В последние несколько недель Гайана попала на первые полосы многих международных изданий из-за вероятной аннексии части своей территории Венесуэлой. Третьего декабря 2023 года Венесуэла провела референдум (не имеющий обязательной юридической силы) о пересмотре спорной границы с Гайаной, в частности, о принадлежности района Эссекибо. Результат референдума: более 90 процентов голосов «за». В течение нескольких следующих дней Николас Мадуро, президент Венесуэлы, предупредил все международные нефтяные компании, работающие в районе реки Эссекибо, что в течение трех месяцев они должны покинуть эту территорию. Он также отдал приказ венесуэльским компаниям подготовиться к входу на международно признанную территорию Гайаны для разведки ископаемого топлива. Вооруженные силы Венесуэлы тем временем утверждают, что начали «инфраструктурные» работы «в Гайане».

Ирфаан Али, президент Гайаны, назвал эти шаги «прямой угрозой» для страны. Вооруженные силы Гайаны находятся в состоянии «повышенной готовности», привлечено Южное командование Вооруженных сил США. Генеральный прокурор Гайаны заверил, что для защиты от угроз, которые своими действиями несет Венесуэла, страна применит статьи 41 и 42 Устава ООН. Указанные выше статьи (возможно) предоставят Совету Безопасности ООН право начать военные действия против Венесуэлы, как это было во время Корейской войны или вторжения Ирака в Кувейт. Министр иностранных дел Венесуэлы назвал недавние шаги Гайаны «неуклюжими, угрожающими и рискованными». Шестого декабря министр иностранных дел Бразилии отметил, что риск начала войны существует.

Венесуэла отстаивает претензии преимущественно исками в Международный суд. Прямого конфликта пока удается избегать.

Река Эссекибо занимает примерно две трети территории Гайаны, регион содержит огромные запасы нефти. Международный арбитражный трибунал установил нынешнюю границу еще в 1899 году, однако этот процесс, по мнению многих венесуэльских правительств, был сфальсифицирован. Венесуэла отстаивает претензии преимущественно исками в Международный суд. Прямого конфликта пока удается избегать. В 2010-х двусторонние отношения считались положительными – Гайана была частью венесуэльской субсидированной нефтяной программы PetroCaribe. Когда же уровень экономики Венесуэлы начал падать, программа потеряла поддержку и уже в 2019 году была полностью распущена. Николас Мадуро, придя к власти в 2013 году, возобновил традиционные претензии Венесуэлы на Эссекибо.

Референдум 2023 года привлек внимание международного сообщества. В США заявили о «непоколебимой поддержке» Гайаны, а 7 декабря Южное командование Вооруженных сил США объявило о развертывании воздушной операции над страной. Бразилия – традиционно дружественная Гайане – усилила военное присутствие вблизи района Эссекибо и попыталась выступить посредником между Гайаной и Венесуэлой. Китай призвал к диалогу. Россия – близкий партнер Венесуэлы – молчит, но российские пропагандистские каналы активно работают.

Неужели это начало очередной войны?

Каракас блефует? Свидетельствуют ли недавние шаги Мадуро о его намерениях силой захватить Эссекибо? Эскалация ситуации Венесуэлой является серьезным делом, при этом  цель таких действий остается непонятной. Мысль, что война может начаться случайно или когда «ситуация выходит из-под контроля», является популярным фигуральным выражением, которое со временем не теряет актуальности, если посмотреть на течение истории. Но истинные намерения имеют значение. Но какими могут быть намерения Мадуро?

С одной стороны, усиливая этот конфликт, Мадуро укрепляет собственные позиции в стране. С 2019 года рейтинг поддержки Мадуро колеблется на уровне около 20 процентов. В 2024-м состоятся президентские выборы, что дает некоторым оппозиционерам основания для оптимизма и надежды на поражение Мадуро. Благодаря тайным переговорам между Каракасом и Вашингтоном, а также частичному ослаблению санкций со стороны США, режим может позволить оппозиционному кандидату – бывшему законодателю Марии Корини Мачадо – принять участие в выборах. В интервью Мачадо заявила, что режим Мадуро сейчас находится в самой слабой позиции.

Стоит признать, что референдум по региону Эссекибо разделил оппозицию на два лагеря: часть поддерживает правительство, другие называют сам референдум полной выдумкой. К тому же Каракас использовал референдум как повод для усиления репрессий. Седьмого декабря выдали новые ордера на арест членов венесуэльской оппозиции по обвинению в работе на одну из крупнейших в мире нефтяных компаний Exxon Mobile с целью сорвать декабрьский референдум. Многие из членов команды Марии Мачадо стали мишенями новых репрессий. Собственно, журналистка Себастиана Барраес прокомментировала, что Николас Мадуро, возможно, готовит кризис из-за Эссекибо, чтобы поставить на паузу выборы 2024 года.

