Шапка
IPG Logo

Таможенные пошлины против мигрантов
Трамп атакует мигрантов и этим лишь обостряет проблему. Но и более гуманитарный подход Мексики потерпел неудачу.

AFP
AFP
Стена на границе между США и Мексикой

Читайте эту статью на немецком языке

Экономика вздохнула с облегчением после того, как США и Мексика достигли согласия по спорному вопросу миграции и хотя бы на время были предотвращены штрафные таможенные пошлины. По крайней мере, в этом случае угроза торговой войны, похоже, миновала. Президент США Дональд Трамп грозил своему соседу пошлинами в размере до 25 процентов, если Мексика не предпримет более жесткие меры против мигрантов из третьих стран. Споры о победившей и проигравшей стороне этого соглашения, о том, были ли угрозы президента США Дональда Трампа лишь блефом или же он намеревался всерьез привести их в исполнение и следует ли воспринимать все это как своеобразный фейерверк обоих глав государств, не чурающихся популизма, с целью отвлечения внимания от внутренних проблем в своих странах, не заставили себя ждать.

Ясно одно: пошлины стали бы своеобразным харакири. Прежде всего это касается Мексики, но пострадали бы потребители и предприятия партнеров по зоне свободной торговли США и Канады. Ведь Североамериканская зона свободной торговли (НАФТА) является не только самой активной зоной свободной торговли в мире с товарообменом, составляющим $1,4 млрд в день, но также она создала интегрированные производственные цепочки. Компаниям всего мира, начиная с немецких автомобилестроителей, удалось оптимизировать свои производственные процессы и использовать зону от Канады до Мексики в качестве платформы мирового экспорта.

Итак, экономика ощутила облегчение. Границы остаются открытыми для ее товаров. А вот для людей они станут более закрытыми. Мексика согласилась использовать вновь созданную Национальную гвардию, предназначавшуюся первоначально для борьбы с наркопреступностью, прежде всего против мигрантов, чтобы остановить их продвижение в направлении севера. По критическому мнению правозащитных организаций, соглашение способствует милитаризации пограничного региона, криминализации миграции и превращает Мексику в пограничный форпост США.

Проблемы, связанные с миграцией, невозможно решить лишь односторонними жестами гуманитарного характера. Однако и репрессивные меры Трампа в среднесрочной перспективе также обречены на неудачу.

Создается впечатление, что мексиканский президент с левыми националистическими взглядами Андрес Мануэль Лопес Обрадор с людьми не считается. Во время предвыборной кампании он обещал более гуманную миграционную политику, а после своего вступления в должность в декабре щедро раздавал транзитные визы. Но это лишь подтолкнуло контрабандистов всего мира к еще более активным действиям. Всегда впереди всех, когда речь идет о наживе на беде других, они незамедлительно воспользовались легализацией транзита и начали раскручивать маховик миграции. Количество мигрантов вдруг удвоилось, а среди них стали попадаться не только латиноамериканцы, но и пришельцы со всего мира – от Эритреи, Китая и до Афганистана, – использующие Мексику в качестве трамплина. Прошло лишь шесть месяцев с момента инаугурации Лопеса Обрадора в декабре, как в Мексике оказалось полмиллиона человек, то есть столько, сколько обычно попадает в эту страну за год.

Картели, специализирующиеся на контрабанде нелегальных мигрантов, по подсчетам специалистов, ежегодно зарабатывают на торговле людьми в Мексике от $32 млрд до $36 млрд. Она стала третьим по доходности нелегальным видом бизнеса после торговли наркотиками и оружием. Чем труднее путь и больше риск, тем дороже стоимость и тем больше можно на этом заработать. В 1980-е годы контрабандисты брали за нелегальное пересечение границы с США несколько сотен долларов. Сегодня цена составляет до $10 тыс. Массовая миграция все чаще используется и в политических целях. В Гондурасе оппоненты правительства левой ориентации, близкие к Партии свободы и перестройки, с осени организовывают печально известные караваны беженцев в надежде подорвать доверие США к правому президенту Хуану Орландо Эрнандесу или добиться его свержения. Организация из США Pueblos sin Fronteras, выступающая за свободную миграцию во всем мире, со своей стороны взяла на себя сопровождение караванов на пути через Мексику, мало придерживаясь при этом существующих норм и обычаев.

Столь запутанное положение заставило и правительство Мексики осознать невозможность решения проблем, связанных с миграцией, односторонними жестами гуманитарного характера. Однако и репрессивные меры Трампа в среднесрочной перспективе также обречены на неудачу. Ведь они направлены против феномена, а не причин, которые обусловливают его. С одной стороны, речь о так называемых притягательных факторах: заинтересованности живущих в США испаноязычных граждан в воссоединении семей, наиболее благоприятном законодательстве о праве на убежище, а также   заинтересованности американской экономики в дешевой и бесправной рабочей силе.

