В 2017 году каждый час происходило около шести преднамеренных убийств женщин людьми, которых они знали. Из 87 тыс. женщин, убитых в том году, менее половины были убиты незнакомцами. Фемицид принимает разные формы, и во всем мире используются разные концепции. Притом что различия между «фемицидом» и, скажем, «феминицидом» не только лингвистические, но и культурные, существует определенное согласие по важным ключевым элементам. Как правило, под фемицидом понимают «убийство женщин и девочек из-за их пола». Эти убийства являются результатом неравноправия в структурах власти, основанных на «традиционных» гендерных ролях, обычаях и образе мышления. Они являются лишь верхушкой айсберга с точки зрения гендерного насилия в отношении женщин и девочек.

Учитывая такое ужасное положение дел, неприятно думать, что некоторые мужчины пытаются оправдать свою ненависть и насилие в отношении женщин. Вскоре после того, как 22-летний боевик убил пять человек на улицах Плимута в Великобритании, появились сообщения в новостях, связывающие его с малоизвестным движением инцелов, в основном действующим онлайн. «Женщины высокомерны и имеют невероятные права», – написал убийца в социальных сетях незадолго до нападения, назвав себя «огорченным и завистливым».

Кто такие инцелы?

Идеология инцела основана на концепции принудительного безбрачия – идее о том, что определенные физические, биологические, социальные и психические характеристики не позволяют мужчинам иметь доступ к некому «сексуальному рынку». Они утверждают, что на этом рынке преобладают популярные парни и девушки, что исключает участие инцелов. В результате возникло озлобленное форумное сообщество мужчин, которые считают себя изгоями общества и обращают свой гнев в первую очередь против женщин, но также против мужчин и пар. В отличие от большинства актов фемицида, многие инцелы не нападают на знакомых женщин – в соответствии с террористической философией жертв обычно выбирают произвольно.

Женоненавистничество и сексуальная фрустрация, безусловно, являются ключевой частью движения и идеологии

В сложном пространстве бытового экстремизма и терроризма инцелы занимают достаточно интересное место. Похоже, они не представляют такой же угрозы, как сторонники превосходства белых или салафиты-джихадисты, но разжигают страх и провоцируют жаркие дискуссии. Их довольно странное «учение» выходит за рамки предполагаемых идеологических границ. К примеру, крайне правый экстремист, напавший на синагогу и кебабную в Германии, повторил несколько фраз, распространенных в чатах инцелов. Но независимо от того, как мы воспринимаем их идеологически, насильственные элементы движения остаются для западных сообществ террористической угрозой.

Почему инцелы опасны?

Во-первых, 2020 и 2021 годы были достаточно плохими в контексте насилия со стороны инцелов. Самым масштабным, конечно же, было нападение в Плимуте, в результате которого погибли пятеро, но в инцидентах в США и Канаде также были жертвы, что напомнило об угрозе для Северной Америки. Самым серьезным случаем в США был инцел из Аризоны, который начал стрелять в торговом центре в Глендейле в мае 2020 года, чтобы убить пары. Три человека получили ранения. В Торонто подростку было предъявлено обвинение в теракте после убийства женщины в массажном салоне. А в Вирджинии одному человеку оторвало руку, когда он пытался сделать бомбу.

Аналитики по вопросам борьбы с терроризмом часто ссылаются на связь между намерениями и возможностями – там, где они встречаются, терроризм неизбежен. В случае инцелов намерения часто превосходят возможности, и единственная причина, по которой насилие в течение последних двух лет не было более заметным, – это некомпетентность злоумышленников и отличная работа полиции. Но важно то, что намерения все же были. Пока сохраняется намерение, мы находимся под угрозой.

Во-вторых, глубокая озабоченность по поводу радикализации экстремизма, связанная с пандемией, может оказаться еще более справедливой, когда речь идет об инцелах. Эксперты обеспокоены тем, что те же проблемы, с которыми мы все столкнулись во время пандемии – изоляция, одиночество, скука и слишком много времени в Интернете – будут подпитывать экстремизм. Причина, по которой пандемия так опасна именно с точки зрения радикализации, заключается в том, что, в отличие от других экстремистских движений, эти факторы являются частью самой идеологии.

