Шапка
IPG Logo

Двоевластие а-ля Каракас
Противостояние между правительством и оппозицией в Венесуэле снова обостряется. Как это повлияет на предстоящие парламентские выборы?

Reuters
Reuters
Тугой узел

Эта статья также доступна на немецком / английском языке

Кризис в Венесуэле в последнее время немного поутих, но путей его решения пока не видно. Об этом убедительно свидетельствуют недавние события, связанные с избранием нового главы парламента. Помимо лидера оппозиции Хуана Гуайдо свои претензии на эту должность предъявил Луис Парра, который также является представителем оппозиции. В результате в стране есть два провозглашенных председателя парламента, которые проводят свои заседания, соревнуясь друг с другом. Для венесуэльской политики давно характерен дуализм институций и наличие параллельных структур, отражающих политические и тактические уловки и отсутствие способности к достижению консенсуса. Отныне то же определенно можно сказать и о Национальной конституционной ассамблее Венесуэлы.  

Когда председатель Национального собрания Гуайдо в январе 2019 года провозгласил себя «временным президентом», казалось, что правительство сторонников Чавеса во главе с Николасом Мадуро оказалось в трудном положении. Однако сам Гуайдо упустил благоприятный момент для того, чтобы произошедшие события вылились в реальную стратегию процесса демократических преобразований. Внутри оппозиции по сути не удалось завоевать умы критически настроенных политических сил, в частности дессидентов-чавистов. Не возымела успеха и агитация за поддержку оппозиционеров, адресованная венесуэльским военным. Очевидно, причина здесь кроется в грубых ошибках, допущенных в оценке ситуации.

Акции протеста, к которым призвала команда Гуайдо, находили все меньший отклик из-за разочарования, охватившего население. К тому же в сентябре закончились провалом переговоры между правительством и крупными оппозиционными партиями так называемой Большой четверки («За справедливость», «Демократическое действие», «Народная воля» и «Новое время»), проводившиеся при поддержке Норвегии. Президент Мадуро тут же презентовал свой «стол диалога» с маргинальными оппозиционными партиями.

Репрессии полиции против избранных парламентариев и их председателя лишь на короткое время вызвали солидарность среди различных оппозиционных групп. Достаточно ли этого для будущей общей стратегии, вопрос открытый.

В лице Луиса Парры появился человек, инициировавший свое избрание президентом парламента голосами 81 депутата из 167. И это несмотря на то, что в собственной партии «За справедливость» он впал в немилость из-за обвинений в коррупции. Его поддержали другие диссиденты, а также партии блока чавистов. Избрание Парры вызвало сомнения не только из-за «внезапной потери списка присутствующих». Вдобавок к этому полиция в грубой форме отказала в доступе к парламенту некоторым депутатам. Во время поименного голосования, организованного через два часа Гуайдо, 100 депутатов подтвердили его избрание на свою должность. Очевидно, что произошло двойное голосование, с одной стороны, легитимными депутатами, с другой – их представителями.

Репрессии полиции против избранных парламентариев и их главы лишь на короткое время вызвали солидарность среди различных оппозиционных групп. Достаточно ли этого для будущей общей стратегии, остается под вопросом. А если, как это уже произошло на второй неделе января, Гуайдо и Парра будут соревноваться между собой в проведении параллельных заседаний парламента, то верному правительству Верховному суду вскоре придется решить, какое из заседаний следует признать законным.

При этом предстоит принять крайне важные решения, в частности о новом составе Национального избирательного совета, ведь в 2020 году должны состояться парламентские выборы. Будут ли допущены к участию в них все оппозиционные партии и получат ли право выдвинуть свои кандидатуры лишь их лидеры или только диссиденты – вот лишь несколько вопросов, ставших объектом спекуляций. Уже сегодня правительство настроено оптимистично и под барабанный бой рассчитывает в лице парламента снести последний бастион оппозиции.   

