Шапка
IPG Logo

Поперек пути
Азиатские сверхдержавы Китай и Индия стремятся к большему и при этом все чаще вступают в конфликт

AFP
AFP

Данная статья доступна также на немецком языке

Несмотря на длившиеся десятилетиями переговоры, обе сверхдержавы азиатского континента Индия и Китай не смогли согласовать общую линию границы в Гималаях. Нынче дело снова дошло до пограничного конфликта и военного столкновения с жертвами обеих сторон. Ни одна из них не желает сдвинуться со своей позиции, обе они твердо намерены защищать каждый сантиметр спорной территории. Спор идет за три района, расположенных вдоль границы длиной в почти 4 тыс. км, а именно: за западную часть региона Аксайчин, восточную часть индийского штата Аруначал-Прадеш, которую Китай называет Южным Тибетом, и центральный сектор, менее оспариваемый и практически неформально признанный Китаем «штатом Сикким Республики Индия».

Пограничный конфликт уходит истоками к колониальному периоду. После провозглашения независимости Индии Великобритания оставила этот регион как «участок границы между Индией и Китаем с неопределенным статусом». Индия и Китай по-разному толкуют разнообразные конвенции, в частности, Симлскую конвенцию 1914 года, а обе стороны то и дело пытаются укрепить свои позиции, обмениваясь колкостями в адрес друг друга. Разногласия привели в 1962 году к войне, когда армия Индии понесла ощутимое поражение, которое и поныне воспринимается в Нью-Дели как позорное.

За прошедшие десятилетия правительства обеих стран вели переговоры и создавали комиссии по урегулированию приграничного конфликта. Тем не менее в 2017 году разразился спор вокруг продвигаемого Китаем строительства дороги, поставивший обе армии на грань войны. Сегодня с индийской стороны из-за строительства дороги дело дошло до такой же ситуации. Армия Индии скорбит о 20 убитых военнослужащих, а горячие индийские головы требуют отмщения.

Активность Китая в отличие от Европы и США рассматривается Индией не только как глобальное соперничество. Разворачиваясь в непосредственном географическом соседстве с Индией, она способствует нагнетанию напряжения и затрагивает вопросы безопасности.

Противостояние между Индией и Китаем глубоко проникло в сознание и наложило свой отпечаток также на отношения с «ярым врагом» Индии Пакистаном. Китай оказывает политическую и экономическую поддержку этой стране и усиливает позиции пакистанских военных, что вызывает раздражение и обеспокоенность в Индии. Ее попытки нормализовать отношения с Пакистаном постоянно терпят неудачу из-за спора вокруг Кашмира, возникшего более 70 лет назад после обретения независимости. Четыре войны между двумя ядерными державами Индией и Пакистаном привели к отношениям, характерным признаком которых стали враждебность и недоверие. Нерешенный конфликт из-за Кашмира, территориальные притязания обеих сторон, призыв к автономии в самом Кашмире, а также терроризм пакистанских военизированных формирований почти не оставили места для дипломатии. Пока что обе стороны угрожают друг другу применением конвенциональных средств ведения войны, но у тех и у других в запасе имеется вполне пригодный к использованию ядерный арсенал.

В этом индийско-пакистанском конфликте китайское правительство однозначно встало на сторону Пакистана. Китай со значительным отрывом является самым крупным поставщиком оружия в Пакистан, который в свою очередь оказывает всяческую поддержку политическим и дипломатическим усилиям Китая в обмен на поддержку последним Пакистана. Между тем проблемы на границе стали источником дестабилизации как для Индии, так и для Пакистана с Китаем.

Китайский проект Нового шелкового пути еще больше нагнетает обстановку. «Экономический коридор между Китаем и Пакистаном», связывающий неспокойный Синцзянь-Уйгурский автономный район с пакистанским глубоководным портом Гвадар, стал бельмом на глазу индийского правительства. Хотя проект носит название «экономического коридора», его стратегическое значение очевидно.

Активность Китая в отличие от Европы и США рассматривается Индией не только как глобальное соперничество. Разворачиваясь в непосредственном географическом соседстве с Индией, она способствует нагнетанию напряжения и затрагивает вопросы безопасности. Проект строительства железной и автомобильных дорог проходит через район, находящийся под управлением Пакистана, на который выдвигает претензии и Индия. Индийское правительство противится планам создания Нового шелкового пути и еще в 2015 году объявило этот замысел Китая «неприемлемым».

Глобальные амбиции Индии подкрепляются как ядерной программой, так и крупными инвестициями в программу космических исследований с возможностью использования в военных целях. Впрочем, желания Индии часто блокируются Китаем.

