Шапка
IPG Logo

На двух стульях
Как Грузия налаживает диалог с Россией при отсутствии дипломатических отношений

УНИАН
УНИАН
Грузия оказалась сидящей на двух принципиально разных стульях переговоров с Россией

Представьте двух человек разной силы, которые подрались, а потом слабый, не найдя защиты у друзей и желая предотвратить новое столкновение, решил как-то умиротворить сильного. Наблюдая за развитием российско-грузинских отношений после смены власти в Грузии в 2012 году, невольно возникают подобные ассоциации.

Недавно представитель внешнеполитического ведомства России Мария Захарова, комментируя российско-грузинские отношения, заявила, что «надежда на улучшение отношений не просто появилась, но и успешно реализовалась». Дипломат, скорее всего, имела в виду изменение в лучшую сторону российско-грузинских отношений после того, как пришедшая к власти в Грузии «Грузинская мечта» назвала нормализацию отношений с РФ одним из главных приоритетов внешней политики.

Как известно, по согласованию с Россией, с 2013 года двусторонний диалог поддерживается в рамках так называемого Пражского формата, на котором на уровне спецпредставителей правительств России и Грузии рассматриваются практические торгово-экономические, культурные и гуманитарные вопросы без затрагивания политических тем.

В то же время с октября 2008 года переговоры между двумя странами ведутся и в рамках Женевских международных дискуссий (ЖМД) по стабильности и безопасности в Закавказье. Кроме России и Грузии, в переговорах принимают участие представители США, а также сопредседатели от ОБСЕ, Евросоюза и ООН. К дискуссиям подключены представители Южной Осетии и Абхазии, признанных Россией в качестве независимых государств, однако не являвшихся официальными сторонами в этих переговорах.

Фактически Грузия оказалась сидящей на двух принципиально разных стульях переговоров с Россией. Несмотря на принципиальные различия этих двух переговорных форматов, их результаты довольно знаменательны с точки зрения влияния как на внутреннюю и внешнюю политику Грузии, так и на расклад стратегических интересов в регионе и его безопасность. 

Женевские дискуссии: тлеющие надежды и реальность

За 10 лет прошло 44 раунда Женевских международных дискуссий, но ощутимого прогресса ни в одной из поставленных задач не было. Одна из причин неудачи ЖМД, пожалуй, кроется в размытости их формата, принятого по горячим следам августовской войны 2008 года, который в меньшей степени учитывал насущные интересы Грузии в средне- и долгосрочной перспективе.

ЖМД обсуждают вопросы обеспечения безопасности (например, подписание соглашения о неприменении силы и создание международного механизма безопасности в отколовшихся регионах); вопросы гуманитарного порядка, связанные с возвращением беженцев и вынужденно перемещенных лиц; права грузин, проживающих на сепаратистских территориях; безопасное передвижение вдоль разделительных линий и другие подобные вопросы. Вопросы территориальной целостности Грузии и деокупации ее отколовшихся регионов фактически вынесены за скобки ЖМД.

Ограничены и полномочия вовлеченных сторон США, ОБСЕ, Евросоюза и ООН, и соответственно нет четких механизмов влияния на Россию, которую Грузия рассматривает как участника конфликта, в то время как сама Россия позиционирует себя как посредник для достижения договоренностей между Грузией и ее отколовшимися регионами. ЖМД оказались совершенно неэффективным механизмом для принуждения сторон вернуться к положению, существовавшему до 8 августа 2008 года, как это было прописано в соглашении Саакашвили – Саркози – Медведева, подписанном 12 августа 2008-го.

Совершенно очевидно, что безопасность и стабильность в регионе стороны понимают по-разному.

Россия, пытаясь закрепить результаты августовской войны, стремится заставить Грузию разговаривать с представителями сепаратистских регионов как с представителями независимых государств и подписать с ними в этом качестве совместное заявление о неприменении силы. Грузия, естественно, пойти на это не может, поскольку это означало бы фактическое признание этих регионов. Кроме того, Москва, а также представители сепаратистских регионов явно используют площадку ЖМД, чтобы выиграть время для наступления в этих регионах таких необратимых социально-политических и демографических изменений, которые максимально затруднят или сделают невозможной их реинтеграцию в состав Грузии.

Для абхазских и осетинских представителей ЖМД являются дополнительной возможностью зафиксироваться на международной арене и донести свою сепаратистскую повестку до заинтересованных сторон.

Вялотекущие и малорезультативные раунды ЖМД привели к тому, что проблема территориальной целостности Грузии и решение конфликтов на ее территории постепенно отодвинулись на задворки приоритетов международного сообщества

Для Грузии же это пока фактически единственная международная платформа для обсуждения вопросов безопасности и гуманитарных проблем в зонах конфликта, позволяющая держать вопрос ее отколовшихся территорий на повестке и в поле зрения международного сообщества.

Вялотекущие и малорезультативные раунды ЖМД привели к тому, что проблема территориальной целостности Грузии и решение конфликтов на ее территории постепенно отодвинулись на задворки приоритетов международного сообщества и несколько потеряли актуальность. Этому в немалой степени способствовало и то, что на раундах ЖМД международные участники, несмотря на различия в подходах, все же сходятся на том, что ситуация вдоль разделительных линий остается стабильной и контролируемой. Соответственно на первый план выходят те конфликты, где такой «стабильности» нет. Однако эта кажущаяся стабильность может быть легко подорвана. После последнего раунда ЖМД представители России, Абхазии и Южной Осетии подчеркнули, что Москва, Сухуми и Цхинвали оставляют за собой право на соответствующие ответные меры на усиление активности НАТО в регионе, имея в виду возрастающее сближение Грузии и НАТО. Сепаратистское правительство Южной Осетии заявило о претензиях на несколько сел на территории, контролируемой Грузией. Такое развитие событий может оказать влияние и на ЖМД в сторону дальнейшего снижения ее роли, особенно если абхазская и осетинская стороны решат покинуть переговоры, чем они постоянно угрожают.  

