Шапка
IPG Logo

Знать меру
Германия должна изменить свой стиль поведения как лидера в Европе

(с) AFP 2017
(с) AFP 2017

Лидерство доставляет и огорчения. Чем больше Берлин в течение прошлых лет – в период сотрясавших Европу кризисов – сознательно утверждался в роли лидера, тем большим становилось и недоверие, с которым пришлось столкнуться Федеральному правительству Германии. Не все государства-члены ЕС были и остаются уверенными в правильности подходов к решению проблем, исповедуемых Германией, в частности в условиях миграционного кризиса, или кризиса еврозоны: некоторые усматривают часть проблемы во влиянии Германии. Но вопреки всей критике Федеральное правительство не может позволить себе сдержанности. Напротив, ему приходится разрабатывать новый стиль лидерства, чтобы избежать дальнейшей потери доверия.

С момента решения Великобритании о Брексите, а также после беспрецедентного смятения в трансатлантических отношениях ожидания, связанные с Германией, внутри Европы и за ее пределами снова возросли. За прошедшие месяцы канцлер Ангела Меркель постоянно отмечала, что европейцы должны взять свою судьбу в собственные руки, и при этом подчеркивала особенную ответственность Берлина. Похоже, на плечи Германии вдруг легла не только ответственность за будущее Европы, но и особая ответственность за сохранение либеральных ценностей и мирового порядка, основанного на соблюдении правил. Для Федерального правительства Германии внешняя выжидательная позиция, с которой ему приходится нынче иметь дело, далеко не добрая весть.  

Во-первых, источником преувеличения роли Германии в Европе является не реально растущий потенциал ее могущества, а, напротив, нынешняя слабость других, в особенности больших государств-членов ЕС, создающая впечатление силы и стабильности Федеративной Республики Германия в сравнении с ними. Во-вторых, и без того сложную задачу балансирования различных интересов в Европе в условиях постоянно растущего многообразия ЕС решать будет еще труднее. Если действия Германии в условиях миграционного кризиса были с одобрением восприняты, например, в Греции, то они натолкнулись на неприятие в Польше или Венгрии. И наоборот, немецкая политика консолидации в период кризисов вызвала острую критику со стороны южно-европейских государств, которые она затронула, и одновременно в принципе получила положительную оценку, например, в Нидерландах или Финляндии. 

Оказалось, что все большее число правительств государств-членов ЕС перестали придерживаться мнения о том, что Германия правильно анализирует существующие проблемы и предлагает верные решения. 

Федеральное правительство возвело в ранг внешнеполитического лейтмотива ФРГ добровольный отказ от суверенитета в пользу европейской интеграции и поныне делает ударение на самоограничении и самоинтеграции в европейском контексте. Но теперь оно рискует прослыть автократическим и бесцеремонным. Испытанная стратегия поиска консенсуса с другими европейскими странами, а не форсирования их согласия исчерпала свои возможности в условиях кризисов последнего времени.

Вне зависимости от собственной позиции Германии во времена различных кризисов никогда не удавалось гармонизировать все интересы. В частности, во время кризиса еврозоны и миграционного кризиса Федеральное правительство обвиняли в продавливании своих собственных представлений вопреки воле других государств-членов ЕС и без согласования с ними. Германию упрекают в использовании европейских институций в целях отстаивания национальных интересов. Оказывается, все большее число правительств государств – членов ЕС перестали придерживаться мнения о том, что Германия правильно анализирует существующие проблемы и предлагает верные решения. 

Вместе с тем выход Объединенного Королевства из ЕС привел к растущему убеждению государств – членов ЕС, что без Германии никак не обойтись. По этой причине даже польское правительство, возглавляемое партией «Право и справедливость», вопреки принципиальной враждебности после первых месяцев своего правления снова стало более дипломатичным по отношению к германскому правительству. Без поддержки Федерального правительства Греция не в состоянии справиться ни с экономическим и долговым кризисом, ни с кризисом беженцев. Франция, невзирая на все существующие разногласия и разочарования, также и в дальнейшем усматривает в Германии незаменимого партнера: для нового президента Франции Эммануэля Макрона, который охотно преподносит себя в качестве друга Германии, тесное сотрудничество с ней является необходимым и несомненным. Поэтому Германии не так-то скоро удастся распрощаться со своей ролью лидера. Необходимо стабилизировать ситуацию в ЕС именно сейчас, в период, когда открылось «окно во времени» в связи с победой Макрона на выборах, подкрепленной недавно обретением убедительного парламентского большинства.