С другой стороны, имеют место и факторы, выталкивающие людей из страны: изменения климата, лишающие мелких крестьян Центральной Америки основы для существования, высокий уровень преступности с применением насилия, встречающийся обыкновенно лишь в зоне военных действий, рост численности населения, многократно превышающий ресурсы стран, коррумпированные элиты, для которых миграция – прекрасный бизнес и желанная отдушина для снижения давления к осуществлению внутренних реформ. В 2017 году мигранты из Эль-Сальвадора, Гватемалы и Гондураса перечислили своим семьям на родину $4,3 млрд. На этом фоне меркнет гуманитарная помощь США размером в $500 млн. Деньги, поступающие от переводов из-за рубежа, идут прежде всего в сферу потребления, то есть прямиком в торговые центры, принадлежащие элитам. Поэтому их желание что-либо изменить в этой ситуации минимально, о чем говорит и политолог из Сальвадора, а также бывший активный участник гражданской войны Хоакин Вильялобос в своей заслуживающей внимания статье в журнале Nexos.

Итак, зона свободной торговли не является наилучшим решением. В случае с менее конкурентоспособными системами экономики стран Центральной Америки она не сработала.

Но этот регион является не только отрицательными примером. Он преподал нам несколько уроков относительно того, что могло бы сработать. Здесь, в частности, следует назвать интеграцию экономического пространства многих стран. НАФТА – один из интересных примеров. С момента заключения соглашения в 1994 году Мексике удалось повысить среднестатистический доход на душу населения с $5 тыс. до $8,6 тыс. и увеличить объем экспорта более чем на 600 процентов. Произошла диверсификация и дифференциация экономики. Сегодня благодаря ряду соглашений о свободной торговле Мексика стала четвертым в мире экспортером автомобилей. Этому сопутствовали и социальные изменения. Так, уровень рождаемости снизился с 3,2 до 2,1, а с 2007 года уровень миграции стал негативным. Это означает, что ежегодно число мексиканцев, возвращающихся в свою страну (прежде всего пенсионеров или людей предпенсионного возраста), превышает количество покидающих ее.

НАФТА не безупречна: для нее характерен большой разброс в размере заработной платы, на что по праву обращает внимание Трамп. Его давно следовало бы поэтапно повышать сообразно росту производительности труда мексиканских рабочих, что в свою очередь подхлестнуло бы внутренний спрос и развитие национального хозяйства. Необходимо было оказывать и финансовое содействие структурно слабым регионам. Отсутствие таких шагов со стороны мексиканской элиты стало большой ошибкой. Но и сомнения Трампа в целесообразности соглашения, из которого благодаря более низким ценам извлекают выгоду в том числе потребители и производители в США и без которого предположительно невозможным оказалось бы само существование американской автоиндустрии, также могут сыграть фатальную роль. Ведь и правительства США не сделали ничего, чтобы смягчить социальные последствия в тех секторах внутренней экономики, которые понесли потери в связи с этим соглашением.

Итак, зона свободной торговли не является наилучшим решением. В случае с менее конкурентоспособными, более удаленными системами «десертной экономики» стран Центральной Америки (из-за экспорта главным образом таким продуктов, как бананы, ром, кофе, какао) она не сработала. Тем более что Мексика получила определенную фору по времени. При этом первых успехов в Центральной Америке удалось добиться благодаря принятой во время правления Барака Обамы программе развития северного треугольника «Гватемала – Эль-Сальвадор – Гондурас», поставлявшего наибольшее количество мигрантов. Главный ее посыл состоял в преодолении коррупции и создании правового государства, что впервые сделало элиты подотчетными своему населению.

США поддерживают коррумпированных президентов с антикоммунистической репутацией, пришедших к власти путем обмана избирателей и торговли наркотиками

Самым положительным примером является деятельность Международной комиссии ООН по борьбе с безнаказанностью в Гватемале (CICIG). Ей удалось добиться впечатляющих успехов в борьбе с мафиозными сетями, созданными элитами, а также впервые построить систему эффективного и независимого национального правосудия. Вследствие этого упал уровень преступности и потерял значение важный фактор, толкающий людей к миграции.

После этого такие же комиссии были созданы в Эль-Сальвадоре и Гондурасе. К сожалению, Трамп сократил их поддержку после того, как лоббистам элит из центрально-американских стран удалось убедить его советников по Латинской Америке, среди которых преобладают «ястребы», в том, что в эти комиссии просочились коммунисты. Зато США поддерживают нынче коррумпированных президентов с антикоммунистической репутацией типа Джимми Моралеса в Гватемале или Хуана Орландо Эрнандеса в Гондурасе, пришедших к власти путем обмана избирателей и торговли наркотиками, но которые, по мнению правительства США, являются «антикоммунистическими», борются против левой оппозиции с применением в случае необходимости силовых методов и предоставляют свободу действий военным и спецслужбам Соединенных Штатов.

Такая стратегия разогревает внутреннее напряжение и дестабилизирует ситуацию в странах – поставщиках мигрантов вместо ее стабилизации. Объяснить столь контрпродуктивный подход можно лишь идеологической ослепленностью или вполне осознанным умыслом, при котором для США преодоление миграции вообще не играет роли, а речь идет лишь об ее использовании в политических целях как основной темы в предвыборной борьбе или же предлога для репрессивного вмешательства в странах, расположенных «на задворках» латиноамериканского континента.

Понравился материал? Подписывайтесь на рассылку прямо сейчас.

0 Комментарии читателей

Нет комментариев
Добавить комментарий

Ваш комментарий не должен превышать 800 знаков и содержать ссылки на другие сайты.

Соблюдайте, пожалуйста, наши правила комментирования.



Доступно 800 знаков
* Вы можете оставить комментарий под псевдонимом. Адрес Вашей электронной почты не публикуется.