Уникальный, но опасный Пражский формат

Пражский формат смело можно назвать уникальным. С 2013 года удалось восстановить практически полностью прерванные торгово-экономические связи, решить ряд вопросов гуманитарного характера, включая значительное упрощение визового режима РФ для граждан Грузии, освобождение арестованных в России за шпионаж граждан Грузии, а также восстановить связи в научной и культурной областях. В Грузии стали транслироваться запрещенные ранее российские общественно-политические теле- и радиоканалы, а российские НПО получили беспрепятственную возможность вести просветительскую и информационную деятельность, возобновились квоты для грузинской молодежи в ведущих российских университетах и другие виды активности, в которых местные эксперты и НПО усматривают российскую «мягкую силу».

Россия остается главным импортером грузинской продукции и за семь лет вошла в первую тройку внешнеторговых партнеров Грузии

Результаты переговоров говорят сами за себя, российско-грузинское экономическое сотрудничество развивается по нарастающей. Взаимный товарооборот значительно увеличился, составив $337 млн в первом квартале 2018 года. За этот же период в полтора раза вырос объем автомобильных перевозок, в три раза – контейнерных железнодорожных перевозок. Поток российских туристов в Грузию растет из года в год. Россия остается главным импортером грузинской продукции и за семь лет вошла в первую тройку внешнеторговых партнеров Грузии.

Оживление связей с Россией в силу многих факторов не могло не сказаться на настроениях грузинского населения. Начиная с 2013 года, согласно опросам, отмечалось нарастание числа граждан Грузии, желавших присоединения страны к Евразийскому экономическому союзу.

Снижение градуса напряженности между Россией и Грузией нашло отражение не только в восстановлении и интенсификации торгово-экономических и гуманитарных связей. Оно соответственным образом и логически отразилось и на настроениях россиян в отношении Грузии. Опрос «Левада-центра» в конце мая 2018 года показывает неуклонное снижение числа россиян, воспринимающих Грузию как враждебную страну. С 2012 по 2018 год этот показатель заметно и драматично снизился с 41% до 8%.

Более половины грузин считают, что, поддерживая прозападный курс, Грузия должна одновременно иметь хорошие отношения с Россией 

В свою очередь опросы, проведенные отделением National Democratic Institute в Грузии в течение 2013-2017 годов, показывают некую раздвоенность грузинского общества по отношению к России. Примерно 42-47% грузин полагают, что Россия представляет самую большую опасность для Грузии, хотя примерно 36% из них считают, что опасность эта несколько преувеличена. Кроме того, более половины (52%) опрошенных считают, что, поддерживая прозападный курс, Грузия должна одновременно иметь хорошие отношения с Россией. 

Не преувеличивая значения этой тенденции, можно высказать осторожный оптимизм, что она создает хоть какую-то социальную базу, способную при благоприятном стечении обстоятельств решать существующие между двумя странами проблемы. Тем не менее чрезмерная зависимость торгово-экономических связей от политической конъюнктуры делает их весьма непрогнозируемыми. Плохое, с точки зрения Москвы, поведение Тбилиси, может быстро свести их на нет.

Необходим капитальный ремонт

Оценивая перспективы двух форматов переговоров, можно прийти к неутешительным выводам. Безрезультативность ЖМД за 10 лет постепенно подтачивает веру грузинского общества в возможность достичь приемлемых для Грузии решений территориальных конфликтов с помощью США, ЕС и международных организаций. Поскольку США и ЕС в Грузии рассматриваются как стратегические партнеры, провал ЖМД может отрицательно сказаться на отношении грузинского истеблишмента к Западу. Если такое негативное восприятие будет нарастать, то оно может экстраполироваться и на другие механизмы сотрудничества Грузии с ЕС, включая программу Восточного партнерства.

Нынешняя ситуация диктует Грузии необходимость пересмотра прежних жестких позиций и внесения в ЖМД новых инициатив и предложений, способных вывести процесс из тупика. Сторонам стоит подумать о создании механизмов принуждения сторон к выполнению положения трехстороннего соглашения от 2008 года, а также о расширении круга участников переговоров, подключив к ним представителей гражданского и экспертного сообщества. Формат ЖМД нуждается в капитальном ремонте.

Нуждается в обновлении и наполнении новым содержанием и Пражский формат, который, по оценке экспертов, практически исчерпал себя. И тут Грузии нужно определиться, как далеко может зайти Тбилиси в налаживании отношений с Россией при отсутствии дипломатических отношений и нежелании Москвы менять позицию по Абхазии и Южной Осетии.

Западное сообщество по вполне понятным причинам формально приветствует снижение напряженности между Россией и Грузией, сохраняя при этом вполне обоснованные опасения, что развитие российско-грузинских отношений содержит потенциальную опасность ослабления прозападного внешнеполитического курса. В этих условиях многое будет зависеть от того, как Запад ответит на задекларированные евроатлантические устремления Грузии, дабы придать им необратимый характер путем создания соответствующих политических и экономических механизмов в дополнение к существующим.

Понравился материал? Подписывайтесь на рассылку прямо сейчас.

0 Комментарии читателей

Нет комментариев
Добавить комментарий

Ваш комментарий не должен превышать 800 знаков и содержать ссылки на другие сайты.

Соблюдайте, пожалуйста, наши правила комментирования.



Доступно 800 знаков
* Вы можете оставить комментарий под псевдонимом. Адрес Вашей электронной почты не публикуется.