
Причинно-следственная связь не адекватна
Добавить комментарий

Ваш комментарий не должен превышать 800 знаков и содержать ссылки на другие сайты.

Соблюдайте, пожалуйста, наши правила комментирования.



Доступно 800 знаков
* Вы можете оставить комментарий под псевдонимом. Адрес Вашей электронной почты не публикуется.