Шапка
IPG Logo

Свобода или лень?
Нам нужен трезвый взгляд на безусловный базовый доход

(c) AFP 2017
(c) AFP 2017
Наряду с трудовой деятельностью и общественной работой существуют и другие возможности проводить время

Многие люди одобряют безусловный базовый доход (ББД) без всяких ограничений, так сказать, безусловно. Другие – также решительно выступают против него.

Не доказано, но доказуемо

Одно важное утверждение – и надежда – для сторонников ББД заключается в том, что люди с безусловным основным доходом будут активнее участвовать в политике, жизни общества и семейной жизни. Это могло бы в самом деле коснуться многих людей, но, опять же, вовсе не затронуть многих других. Так как наряду с трудовой деятельностью и общественной работой существуют и другие возможности проводить свое время. Таким образом, есть недоказанная надежда.

Не доказано также то, что бедность и неравенство распределения доходов будут минимизированы. Кратковременно – это, конечно, так, но долговременность такого эффекта сомнительна. Потому что он зависит также от того, как ББД изменит экономность и бережливость людей, их отношение к стремлению получить образование и их мотивацию к жизненным достижениям в целом.

Не доказано также то, что бедность и неравенство распределения доходов будут минимизированы

Ожидается, что масштабные средства для финансирования ББД можно получить за счет накоплений при общественном управлении. То, что при этом будут накопления, это понятно, так как отпадут многие (но ни в коем случае не все) административные проверки нужд и потребностей людей. Однако сколько это могло бы быть, не знает никто. Единственная известная мне серьезная оценка этой возможности экономии была сделана в 1995 году политэкономом Рихардом Хаузером (Richard Hauser). Он демпфирует уже тогда большие ожидания.

В то же время утверждение противников ББД, что якобы многие люди будут редуцировать свою трудовую деятельность, тоже не доказано. Это среди прочего существенно зависит от разработки налогового тарифа (который, конечно же, необходимо будет изменить в связи с ББД) в нижнем, среднем и верхнем диапазоне доходов.  

Не очень убедительно, но, вероятно, соответствует действительности

Маловероятно, что ББД подвигнет людей идти на повышение рисков и, например, активнее заниматься предпринимательством. Во-первых, вряд ли будет разрешен такой большой безусловный доход, чтобы намного легче преодолевать барьеры начального этапа предпринимательской деятельности. Во-вторых, люди поймут на собственном опыте, что ББД сам по себе является риском. Сможет ли он каждый год воспроизводиться повторно в условиях конкуренции между многими государственными статьями расходов и возрастать в соответствии с уровнем инфляции и общим ростом дохода?

Грозящая технологическая безработица с недавних пор стала аргументом руководителей крупных международных предприятий для введения ББД. Но ведет ли дальнейшая дигитализация и роботизация к технологической безработице – по этому вопросу есть противоречивые прогнозы. В любом случае достигнутый к настоящему времени уровень автоматизации не привел сегодня к такого рода безработице. Тем не менее чего нет сейчас, может еще быть в будущем. Но тогда надо бы и можно смотреть дальше. Таким образом, представляется малоубедительным то, что вследствие технологической безработицы, вероятной в будущем, уже сейчас надо вводить безусловный основной доход.

Неубедительно, в конце концов, также и то утверждение противников, что ББД невозможно профинансировать. Его можно точно так же профинансировать, как любое другое существенное повышение государственных расходов. Граждане должны быть «всего лишь» готовы к тому, чтобы нести на себе последствия введения ББД. А этими последствиями, во-первых, является повышение налогов. Предположительно, это привело бы к небольшому повышению НДС и значительному повышению ставок налогообложения доходов в среднем и верхнем диапазонах. Во-вторых, последствием было бы то, что о других больших проектах необходимых реформ, например, в области образования, долгое время вообще не было бы и речи.

Как следовало бы приступить к эксперименту с ББД

Многие утверждения по поводу эффектов ББД, ожидаемых с надеждой или вызывающих опасение, не должны оставаться недоказанными или неубедительными. Их можно было бы доказать, подкрепить или опровергнуть фактами. Для этого полезными и необходимыми являются модельные и имитационные расчеты. Прежде всего для выяснения потребности в средствах финансирования ББД и возможности его финансирования такие расчеты были подготовлены сторонниками и противниками ББД в Германии. Однако для выяснения изменений в поведении, возникающих при использовании ББД, необходимы научно обоснованные социально-экономические эксперименты.

