Шапка
IPG Logo

«Превращение» Центральной Европы
Почему подражание Западу неизбежно ведет к национальному ресентименту

AFP
AFP
Венгрия и Польша перешли от моделей либеральной демократии к нелиберальным мажоритарным режимам заговорщиков

В романе Франца Кафки «Превращение» главный герой Грегор Замза пробуждается однажды утром «от беспокойного сна», обнаружив, что он «в своей постели превратился в гигантское насекомое». Излишне говорить о том, что семья Замзы шокирована и понятия не имеет, что делать с этим уродливым созданием, которым он стал.

Европейцам знакомо это чувство. В 2018 году, они были вынуждены признать, что Венгрия и Польша перешли от перспективных моделей либеральной демократии к нелиберальным мажоритарным режимам заговорщиков. Сейчас остальная Европа должна решить, что делать с незнакомыми существами, проживающими в их доме.

Но в первую очередь стоит подумать о том, по какой причине произошли эти нелиберальные преобразования. Почему люди, которые по-прежнему считают себя абсолютными Европейцами, поддержали восстание против Европейского союза, охватывающее ксенофобию и нативизм? И почему либералы со всей Европы не смогли вовремя отреагировать?

Отчасти проблема заключается в том, что либеральные элиты успокоились на достигнутом и стали слишком уверенны в способности институтов ЕС сдерживать популистских выскочек. Однако, что еще важнее, они не осознали, что призыв популизма носит больше психологический, чем идеологический характер.

Чтобы понять метаморфозу Центральной Европы, нужно учесть, что политическим императивом региона на протяжении почти трех десятилетий было «Подражать Западу!». Этот процесс проходил под разными названиями – демократизация, либерализация, конвергенция, интеграция, европеизация – но, по существу, это была попытка посткоммунистических реформаторов импортировать либерально-демократические институты, принять западные политические и экономические структуры и публичное признание западных ценностей. На практике это означало, что посткоммунистические страны были вынуждены принять 20 тыс. новых законов и положений – ни одно из которых не обсуждалось в их парламентах – чтобы соответствовать требованиям для вступления в ЕС.

В данном случае, принятие иностранной модели политической экономии, оказалось неожиданным моральным и психологическим недостатком. В жизни имитатора начинают преобладать чувства неадекватности, неполноценности, зависимости и потери идентичности. Создание и размещение убедительной копии идеализированной модели требует неустанной критики – если не презрения к – собственной самобытности до этого момента. Когда целая страна подвергается этому самоотречению, изнурительное чувство постоянного осуждения неизбежно становится эндемическим. В конце концов, реализация идеала по определению невозможна.

Неудивительно, что процесс урегулирования после 1989 года вызвал мучительное чувство негодования. И сегодня, это национальное негодование стало движущей силой волны нативистов, охватившей Центральную и Восточную Европу. В основе популистской контрреволюции лежит радикальный отказ от императива подражать либерально-демократическому Западу.

Другим способствующим фактором является массовая эмиграция из стран Центральной Европы после их присоединения к ЕС. Депопуляция помогает объяснить, почему страны, которые так много выиграли от политических и экономических изменений последних двух десятилетий, тем не менее испытывают чувство потери, даже травмы. Например, в период между 1989 и 2017 годами Латвия, Литва и Болгария потеряли 27%, 23% и 21% своего населения, соответственно. Аналогичным образом, 3,4 млн. румын – подавляющее большинство из них моложе 40 лет – покинули свою страну с 2007 года. По всему региону, сочетание стареющего населения, низкий уровень рождаемости и массовая эмиграция вызвали демографическую панику, парадоксально выраженную в виде страха перед беженцами из Африки и Ближнего Востока (вряд ли кто-нибудь из них фактически остался в Центральной Европе).

Некоторые западноевропейцы всегда жаловались на свободное перемещение людей внутри ЕС; но теперь это делают и многие жители Центральной Европы, хотя и совершенно по иной причине. Рассмотрим пример болгарского врача, который уезжает из своей страны в поисках лучших профессиональных возможностей в западной части континента. Он не только лишает свою страну своих талантов и навыков, он, также лишает ее инвестиций, которые она сделала, предоставив ему образование и другие формы социального капитала. Денежные переводы, которые врач отправляет обратно своим старым родителям, не компенсируют эту потерю.

