Шапка

Дальше больше?
Политику Джасинды Ардерн по борьбе с COVID-19 высоко оценили как в Новой Зеландии, так и в мире. Но это еще не социал-демократия XXI века.

AFP
AFP

Данная статья также доступна на английском / немецком языке

Недавно Джасинда Ардерн стала самым популярным премьер-министром в новейшей истории Новой Зеландии как минимум с момента проведения первых систематических соцопросов в Новой Зеландии (которые берут свой отсчет с 1970-х годов). Нет никаких сомнений в том, что с началом пандемии COVID-19 ей удалось покорить сердца и умы многих новозеландцев. Ведь при всех восторгах международных СМИ, которые нередко преподносили Ардерн как вдохновляющего лидера, в стране ее личная популярность, равно как и популярность ее левоцентристской Лейбористской партии, не носила столь впечатляющего характера.

В ноябре 2019 года соцопрос Colmar Brunton зафиксировал значительный отрыв Ардерн от ближайшего конкурента в рейтинге предпочтительных премьер-министров (36 процентов против 10 процентов), но уровень поддержки Лейбористской партии остановился на 39 процентах, что лишь на два пункта превышает ее результат на выборах 2017 года, в то время как уровень поддержки оппозиционной правоцентристской Национальной партии составил 46 процентов. К февралю 2020 года мало что изменилось: личная популярность Ардерн выросла на шесть пунктов, а лейбористы приобрели два дополнительных пункта, но уровень поддержки оппозиции оставался нерушимым. Комментаторы отмечали высокую вероятность проведения всеобщих выборов в сентябре 2020-го.

Быстро пролистываем март, апрель и май, а также весь сопутствующий глобальный хаос в связи с COVID-19 и переходим к первому соцопросу Colmar Brunton в период пандемии – с заголовками, сообщающими о радикальных переменах в политическом ландшафте. Поддержка лейбористов выросла на 18 пунктов и достигла 59 процентов; поддержка националистов упала на 17 пунктов и оказалась на отметке 29 процентов. А 63 процента респондентов назвали Джасинду Ардерн своим предпочтительным премьер-министром. Она оставила позади популярного в свое время премьер-министра от Национальной партии Джона Ки, результат которого в сентябре 2011 года составил 59 процентов.

Неделей позже, по результатам соцопроса IPSOS с участием 1000 респондентов, Лейбористская партия была признана партией с наивысшей способностью к решению 18 из 20 стратегических задач страны. Главными проблемными вопросами были экономика, безработица, жилье, здравоохранение, бедность и инфляция, и по каждому из этих пунктов (а также девяти другим) лейбористы продемонстрировали значительный рост своих рейтингов.

Если концентрироваться на политике Ардерн по борьбе с COVID-19, вне поля зрения остаются другие ее достижения в статусе премьер-министра, а также масштаб стоявших перед ней вызовов по сравнению с деятельностью предыдущих премьеров

Отчасти это объясняется действиями правительства по борьбе с COVID-19 – не просто с позиции принятых антикризисных решений, но и с точки зрения тех приемов, к которым прибегнула Джасинда Ардерн, когда доводила до сведения общественности необходимость введения карантинного режима в Новой Зеландии. Ее риторика была теплой, иногда остроумной, наполненной спокойной решимостью. Она призывала новозеландцев быть доброжелательными, «объединяться», «оставаться дома и быть в безопасности» и создавать маленький «пузырек» близких людей для предотвращения массового заражения. Она озвучивала эти установки официально, вместе с министром здравоохранения, ежедневно в 13:00 по всем ведущим СМИ, а в более непринужденной манере – через Facebook и Instagram. Чуть ли не ежедневно сотни тысяч новозеландцев включали свои телевизоры для просмотра ее эфиров.

Впрочем, если концентрироваться на политике Ардерн по борьбе с COVID-19, вне поля зрения остаются другие ее достижения в статусе премьер-министра, а также масштаб стоявших перед ней вызовов по сравнению с деятельностью предыдущих премьеров. В частности, в 2017 году она сформировала коалицию для своей партии со вторым результатом на выборах (в небывалом для Новой Зеландии формате смешанной избирательной системы немецкого типа) вместе с популистской консервативной партией и Партией зеленых. Получился необычный, но стойкий политический союз.