В 1970-е годы в этом направлении выполнялся крупный проект в США. Через много лет, после того как противники и сторонники ББД лишь обменялись утверждениями, опять проводится несколько экспериментов. К сожалению, при этом в Нидерландах и в Финляндии речь идет только о вопросе трудовой деятельности под влиянием ББД. Но здесь было бы намного больше интересного для исследования.

Малоубедительно то, что ББД подвигнет людей идти на повышение рисков и, например, активнее заниматься предпринимательством

Немецкие сторонники ББД довели дело до эксперимента лишь в одной деревне в Намибии (с 2008 года в течение нескольких лет). Правда, для осуществления намерения был отправлен персонал, энтузиазм которого был значительно больше, чем профессиональная квалификация. Именно о якобы благоприятных и не само собой разумеющихся эффектах ББД – представляющих особый интерес – удалось лишь высказать утверждения, но не подтвердить их фактическими результатами.

Теперь и немецкие сторонники ББД обратили свой взор на эксперименты, с надеждой называемые «пилотными проектами». Вольфганг Штренгманн-Кун (Wolfgang Strengmann-Kuhn), депутат бундестага от Партии зеленых и один из видных сторонников ББД, решил заручиться подтверждением Отдела научного обслуживания бундестага в виде экспертизы в конце 2016 года о том, что в Германии тоже возможны эксперименты. При этом, по-видимому, обнаружились сомнения. После того как ситуация прояснится, следующим шагом является определение пригодной методики выполнения такого эксперимента. При этом цель должна быть в том, чтобы результаты эксперимента были признаны противниками и сторонниками ББД.

Каковы основные требования к достоверности результатов социально-экономического эксперимента? Прежде всего важно, чтобы возможные поведенческие изменения вследствие введения ББД исследовались комплексно. То есть речь должна идти не только о вопросе трудовой деятельности. Напротив, необходимо учитывать полностью весь бюджет времени получателей ББД, а он охватывает также личное участие в жизни семьи, в общественной жизни и политике. Но и к трудовой деятельности нужно присмотреться и учесть также некоторую активизацию предпринимательства.

Для обеспечения финансируемости ББД важным является вопрос: какие из предоставляемых государством социальных выплат могли бы быть отменены?

Наряду с бюджетом времени следовало бы также выяснить, как изменяется экономное расходование под влиянием ББД. То же самое относится к использованию предложений по образованию, повышению квалификации и приобретению новой специальности.  

При рассмотрении вопроса о стремлении к получению образования в поле зрения эксперимента наряду с детьми должны оказаться также и взрослые. В отличие от экспериментов, проводимых в Голландии и Финляндии, следовало бы учесть не только безработных и получателей государственной социальной помощи. В большей степени это должен быть некий срез общества. Потому что именно учет также и граждан со средним и высоким доходом (то есть нетто-плательщиков – тех, кто платит в бюджет больше, чем получает из него) вызывает необходимость изначально опробовать в эксперименте определенную модель финансирования и выявить ее последствия. Напротив, эксперименты в Голландии и Финляндии (иначе, чем более ранний эксперимент в США) полностью затемняют возможные эффекты финансирования ББД.  

Разработку методической концепции и руководство проведением такого эксперимента, а также выполнение оценки результатов следовало бы поручить соответствующему рабочему объединению социологических научно-исследовательских институтов и университетов, как это было в США. При этом полнейшая прозрачность процедуры и результатов была бы само собой разумеющимся явлением (совершенно иначе, чем при эксперименте в Намибии).

Вопросы практической реализации ББД

Вероятно, не все сторонники безусловного основного дохода – в новой «Партии ББД» (BGE-Partei) и в существующих партиях – ясно представляют себе, какие трудные решения они должны принять для политической реализации своей идеи. Насчитывается по меньшей мере пять таких решений:

  1. Должен ли выплачиваться ББД фактически каждому гражданину (мнение Гетца Вернера (Götz W. Werner))? Тогда очень большая ежемесячно выплачиваемая сумма должна будет финансироваться за счет массовых повышений налогов (НДС – вверх до 50 процентов). Или же в размеры ББД надо ввести некий необлагаемый налогом минимум при налогообложении доходов, который действительно выплачивался бы только при отсутствующем или очень незначительном собственном доходе (решение по принципу «отрицательного налога на доходы»)?
  2. Для обеспечения финансируемости ББД важным является вопрос: какие из предоставляемых государством социальных выплат можно тогда отменить? Как будут затронуты приобретенные притязания на пенсию и пособие по безработице? Тяжелые вопросы права и порядочности. Политически важно также, какие институты социальной и налоговой политики будут при этом финансово нагружены и какие разгружены?
  3. Кто будет получать ББД (или необлагаемый налогом минимум)? Владельцы немецкого паспорта? Граждане, проживающие в стране на некий данный момент? Также и дети, живущие за границей? Претенденты на статус беженца? Беженцы, которые обязаны выехать из страны, но имеющие временный допуск на пребывание?
  4. Каким должен быть размер ежемесячного ББД? Какой может быть сумма финансирования, то есть насколько осуществимой с политической точки зрения? Актуальная ставка социального пособия, согласно концепции Хартца (Hartz-IV-Satz), но без лимитирования поведения? 1000 евро, как требует Гетц Вернер? 1500 евро, как требует Сюзанне Вист (Susanne Wiest) в петиции бундестагу, или же 2300 евро, как звучит требование в Швейцарии (2500 швейцарских франков)? А для детей – полный или половинный ББД?  
  5. И, наконец, при решении проблемы «необлагаемого налогом минимума» возникает вопрос о том, каким должна быть подвижность налогового тарифа в нижнем диапазоне налога на доходы. Чем медленнее возрастает налоговая ставка при собственном дополнительном доходе, тем больше должен быть смысл в собственном дополнительном труде – это то, к чему стремятся многие сторонники ББД. Но число нетто-плательщиков налога становится тогда соответственно меньше, а требуемая дополнительная нагрузка на средние и высокие доходы – соответственно больше. Отсюда следует, что в этом диапазоне доходов могут возникнуть как раз противоборствующие эффекты.
Об определении позиции политических партий по вопросу ББД

При оценке вопроса о том, следует ли политической партии включать в свою программу пункт с требованием ББД, необходимо прежде всего учитывать три фактора.

Во-первых, ББД вовсе не означает конкретный ББД. Важные различия могут встречаться при решении всех пяти вышеупомянутых вопросов. И эти различия нетривиальны. Социалистический кандидат в президенты Франции Бенуа Амон (Benoît Hamon), вероятно, знает, что его сведения о ББД, которого он требует и который должен вводиться поэтапно и в конечном итоге достичь 750 евро, еще долго не будет представлять собой дефиницию определенной модели ББД. Возможно, он надеется на избирателей, которые удовлетворятся лозунгом «Безусловный основной доход!».

Во-вторых, избиратели спросят себя, как различные модели ББД могут повлиять на их доходы. При этом здравомыслящие граждане будут рассматривать не только свой актуальный доход, но также и тот доход, который мог бы быть ниже из-за личной или семейной неудачи.

В-третьих, многие избиратели, учитывая воздействие на их актуальный и будущий доход и на доход их сограждан, вправе задать такой вопрос: «Корректен ли ББД?» На это есть два взаимопротивоположных ответа. Один ответ такой: выплата ББД не только корректна, но общество якобы как раз и имеет моральную обязанность долгосрочно и без всяких условий выплачивать сносный основной доход тем, кто принадлежит обществу, и именно только лишь потому, что они есть часть общества.

Другой ответ: ББД – это непорядочно, так как к порядочности общественной нормы относится взаимность. Но безусловность ББД отказывается как раз от того, чтобы в качестве встречного действия потребовать от получателей ББД установленный обществом определенный вклад в общее благосостояние, даже если такой вклад мог бы быть внесен.

Вывод: страстный спор сторонников и противников безусловного основного дохода можно было бы погасить, если бы поведенческие изменения, которые могли бы быть инициированы определенным основным доходом – на который одни надеются и которого другие боятся – были бы проверены с помощью полевых испытаний. При этом решать вопросы нужно более комплексно, чем во время актуальных испытаний в Финляндии и Нидерландах.

Понравился материал? Подписывайтесь на рассылку прямо сейчас.

1 Комментарии читателей

Борис написал 03.04.2017
Такой хренг редко читал, набор слов без смысла и содержания.
Добавить комментарий

Ваш комментарий не должен превышать 800 знаков и содержать ссылки на другие сайты.

Соблюдайте, пожалуйста, наши правила комментирования.



Доступно 800 знаков
* Вы можете оставить комментарий под псевдонимом. Адрес Вашей электронной почты не публикуется.