Роль лидера на двоих с Францией

После выборов в Немецкий бундестаг, запланированных на сентябрь, Германии и Франции придется продемонстрировать реальную надежность и организующую способность «немецко-французского локомотива» как совместной движущей силы европейской интеграции. Ведь неудача в конечном счете означала бы утрату шанса на устойчивые и глубокие реформы ЕС на длительный период. Но вне зависимости от того, как будет называться новый немецко-французский тандем – «Меркрон» или «Шукрон», политические интересы обоих партнеров в Европе не совпадают. Поэтому для успешного взаимодействия прежде всего понадобится большее доверие со стороны Франции к лидерству и организующей силе Германии.

Даже если немецко-французскому тандему удастся дать мощный импульс реформам, необходимым условием для их успеха все же остается европейский консенсус. В будущем Европейском союзе двадцати семи, в котором звучат вербальные заверения в солидарности, но который под спудом оказывается разобщенным и гетерогенным как никогда прежде, у некоторых стран-членов останется глубокий след от немецкого лидерства во время прошедших кризисов. Если Берлин и Франция слишком сосредоточатся на том, чтобы снова вдохнуть жизнь в заржавевший тандем, это может вызвать неудовольствие со стороны остальных государств-членов и в конце концов помешать достижению крайне нужного консенсуса в вопросе реформ.

Федеральное правительство – вопреки тому, как оно охотно преподносит само себя – не является стражем европейских норм и посредником в отношениях между партнерами

Итак, Берлину необходимо выработать новые правила поведения. Для этого Федеральному правительству нужно в первую очередь и в отличие от того, как оно это делало во время миграционного кризиса, лучше озвучивать собственные намерения и вовлекать в процесс принятия решений своих партнеров, а не ставить их перед свершившимися фактами. Для этого германскому правительству придется пойти на принципиальную дискуссию относительно своего европейского политического курса и при этом продемонстрировать готовность признавать правильность анализа проблем со стороны других. Федеральное правительство – вопреки тому, как оно охотно преподносит само себя – не является стражем европейских норм и посредником в отношениях между партнерами. Требования Германии не нейтральны по своему характеру, они, как и в случае со всеми ее партнерами, несут на себе печать национального опыта, традиций, образа мышления. Если бы правительство Германии открыто приняло в расчет это обстоятельство на европейском уровне, это ослабило бы упреки в претензии на моральное превосходство, часто высказываемые другими европейскими политиками. Утратил бы, по крайней мере частично, свою силу и упрек в «скрытой повестке дня».

Кроме того, другие государства-члены часто прячутся за спиной германского правительства, как это было в частности во время кризисов в еврозоне, когда многие страны Северной и Восточной Европы разделяли позицию Германии: в качестве спикера стран, остающихся в тени, Германия поневоле становится точкой кристаллизации напряжения во внутренних европейских отношениях. Поэтому Федеральному правительству необходимо способствовать созданию европейских структур и достижению соглашений, которые не выдвигали бы Германию так явно на передний план. Представлениям о «диктате» неплохо противодействовало бы и возрастание коллегиальности. Так, Германии следовало бы активно предлагать партнерство другим странам – членам ЕС и повышать значимость своих партнеров – по аналогии с моделью немецко-французского сотрудничества относительно России в связи с конфликтом в Украине.    

Улучшение коммуникации и расширение сотрудничества в рамках гибких раскладов необходимы во избежание дальнейшей потери доверия. Но это удастся сделать лишь тогда, когда Германия одновременно будет более охотно идти навстречу своим партнерам, в частности, в связи с дальнейшей интеграцией еврозоны, или более активно сотрудничать в вопросах оборонной политики. Федеральному правительству придется пойти на реальные и болезненные компромиссы. Именно в диалоге с общественностью ему необходимо подчеркивать, что возникающие при этом расходы являются необходимыми инвестициями в процветание Германии, которое непосредственно связано со стабильностью Европы. Избирательная кампания предоставляет возможность осуществления такой просветительской деятельности. Но после выборов в бундестаг новой правительственной команде на реке Шпрее придется искать новый баланс в своей европейской политике.  

Понравился материал? Подписывайтесь на рассылку прямо сейчас.

0 Комментарии читателей

Нет комментариев
Добавить комментарий

Ваш комментарий не должен превышать 800 знаков и содержать ссылки на другие сайты.

Соблюдайте, пожалуйста, наши правила комментирования.



Доступно 800 знаков
* Вы можете оставить комментарий под псевдонимом. Адрес Вашей электронной почты не публикуется.