Индия давно стремится к усилению своего глобального влияния и готова брать на себя ответственность. Она не желает и впредь увязать в региональной политике и хочет стать глобальным игроком. Один из опытнейших специалистов в области внешней политики этой страны Раджа Мохан выдвигает в качестве аргумента мощь Индии, позволяющую «занять подобающую ей по праву позицию на мировой арене». Сам премьер-министр Моди в 2015 году без обиняков заявил: «Прошли времена, когда Индия вынуждена была просить милостыню. Теперь мы хотим того, на что имеем право. Индия заслуживает место постоянного члена Совета Безопасности ООН».

Постановке столь амбициозных целей способствовал феноменальный рост Индии с 1990-х годов. Глобальные амбиции Индии подкрепляются как ядерной программой, так и крупными инвестициями в программу космических исследований с возможностью использования в военных целях. Впрочем, ее желания часто блокируются Китаем, например, в вопросе реформирования Совета Безопасности ООН. Вместе с правительствами других стран Китай воспрепятствовал приему Индии в эксклюзивный клуб «Группы ядерных поставщиков», контролирующей трансфер ядерных технологий. Постоянные дипломатические подножки Китая оскорбляют чувство собственного достоинства индийской элиты.

Несмотря на нормальные дипломатические и экономические отношения между Китаем и Индией, а также ряд встреч между Нарендрой Моди и Си Цзиньпином, соперничество между двумя странами усиливается. «Братские» китайско-индийские отношения времен Неру и Мао Цзэдуна давно прошли. В 2005 году США и Индия заключили так называемую ядерную сделку, в которой США де-факто признали статус Индии как ядерной державы, невзирая на то, что она не присоединилась к Договору о запрещении ядерного оружия. Тем самым эта страна была признана стратегическим партнером США в глобальной конкурентной борьбе с Китаем.

Если бы нынешние хрупкие и напряженные отношения между Индией и Китаем можно было укрепить за счет кооперационных связей, это имело бы колоссальные положительные последствия для экономики и безопасности не только этого региона, но и далеко за его пределами.

По военным затратам Индия теперь занимает третье, а Китай второе место в мировом рейтинге, опережая Россию и уступая лишь США. Ежегодно Китай тратит на свои военные цели свыше $260 млрд, а Индия к настоящему моменту – более $70 млрд. Таким образом, военный бюджет Китая почти вчетверо больше военного бюджета Индии, тогда как два десятилетия назад обе страны тратили примерно поровну. Невзирая на нерешенные социальные и политические проблемы, их правительства ощущают себя центрами влияния в Азии и стремятся обрести ведущие политические, экономические и военные позиции.

В Индии смотрят на дипломатическую, экономическую и военно-морскую активность Китая в Индийском океане как на растущую угрозу для себя. Не считаясь с затратами, Китай инвестирует в проекты по строительству портов в различных странах: от Шри-Ланки до Пакистана, от Мьянмы до Бангладеш и Джибути. Индийские эксперты по вопросам безопасности говорят о «кольце» в виде «ожерелья» из таких опорных баз и требуют модернизации вооружения Военно-морских сил Индии. Китайское правительство, конечно же, опровергает военные намерения любого рода, однако портовые мощности двойного назначения не оставляют сомнений в возможности их использования как в гражданских, так и в военных целях.

В свою очередь Китай обеспокоен партнерством между США и Индией. Правительства в Нью-Дели и Пекине то и дело предпринимали попытки укрепления взаимного сотрудничества. Вопреки призывам премьер-министра Моди к региональному сотрудничеству прибрежных государств бассейна Индийского океана в Нью-Дели растет обеспокоенность растущим влиянием Китая и его стратегией, нацеленной на изоляцию Индии. Ввиду большого потенциала этих двух азиатских государств существующий уровень сотрудничества между ними никак нельзя назвать достаточным. Если бы нынешние хрупкие и напряженные отношения между Индией и Китаем можно было укрепить за счет кооперационных связей, это имело бы колоссальные положительные последствия для экономики и безопасности не только этого региона, но и далеко за его пределами. И все же пока что на повестке дня – стремление к наращиванию вооружений. Обе страны играют мускулами, чтобы в случае необходимости быть готовыми к военному конфликту.

Понравился материал? Подписывайтесь на рассылку прямо сейчас.

0 Комментарии читателей

Нет комментариев
Добавить комментарий

Ваш комментарий не должен превышать 800 знаков и содержать ссылки на другие сайты.

Соблюдайте, пожалуйста, наши правила комментирования.



Доступно 800 знаков
* Вы можете оставить комментарий под псевдонимом. Адрес Вашей электронной почты не публикуется.