Несмотря на глубокую рецессию, сопровождаемую гиперинфляцией и социальным бедственным положением, а также миграцией свыше 4 млн венесуэльцев за границу, правительство до сих пор демонстрирует удивительную живучесть. Воздействие международных санкций удалось ослабить частичной отменой контроля за валютой и ценами. И хотя добыча нефти рухнула, обеспечение электроэнергией осуществляется с перебоями, а во многих регионах введены лимиты на бензин, торговля золотом и другими видами сырья, как и прежде, осуществляется по неофициальным каналам сбыта. Впрочем, несмотря на долларизацию и ослабление контроля за импортом уровень прибыли в торговле снижается. Зашатавшаяся модель экономического развития, основанная на покровительстве, может вызвать перемену мышления даже в среде военных.

Ввиду экономического и социального кризиса Венесуэла продолжает оставаться проблемой регионального масштаба, имеющей геополитическое значение  

Ввиду экономического и социального кризиса Венесуэла продолжает оставаться проблемой регионального масштаба, имеющей геополитическое значение. Здесь важными определяющими факторами остаются миграция в соседние латиноамериканские страны, с одной стороны, и невероятные сырьевые богатства – с другой. Поэтому выборы 5 января ожидались с таким интересом, и конкуренты достигли на них соответствующих договоренностей со своими международными союзниками.

Мадуро подозревают в том, что он пошел навстречу пожеланиям России и Путина относительно усиления легитимации его президентства и решений об экономическом сотрудничестве. А потому сомнительное избрание Парры может рассматриваться и как ловкий ход, контроль над ним на каком-то этапе был утрачен. Гуайдо неизменно может рассчитывать на поддержку США, Группы Лимы внутри Организации американских государств, а также большинства стран – членов ЕС. Его повторное избрание было ожидаемым и вопреки организованной экспромтом процедуре получило признание. Названные выше страны продолжают считать его «легитимным переходным президентом». 

Тем не менее реакция на последние события оказалась довольно различной. Специальный посланник по делам Венесуэлы Эллиот Абрамс обозначил широкий спектр возможных вариантов реакции: от ужесточения санкций вплоть до военного вмешательства, причем последнее – со ссылкой на полномочия Дональда Трампа и его действия на Ближнем Востоке. В противовес ему Майк Помпео и даже сам Трамп проявили необычную сдержанность: по их словам, необходимо как можно скорее провести парламентские выборы и организовать серьезный диалог между правительством и оппозицией. Такую же позицию заняли Генеральный секретарь ООН Антонио Гутьеррес, Верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Жозеп Боррель и министр иностранных дел Германии. Гуайдо же, напротив, отверг идею встречи с норвежской делегацией по возобновлению прерванного диалога.

Предстоящие парламентские выборы имеют особое значение. Будут ли созданы надлежащие условия для свободного и равного волеизъявления? Это, помимо всего прочего, будет зависеть и от того, насколько непредвзятым окажется состав Избирательного совета. Решение будет приниматься большинством в две трети голосов, следовательно, необходимы консультации между всеми парламентскими фракциями, то есть и между Гуайдо и Паррой, а также партиями «Большой четверки» и чавистами. Если не удастся преодолеть этот барьер, свое слово скажет Верховный суд, который оппозиция обвиняет в предвзятости в пользу правительства. В таком случае был бы упущен еще один шанс на то, чтобы положить начало процессу изменений на пути к мирному и демократическому развитию страны.

Понравился материал? Подписывайтесь на рассылку прямо сейчас.

0 Комментарии читателей

Нет комментариев
Добавить комментарий

Ваш комментарий не должен превышать 800 знаков и содержать ссылки на другие сайты.

Соблюдайте, пожалуйста, наши правила комментирования.



Доступно 800 знаков
* Вы можете оставить комментарий под псевдонимом. Адрес Вашей электронной почты не публикуется.