С конца сентября высшее политическое руководство Украины неоднократно публично призывало Израиль поставить Киеву системы ПВО и другую военную помощь. Министр обороны Израиля Бени Ганц ясно заявил 19 октября, что Израиль не изменит своей позиции, которую он занимал с начала вторжения России в Украину, и не будет поставлять Киеву системы наступательного оружия. Но что движет израильской политикой в этом вопросе и делает страну особым случаем среди союзников США?

Российское вторжение в Украину поставило Израиль перед серьезной дилеммой: как найти баланс между сложными связями с Москвой, стратегическим союзом с Соединенными Штатами, важными партнерскими отношениями с западными странами и давними теплыми отношениями с Киевом. Отказ Израиля продать Украине оружие разочаровал украинских чиновников, в то время как, по крайней мере, некоторые западные союзники Израиля считают, что Иерусалим должен был сделать больше, чтобы помочь Киеву, а также на более серьезном уровне прекратить связи с Москвой.

Киев выступил с критическими заявлениями о позиции Израиля в первые месяцы войны, но, похоже, смирился с мыслью, что Израиль может быть полезен иным образом. Однако в связи с усилением российских атак ракетами и беспилотниками иранского производства потребность в системах противовоздушной обороны стала чрезвычайно срочной. 23 сентября Зеленский заявил, что только несколько государств могут производить средства противовоздушной обороны, и Израиль является одним из немногих. Украинские официальные лица заявляют, что российско-иранское сближение подчеркивает, что Москва сделает все, чтобы поддержать иранские ядерные амбиции; следовательно, способствование поражению России в Украине позволит Израилю ослабить Иран.

Киев официально запросил противоракетные комплексы малой дальности Iron Dome («Железный купол»). Израильтяне утверждают, что у них нет запасных систем и ракет-перехватчиков, и выражают сомнение, подходит ли эта система для Украины. «Железный купол» действительно используется в Израиле против неуправляемых ракет, тогда как в Украине главная угроза — это точные ракеты и беспилотники, и нет никаких гарантий, что «Железный купол» будет иметь там такой же успех, как и против ракет из Газы.

Израильские батареи «Железный купол» сосредоточены на небольшой территории. Чтобы обезопасить огромную территорию Украины, потребуется комплекс ПВО, в несколько раз более обширный, чем израильский, что слишком много для производственных возможностей Израиля. Вывод систем из боевого порядка Израиля может сделать страну уязвимой, поскольку существует постоянная угроза эскалации с палестинцами или ливанской «Хезболлой». США могли бы профинансировать увеличение производства, хотя на это потребовалось бы время. Есть также опасения, что русские будут изучать «Железный купол», чтобы найти слабые места и отомстить Израилю, помогая ХАМАСу и «Хезболле» противостоять ему более эффективно.

Главная причина отказа Израиля — не функциональные или финансовые проблемы, а политико-стратегический расчет

Украине могли бы быть полезны даже несколько систем, чтобы защитить критические объекты, или она могла бы воспользоваться другими израильскими системами ПВО. И все же главная причина отказа Израиля — не функциональные или финансовые проблемы, а политико-стратегический расчет.

Многие сравнивают Израиль со странами Балтии, которые, несмотря на наличие границы с Россией, оказали большую военную и финансовую помощь Украине. Они также ссылаются на еврейскую историю и утверждают, что, учитывая Холокост, Израиль должен был занять высокую моральную позицию в отношении российского вторжения в Украину. Кроме того, ожидается, что Израиль, как ближайший союзник США на Ближнем Востоке, входящий в лагерь Запада, будет активно поддерживать антироссийскую коалицию.

И все же это сравнение несправедливо. Для стран Балтии, которые опасаются стать следующей целью потенциального российского вторжения в будущем, война в Украине стала «тревожным звоночком», усилившим прямую военную угрозу их национальной безопасности. В отличие от стран Балтии, которые находятся под защитой пятой статьи, Израиль защищают только Силы обороны Израиля (ЦАХАЛ). Таким образом, поставки израильского оружия в Украину могут вызвать немедленный ответный удар со стороны России в Сирии или помешать репатриации российских евреев в Израиль, которая значительно активизировалась во время войны.

После интервенции в Сирии в 2015 году Россия согласилась закрывать глаза на израильские атаки против Ирана до тех пор, пока признается ее стратегическое доминирование в стране. Она продолжает делать это на протяжении всей российско-украинской войны, несмотря на сближение с Ираном. Москва угрожает, что поставки израильского оружия Украине изменят ее пассивную позицию в связи с израильскими атаками. Несмотря на неудачи российской армии в Украине, страна может затруднить действия израильских ВВС в Сирии, а ни один израильский командир или политик не готов жертвовать своими солдатами ради помощи Украине.

Прошлым летом Россия инициировала «ликвидацию» деятельности «Еврейского агентства» на своей территории, что было воспринято в Израиле как сигнал о том, что Кремль может оказать давление на страну, поставив под угрозу ее способность помогать российским евреям найти безопасное убежище в Израиле.

Немногие в Израиле поддерживают открытие нового фронта противостояния с Москвой, если в этом нет необходимости

Внутри Израиля ведутся интенсивные публичные обсуждения между теми, кто призывает Израиль быть «на правильной стороне истории», и теми, кто требует воздержаться от еще одного серьезного стратегического вызова в его перегруженной повестке дня. Израильская общественность и правительство вполне симпатизируют Украине и не заинтересованы в том, чтобы Россия победила западный лагерь. Тем не менее безопасность Израиля находится под постоянной угрозой внезапной эскалации войны с ХАМАСом в Газе или ливанской «Хезболлой», с возрастающей ядерной угрозой со стороны Ирана и внутриполитической нестабильностью. Большинство израильтян считают сравнение с Холокостом совершенно неприемлемым. Недавние опросы показали, что большинство израильтян выступают против поставок летального оружия в Украину. Немногие в Израиле поддерживают открытие нового фронта противостояния с Москвой, если в этом нет необходимости.

Данный вопрос также был политизирован в преддверии недавних выборов в Кнессет. Правый лагерь обвинил правительство Яира Лапида в том, что оно недостаточно деликатно лавирует между Москвой и Вашингтоном. Израильские правые утверждали, что бывший – и будущий – премьер-министр Биньямин Нетаньяху может снизить напряженность в отношениях с Москвой. Таким образом, правительство пыталось избежать нового кризиса с Россией, сыграв на руку своим политическим оппонентам незадолго до выборов.

Хотя Вашингтон или большинство европейских столиц вполне понимают обеспокоенность Израиля, многие люди на Западе недовольны его политикой. Но если в начале войны на Израиль давили, пытаясь побудить его изменить политику, сейчас он, похоже, достиг точки равновесия в отношении смягчения опасений Запада. Западная военная помощь Украине, особенно со стороны европейских стран, также ограничена и не беспредельна.

Россия не заинтересована в отчуждении Израиля. Путин понимает, что после войны Израиль вынужден будет дистанцироваться от Кремля. Тем не менее он оказывает давление на Иерусалим по важным для России вопросам, следя за тем, чтобы Израиль не зашел слишком далеко.

Война сблизила Россию и Иран как явную оппозицию Западу. Нет ясности в том, помогает ли Израиль Украине разведданными, чтобы ей удавалось противостоять новому оружию иранского производства. Одни украинцы утверждают, что Израиль им помогает, другие это отрицают. Израиль не считает, что в интересах Москвы помочь Ирану развивать ядерную программу. Однако в Иерусалиме никто не надеется, что Россия попытается активно препятствовать такому сценарию.