Инцелы в Интернете радикально настроены и постоянно говорят о недостатке друзей и романтических перспектив, о том, как проводят день за днем в одиночестве дома, о проблемах на учебе или при поиске работы. Женоненавистничество и сексуальная фрустрация, безусловно, являются ключевой частью движения и идеологии. Но также следует понимать, что идеология инцелов подпитывает сама себя. Чувства, эмоции и состояния, которые приводят к радикализации, только усилились во время пандемии. Уже сейчас большинство актов насилия со стороны инцелов сводятся к убийству с самоубийством – как и в Плимуте, радикализованные инцелы стремятся покончить с собой и при этом забрать с собой как можно больше людей.

В третьих, наблюдается расширение движения в Европу. Большинство случаев насилия со стороны инцелов происходили в Северной Америке, но после многочисленных арестов в Шотландии и Англии произошла трагедия в Плимуте, в то время как в Германии и Италии инцелы также начали мобилизоваться в более насильственном контексте.Инцелы являются предельным примером текущей тенденции терроризма, в которой движения, ранее, казалось, существующие исключительно в одной-двух странах, пересекли океаны и границы с помощью соцсетей и радикализовали новых последователей в новых странах. Из-за этого с ними намного труднее бороться, они не вписываются в традиционные концептуализации, используемые национальными контртеррористическими агентствами. И эта тенденция может усилиться. В изначальной идеологии нет ничего «западного», что могло бы помешать ее дальнейшему распространению, например, в Азию.

Мы сталкиваемся с движением сторонников превосходства мужчин, которое порождает экстремистов, и они полны готовности атаковать, как никогда ранее

В-четвертых, инцелы привлекли немало внимания со стороны медиа и организаций по борьбе с терроризмом, но есть и другие женоненавистнические движения, которые не менее опасны. И если слишком сосредоточиться на инцелах, мы рискуем пропустить угрозу с другой стороны. Самый яркий пример – стрельба в Атланте в этом году, где на женщин нападали в многочисленных спа-салонах с преимущественно азиатской клиентурой. Злоумышленник не являлся инцелом, но у него, как и у них, были личные сексуальные претензии и одновременно идеология, которая оправдывает насилие против чужой группы, в частности в этом конкретном случае – с расовым измерением. В борьбе с инцелами нельзя упускать из виду, насколько важно бороться с женоненавистничеством и мужским превосходством в целом (включая различные формы фемицида во всем мире).

Террористическая угроза?

Дискуссии о том, как противостоять этому движению и стоит ли его считать «террористической» идеологией, продолжаются. В частности, Канада первой стала требовать, чтобы насилие со стороны инцелов классифицировалось как терроризм, что вызвало бурные дебаты на эту тему. США, похоже, следуют ее примеру, но гораздо более осторожно. Один из основных вопросов, когда речь идет о противодействии насилию инцелов: стоит ли называть это «терроризмом»?

Эти вопросы усложняются тем фактом, что не все акты насилия по инициативе инцелов включают в себя одинаковые идеологические компоненты. Здесь хороший пример для изучения представляет собой Плимут. Первую признанную атаку инцела, нацеленную на помещение сестринства в Исла-Виста, Калифорния, совершил преступник, который опубликовал манифест и видео, прямо заявляя о своей ответственности за эту атаку и связывая ее с данной идеологией. В Плимуте это не произошло. Слово «терроризм» и правовые последствия, которые могут сопровождать его, должны использоваться для насилия на основании идеологии, которое явно нацелено на определенную группу и направлено на распространение страха – этот стандарт подходит не для каждого акта насилия, связанного с инцелами, включая нападение в Плимуте – но некоторые все же подходят.

В любом случае мы сталкиваемся с движением сторонников превосходства мужчин, которое порождает экстремистов, и они полны готовности атаковать, как никогда ранее, им способствует пандемия, они расширяют движение в Европу и являются всего лишь одной из многочисленных групп в рамках движения за мужское превосходство. Таким образом, в борьбе с терроризмом после COVID-19 необходимы дальнейшие исследования и пристальное наблюдение за этими тенденциями.