Это возвращает нас к психологическому измерению метаморфозы Центральной Европы. Если вы живете в стране, где большинство молодых людей не могут дождаться того момента, чтобы уехать, вы будете чувствовать себя неудачником, независимо от того, насколько хорошо вы живете. Это неизбежное чувство утраты и неполноценности объясняет, почему Польша стала олицетворением нового популизма. Тот факт, что в этой же стране также наблюдается снижение уровня неравенства, повышение уровня жизни и самый быстрый рост в Европе в период с 2007 по 2017 год, вряд ли имеет значение.

Будучи главными сторонниками императива подражания, посткоммунистических либералов стали рассматривать как политических представителей тех, кто покинул свои страны и никогда не вернутся. Между тем, западная система, которая должна была служить моделью для Центральной Европы, погрузилась в свой собственный кризис.

Поэтому неудивительно, что те, кто остались в обществах Центральной Европы, отвергли подражание и подняли тревогу по поводу депопуляции – даже «этнического исчезновения». «Маленькая нация, – заметил однажды писатель Милан Кундера, – это та, чей сам факт существования может быть в любой момент поставлен под сомнение; маленькая нация может исчезнуть, и она это знает». Жители Центральной Европы уже видели мир, в котором исчезали их культуры. И с наплывом технологических изменений и угрозой массового сокращения рабочих мест они стали воспринимать этническое и культурное разнообразие, как экзистенциальную угрозу.

Тем не менее, в то время как жители Центральной Европы теряют вкус к подражанию, им также известно, что распад ЕС станет грандиозной трагедией для их стран. Углубление разрыва между Востоком и Западом не обратит вспять депопуляцию, но это может стать угрозой для экономических перспектив Центральной Европы. В результате регион оказывается разорванным между нежеланием играть роль претендента и страхом, что его собственный популистский разворот может ускорить крах ЕС. В любом случае «беспокойные сны» Центральной Европы стали постоянной реальностью.

(c) Project Syndicate

Понравился материал? Подписывайтесь на рассылку прямо сейчас.

6 Комментарии читателей

Самая большая+Иллюзия,+что+ЕС+-+прочный+и+несокрушимый+альянс+очень+разных+стран,+разного+исторического+развития,+уровнем+экономики+и+нацио написал 30.01.2019
Происходящее со странами Центральной Европы совершенно закономерно в силу абсолютно авторитарных методов Брюсселя, которые ничем не отличаются от методов Москвы во времена, когда эти страны входили в лагерь социализма. Абсолютизм, с коим диктуют руководящие структуры ЕС, совершенно не приемлем для этих стран. ОНИ ЭТО УЖЕ ПРОХОДИЛИ! Наконец, эти страны не участвовали в экспорте "ДЕМОКРАТИИ" на Ближнем Восток и Магрибе, но почему-то "обязаны" принять беженцев, ради пресловутой "евросолидарности", но во вред себе? Тот, кто инициировал хаос на Ближнем Востоке, отсиживается за океаном и никаких квот на приём беженцев не ввёл! А Центральная Европа не желает быть козлом отпущения - и это нормально!Сладостное заблуждение о непогрешимости либерализма системный кризис опровергает такой догматизм.
Александр написал 31.01.2019
Да потому что ЕС превращается в уродца "СССР"....
Геннадий написал 31.01.2019
Ресентимент
Ксенофобия
Мажоритарный
Нативизм
Империи в
Конвергенция
Экзистенциализм
И т.п.
Не слишком-ли много для одной статьи? Будьте проще и к Вам "потянутся".С уважением,...
Баба Вера написал 01.02.2019
Спутник и Тодай в другой обёртке...
natan написал 03.02.2019
Rossie tolko I snitsia razval evrosoiuza Ha-Ha.
Петр написал 09.02.2019
Гениально: мажоритарные заговорщики. Противоположность миноритарному мейнстриму. Это шизофрения, вы не находите?
Добавить комментарий

Ваш комментарий не должен превышать 800 знаков и содержать ссылки на другие сайты.

Соблюдайте, пожалуйста, наши правила комментирования.



Доступно 800 знаков
* Вы можете оставить комментарий под псевдонимом. Адрес Вашей электронной почты не публикуется.