Некоторые также сомневаются в готовности венесуэльских вооруженных сил. Несмотря на значительную численность (125 тыс. активно военнообязанных) по сравнению с вооруженными силами Гайаны (3 тыс.), основной целью венесуэльских военных являются репрессии – не война. Предыдущий боевой опыт в Колумбии на стороне колумбийских повстанцев неутешителен. Кроме того, Венесуэла имеет много активных вооруженных вызовов, таких как неудачное восстание 2020 года под руководством венесуэльских диссидентов. Ну и наконец, из-за горного, густо поросшего лесами региона пограничья нападение на Гайану потребует развертывания воздушных и морских операций, а Венесуэла не имеет достаточных возможностей ни для одного, ни для другого. Наземный штурм потребует вторжения в Гайану через бразильскую территорию, а это гораздо более рискованный шаг.

Услуга за услугу

Дальнейшая эскалация ситуации может поставить под угрозу ослабление санкций США и перспективы восстановления международной торговли Венесуэлы. Первого декабря Белый дом уже подал знак, что из-за нежелания Мадуро освободить политических заключенных готов возобновить санкции. Принимая все это во внимание, можно предположить, что эскалация ситуации в Гайяне может быть частью попытки Мадуро легитимизировать себя дома и получить рычаги влияния на США.

С другой стороны, вполне возможно, что из российской агрессии против Украины Мадуро сделал ошибочные выводы. А именно: государства, участвующие в войнах экспансии, могут выйти из воды относительно сухими. До ослабления санкций Венесуэла была одной из самых санкционированных стран мира, которая в течение более чем десяти лет страдала от последствий изоляции и разрушенной экономики. Как показал пример России, дополнительные санкции могут достичь не так уж и много (в краткосрочной перспективе). Кроме того, основные направления экспорта Венесуэлы находятся в Азии, а Запад и Латинская Америка, хотя и являются важными, но менее значительными направлениями. Итак, Каракас привык справляться в условиях экономической турбулентности.

Мадуро, возможно, думает, что в случае углубления кризиса Россия без колебаний окажет ему поддержку

Опыт последних лет, вероятно, также дает Мадуро ощущение силы во внутренних и международных делах. Восстание 2019 года потерпело поражение, операция по свержению власти Мадуро в 2020 году сорвалась. Международно признанное оппозиционное правительство было распущено в декабре 2022-го. Похоже, что деградация венесуэльских военных не уменьшает их готовности действовать в соответствии с результатами референдума, как предупреждает оппозиционная неправительственная организация «Гражданский контроль» (Control Ciudadano), осуществляющая мониторинг за вооруженными силами страны.

Наконец, Мадуро может рассчитывать на то, что Россия будет действовать по принципу «услуга за услугу». С тех пор как Россия начала войну против Украины в 2014 году, Венесуэла помогла Москве избежать полной дипломатической изоляции. В свою очередь, Россия инвестирует в Венесуэлу средства и даже обеспечивает безопасность режима с помощью наемников «Вагнера» и передачи возможностей для ведения кибервойны и технологий наблюдения. Двусторонняя торговля и инвестиции выросли, несмотря на санкции и постоянные экономические проблемы Венесуэлы.

Мадуро, возможно, думает, что в случае углубления кризиса Россия без колебаний окажет ему поддержку, если не путем прямого военного вмешательства, то по крайней мере мобилизовав мощный арсенал средств коммуникации и дезинформации. Уже сейчас российские медиасети, контролируемые государством, такие как RT и Sputnik, на испанском и других языках, усиливают нарративы Мадуро о Гайане и самом конфликте. Для внутренней аудитории российские СМИ начали распространять нарратив о том, что действия Венесуэлы являются исключительно оборонительными, а в войне виноваты США и их нефтяные компании. Как и в случае с Украиной, меньшая страна – Гайана – по сути не имеет шансов на субъектность.

Риск может заключаться в том, что Белый дом воспримет предостережение Гайаны как потенциальный спойлер в переговорах с Венесуэлой

Многие эксперты пришли к выводу, что Мадуро просто блефует. Однако риски остаются, и предупреждение Гайяны не стоит пропускать мимо ушей. США могут быть застигнуты врасплох потенциальной венесуэльской агрессией. Риск может заключаться в том, что Белый дом воспримет предостережение Гайаны как потенциальный спойлер в переговорах с Венесуэлой.

Объявленная Южным командованием Вооруженных сил США воздушная операция является сигналом сдерживания, но не стоит пренебрегать дипломатией, а действовать превентивно. Восьмого декабря Совет Безопасности ООН обсудил этот кризис. Каким бы ни был результат, организация должна усилить текущие посреднические усилия и быть готовой активизировать их в случае, если попытки Бразилии помочь зайдут в тупик. Хотя новая война в Латинской Америке представляется маловероятной, и если все же произойдет, то потенциально будет иметь ощутимые последствия. А это значит, что кризис заслуживает внимания.