На прошлой неделе израильтяне приняли участие в четвертых за последние два года парламентских выборах. Избирательная активность упала незначительно – с 71,4 до 67,4 процента, а потому нет оснований говорить об усталости избирателей от частых голосований. Теперь все внимание с 6,5 млн избирателей переключилось на 120 новоизбранных депутатов Кнессета, которым предстоит определить состав будущего правительства и избрать премьер-министра.

Выборы были назначены после того, как сформированному в мае 2020 года правительству в составе партии Нетаньяху «Ликуд», религиозных партий и части блока «Кахоль-Лаван» («Бело-голубые») в декабре не удалось принять бюджет на 2020 и 2021 годы и, следовательно, пришлось распустить парламент. Хотя это был скорее предлог. Нетаньяху целенаправленно работал над развалом коалиции, чтобы избежать ротации должности премьер-министра, предусмотренной на ноябрь, а тем самым потери собственной власти.    

Согласно предварительным результатам, партия «Ликуд» выиграла выборы с большим отрывом, но несмотря на это, действующему премьер-министру может быть сложно привлечь достаточное для сохранения власти количество депутатов. В данный момент правый блок Нетаньяху обеспечил себе 52 места в парламенте. Это на девять мандатов меньше необходимого количества для формирования правительственного большинства.

Как предполагалось еще до выборов, обладателем золотой акции может стать арабская партия РААМ, которая вошла в состав парламента, получив всего четыре мандата. Это было бы равносильно нарушению табу, ведь до сих пор действовал негласный закон, согласно которому ни одно израильское правительство не должно опираться на голоса несионистских партий арабского меньшинства.

Это табу приходится нарушить именно Нетаньяху, которому принадлежит главная роль в самом длительном и глубоком в истории Израиля сдвиге вправо, который не только выступает за формулу «два государства для двух народов» в качестве конечной цели палестино-израильского урегулирования и в течение многих лет обзывает израильских арабов пятой колонной врага. Это свидетельствует об определенной нормализации внутренних отношений между евреями и арабами. Но в еще большей степени – это свидетельство потрясающей (в том числе и идеологической) ловкости уникального политика, который неслучайно стал премьер-министром Израиля и занимает эту должность дольше всех своих предшественников.

Нетаньяху целенаправленно работал над развалом коалиции, чтобы избежать ротации должности премьер-министра, предусмотренной на ноябрь, а тем самым потери собственной власти

РААМ пока официально не заявляла о своем намерении поддержать нынешнего премьера. Она также испытывает огромное давление. Ведь доступ к власти в глазах ее избирателей может оказаться более привлекательным, чем рискованное идеологическое балансирование. Это также будет равнозначно серьезной интеграции маргинального во многих отношениях меньшинства, а также необходимости в будущем больше считаться с интересами арабских и палестинских израильтян.

Между тем оппоненты Нетаньяху получили 57 мест, и при поддержке партии исламистов они также могли бы добиться необходимого большинства, но возможность подобного сотрудничества вызывает сомнения. Идеологический спектр такой коалиции оказался бы слишком большим. Фактически ее единственным общим знаменателем могла бы стать отставка Нетаньяху. 

Если до конца мая ни одному из блоков не удастся сформировать большинство, страна может оказаться на пороге пятых выборов. Пропорциональная система выборов с низким проходным барьером всего 3,25 процента почти не оставляет шансов на прямую победу одной партии. По данным центральной избирательной комиссии, правая партия премьер-министра «Ликуд» набирает 24,2 процента голосов. Центристская партия «Еш Атид» главного лидера оппозиции Яира Лапида с 13,9 процента голосов занимает второе место. Соответственно «Ликуд» получает 30 из 120 мест в Кнессете, а «Еш Атид»  – 17. Помимо двух «крупных» партий в Кнессет проходят еще 11 политических сил, за которые отдали свои голоса от 3,8 до 7,2 процента избирателей.