В 2018 году Ардерн стала второй женщиной в мире, которая родила ребенка во время пребывания в должности премьер-министра, причем в период беременности ей пришлось защищаться от презрительных комментариев некоторых мужчин о сочетании материнства и политического руководства. В итоге она стала первым политическим лидером, взявшим с собой ребенка на Генеральную Ассамблею ООН. В 2019 году решительную и сострадательную реакцию с ее стороны вызвали нападение на мечеть в Крайстчерче и смертоносный вулканический взрыв на острове Вакаари (Белый остров).

Вначале было много разговоров о «трансформации». Но правительство Ардерн еще только нащупывает социал-демократическую модель XXI века.

Все это время в риторической стратегии она делала акцент на важности доброжелательности и заботы о нынешнем и будущем поколениях – как в процессе управления, так и в его конечных результатах. Она добилась, чтобы сокращение детской бедности стало частью законодательства; она дала поручение министру финансов перевести систему бюджетного планирования на новые рельсы, чтобы она была нацелена на благосостояние, а не на традиционные определения и показатели экономического роста; и она позволила партнерам по коалиции продвигать политические инициативы на региональном и климатическом направлениях.

Вначале было много разговоров о «трансформации». Но правительство Ардерн еще только нащупывает социал-демократическую модель XXI века – этому помешали желание предстать в образе «финансово-ответственного» руководства и ввести ограничения на распределение властных полномочий. Перечисленные реалии трехлетнего правления, крайне низкий уровень доверия деловых кругов, а также консервативный подход к столь необходимому увеличению социальных пособий и введению справедливых ставок оплаты труда – все это означало, что в начале 2020 года заметное меньшинство избирателей из правого и левого политических спектров оставались неуверенными в том, заслуживает ли возглавляемое Ардерн правительство второго срока полномочий.

Но тут подоспел COVID-19, и на помощь Ардерн пришли знания и навыки из ранее пройденного ею ускоренного курса антикризисного менеджмента, а также ее врожденный стиль руководства и общения со спокойной решимостью. Эта пятимиллионная страна сплотилась вокруг решения ее правительства о введении карантинного режима и медленном, поэтапном возвращении к некоему подобию нормальной жизни, пусть и с закрытыми границами. Национальная партия сменила своего лидера в попытке отвоевать часть своих сторонников, но пока без особого успеха. Интернет-тролли правого толка не прекращают своих кампаний против Ардерн в социальных сетях с унизительными хештегами и тем самым показывают нечто большее, чем просто страх перед прогрессивной молодой женщиной, которая продолжает оставаться лучом надежды для мирового сообщества в вопросах изменений климата, толерантности, а также борьбы с пандемией.

Фактически лейбористы – фавориты этих выборов. И только время покажет, приведет ли их победа к более прогрессивному и целостному социал-демократическому имиджу новозеландского общества после COVID-19.

При всей популярности Ардерн новозеландцы вряд ли позволят ей сформировать правительственное большинство по итогам сентябрьских выборов. Многие новозеландцы распределяют свои голоса между двумя партиями для обеспечения определенного контроля за действиями исполнительной власти. Более того, если исходить из последних прогнозов ОЭСР, то экономические последствия наших карантинных мер будут тяжелыми и длительными. Ожидаемый в ближайшие месяцы значительный рост безработицы не укрепит позиции лейбористов. При этом правительство в мае решило выделить из бюджета 50 млрд новозеландских долларов на создание Фонда по противодействию COVID-19 и ликвидации его последствий. Значительная часть из уже утвержденных 30 млрд пойдут на реализацию инфраструктурных проектов и обучение в коммерческом секторе.

В этом смысле возглавляемое Ардерн правительство несколько напоминает старую добрую социал-демократию – партию, представляющую интересы людей рабочего класса. Вполне закономерны прозвучавшие громкие призывы о необходимости должного учета гендерных различий при распределении оставшихся 20 млрд новозеландских долларов. Заметен рост ожиданий женских социальных групп по поводу того, что Джасинда Ардерн задействует свой политический капитал для существенного улучшения материального благосостояния женщин в постэпидемиологический период, особенно с учетом того, что женщины составляют большинство работников жизненно важных сфер общества. При этом женские голоса сыграли важную роль в предыдущих электоральных успехах лейбористов.

Тем не менее когда до выборов остается менее 100 дней и есть подушка приблизительно в 10 процентов голосов, позиции Ардерн выглядят сильными в плане формирования нового правительства после закрытия избирательных участков 19 сентября. Фактически лейбористы – фавориты этих выборов. И только время покажет, приведет ли их победа к более прогрессивному и целостному социал-демократическому имиджу новозеландского общества после COVID-19.

Понравился материал? Подписывайтесь на рассылку прямо сейчас.