Таким образом, фрагментация традиционно раздробленного политического пространства достигла новой кульминации. Если Яиру Лапиду, возглавляющему список второй по силе партии, удастся заручиться поддержкой большинства, премьером может стать человек, за которого проголосовало менее седьмой части избирателей. Повторение тупиковой ситуации в очередной раз стало свидетельством глубокого раскола в израильской политике. Вследствие этого даже партии с претензией на статус народной практически не удается консолидировать значительные группы населения и электората.

Фрагментация традиционно раздробленного политического пространства достигла новой кульминации

Но за этой раздробленностью невозможно скрыть общий сдвиг политики вправо. Левосионистские силы, долго занимавшие в прошлом доминирующее положение, на этот раз получили всего 10 процентов. Учитывая результаты опросов за несколько недель до выборов, это можно считать солидным результатом. Партийный ландшафт делится скорее не по идеологическому признаку, а по позиции в поддержку или против Нетаньяху. Премьер с многолетним стажем доминирует над всеми.

Не только Нетаньяху, но и его конкуренты всеми силами добиваются поддержки как альянса правых националистических движений «Ямина», так и партии исламистов РААМ, необходимой для формирования большинства. Глава партии РААМ Мансур Аббас заявил, что открыт для сотрудничества с Нетаньяху при условии более справедливого подхода к удовлетворению нужд арабских граждан Израиля, составляющих почти 20% населения. После выборов он также дал знать, что готов к сотрудничеству как с Нетаньяху, так и с другой стороной.

Бецалель Смотрич, союзник Нетаньяху и лидер партии «Религиозный сионизм», созданного накануне выборов альянса всевозможных правых и ультраправых сил, тут же поспешил возразить, что действующий премьер-министр может положиться на его поддержку лишь в том случае, если откажется от сотрудничества с РААМ. В его фракции есть сторонники идеологии «большого Израиля», требующие изгнания палестинцев c Западного берега реки Иордан и проповедующие дискриминацию ЛГБТ-лиц.

Во главе также правой партии «Ямина» находится бывший протеже Нетаньяху и экс-министр обороны Нафтали Бенет, у которого с премьер-министром сложились непростые отношения. Как и Аббас, Бенет пока не сказал, кого он будет рекомендовать президенту Реувену Ривлину для формирования правительства. В Израиле наиболее перспективному кандидату президент официально дает поручение сформировать коалицию.

Повторение тупиковой ситуации в очередной раз стало свидетельством глубокого раскола в израильской политике

Центристское или левоцентристское правительство могло бы вдохнуть новую жизнь в зашедшие в тупик переговоры с палестинцами, а также рассмотреть возможность территориальных уступок взамен на мир. Однако и коалиция противников Нетаньяху не смогла бы обойтись без голосов правых партий, а это существенно сузило бы пространство свободы действий потенциального премьера Яира Лапида.  

Политическая блокада усугубляется беспрецедентным положением премьер-министра, который вопреки обвинениям в коррупции и злоупотреблении властью упорно настаивает на праве оставаться в своей должности. Судебный процесс должен возобновиться через две недели. Нетаньяху отрицает все обвинения в свой адрес. В то же время его союзники обсуждают радикальные меры вплоть до предоставления иммунитета, имеющего обратную силу, и существенных ограничений полномочий Верховного суда.

Последние четыре избирательных процесса продемонстрировали одно: большинство прогнозов о вариантах правительственной коалиции оказались несостоятельными в силу чрезвычайно комплексного характера израильской политики и изобретательности отдельных ее представителей. Именно этим особенно отличается Нетаньяху, а потому вполне вероятно, что ему снова удастся остаться при власти.

Население Израиля не заинтересовано в том, чтобы дело дошло до голосования в пятый раз. В стране с уровнем бедности свыше 20% и вызванной пандемией безработицей в 16,7 процента это было бы безответственным шагом. Остается надеяться на объединение решительных политиков, для которых благополучие страны выше собственных амбиций.

Несмотря на эту, казалось бы, тупиковую ситуацию, все же существует чисто арифметическая возможность формирования переходного правительства. Прежде всего после трех лет временной бюджетной политики необходимо сверстать государственный бюджет, возродить экономику после локдауна, вернуть работу безработным, а также укрепить систему образования и здравоохранения.