Шапка
IPG Logo

«Колумбия может стать целью ответного удара»
Как вторжение в Венесуэлу может дестабилизировать ситуацию в соседней стране

AFP
AFP
Полицейские на границе между Колумбией и Венесуэлой

Читайте это интервью на немецком языке

Сотни тысяч мигрантов из Венесуэлы за последние годы бежали в Колумбию. Еще в январе появились данные о почти 60 тыс. ежедневно прибывающих беглецов. Удерживается ли этот поток на прежнем уровне?

Согласно данным Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ) в Колумбии на официальных основаниях находится почти 1,2 млн венесуэльских граждан. К ним необходимо прибавить многих незарегистрированных беженцев, в связи с чем их общая численность по оценкам составляет около 1,9 млн человек. И хотя президент Венесуэлы Николас Мадуро формально закрыл границу с Колумбией, по свидетельствам очевидцев, ежедневно «зеленую» границу пересекают тысячи венесуэльцев. Ввиду ухудшающегося положения с жизнеобеспечением в Венесуэле число мигрантов растет, в том числе и количество дезертировавших военнослужащих, которое по различным оценкам составляет от 700 до 1000 человек.

В какой ситуации оказываются беженцы в Колумбии?

Реакция населения Колумбии до сих пор была безупречной: судьбы братских стран тесно переплетены в историческом, экономическом и политическом отношении. Однако в Колумбии нет закона о миграции, который бы не ограничивался лишь вопросом возвращения в страну мигрантов колумбийского происхождения. Более того, непонятно, почему правительство Колумбии не вводит бедственное положение с целью беспошлинного пропуска гуманитарной помощи в страну. Ситуация усугубляется по мере нарастания сложностей, испытываемых беженцами. Многие из них ищут работу в неформальном секторе, экономически уязвимы и подвержены многочисленным угрозам в плане безопасности. Нелегально вооруженные группировки в Колумбии и Венесуэле используют бедственное положение для вымогательств при пересечении границы и пополнения своих рядов за счет беженцев.

Правительство правых консерваторов в Колумбии заняло четкую негативную позицию по отношению к Мадуро. А какова позиция колумбийской оппозиции?

В состав оппозиции в Колумбии входит семь партий. В политическом спектре страны они занимают места от центра до крайних левых сил. Ни внутри партий, ни между ними не существует единой позиции по Венесуэле, но доминирует отрицательное отношение к войне. Публично в поддержку венесуэльского режима высказывается лишь партия «Революционные вооруженные силы Колумбии – Армия народа» (РВСК-АН), возникшая на базе бывших членов партизанского движения: она признает легитимность Мадуро. Остальные оппозиционные партии и их лидеры выступают за мирное демократическое решение на основе переходного периода и переговоров исключительно между самими венесуэльцами. В отличие от этого средства массовой информации и правительственная коалиция ратуют за максимальное вмешательство извне. Часто представители этих кругов высказываются даже в пользу военной интервенции.

Оппозиция Колумбии оказалась перед вызовом отмежевания от чавизма, то есть взглядов, которые она разделяла во времена Уго Чавеса. Политические оппоненты упрекают колумбийских левых в преследовании тех же политических целей, что и Мадуро. Кандидат на должность президента от левых сил Густаво Петро, которому удалось выйти во второй тур, в духе времени совсем недавно снова предстал в Твиттере в образе эдакого «колумбийского Мадуро». Тем не менее в беседе с международными журналистами во время избирательной кампании он назвал Мадуро «диктатором», довольно четко обозначив свою позицию даже по сравнению с некоторыми европейскими левыми. Впрочем, Педро критикуют за то, что в отличие от оппозиции Гуайдо он видит возможность урегулирования кризиса не в смене правительства, а лишь в категорическом отказе от экономической модели, построенной на эксплуатации природных богатств страны.

В настоящий момент на международном уровне пока не видно игроков, способных взять на себя роль посредника в конфликте, так как в большинстве случаев чаша весов явно склоняется в пользу одной из сторон. Ведется ли в Колумбии дискуссия о возможных посредниках? Кто бы мог взять на себя эту функцию?  

Позиция в отношениях с самой важной страной-соседом была и остается для Колумбии фундаментально значимой, но таит в себе и конфликтный потенциал. При бывшем правительстве Сантоса Венесуэла была одним из гарантов мирного процесса в Колумбии. Нынче складывается впечатление, что правительство Колумбии в унисон с США пыталось заключить союз c Гуайдо и активно продвигает идею смены режима. Однако из-за такого предпочтения одной стороны колумбийское правительство полностью упустило шанс на самостоятельную роль в рамках мультилатерального подхода. Ученые, бывшие дипломаты, общественные деятели и многие эксперты желали бы видеть более самостоятельную позицию своей страны. Во многих открытых письмах то и дело выдвигаются требования занять позицию, учитывающую интересы разных сторон, с целью поддержки мирного процесса.

Растет озабоченность, что конфликт в Венесуэле может перерасти в гражданскую войну. Как повлиял бы такой ход событий на ситуацию с безопасностью в Колумбии?

Он мог бы иметь фатальные последствия, так как судьбы Колумбии и Венесуэлы неразрывно связаны между собой. С одной стороны, это могло бы привести к эффекту снежного кома, распространению конфликта на территорию Колумбии, прежде всего в ее приграничных районах. К тому же сейчас растет влияние таких партизанских групп, как Армия национального освобождения – ELN, а также инакомыслящих в РВСК-АН, использующих с давних пор Венесуэлу в качестве территории для отступления своих формирований.

С другой стороны, Колумбия может попросту не справиться собственными силами с дальнейшим ростом миграции и числа беженцев вследствие гражданской войны. Вопреки всем заверениям в обратном также неясно, решится ли колумбийское правительство под напором США или по внутриполитическим соображениям вмешаться в ход событий. В приграничных и без того заброшенных районах дело может дойти до огромных проблем со снабжением.

Может произойти также ухудшение ситуации с правами человека в Колумбии, которая и сейчас критическая, число убийств активистов растет. Вполне можно представить себе и вспышки насилия вокруг распределения социальных благ с соответствующими последствиями для безопасности людей.

А может ли такой ход событий сказаться и на мирном процессе в Колумбии?

Гражданская война в Венесуэле вполне может поставить под угрозу и без того шаткий мирный процесс. Может возрасти влияние таких группировок, как Армия национального освобождения – ELN, а также инакомыслящих в РВСК-АН. Обе эти организации нарастили свое преступное влияние в обоих южных регионах Венесуэлы – штатах Амасонас и Боливар, где они частично контролируют горнодобывающие предприятия. В то же время у правительства Ивана Дуке появилась бы возможность повысить расходы на оборону за счет и без того скудных средств на развитие сельских территорий и социальную инклюзию и тем самым еще больше навредить достижению целей мирного договора.

Президент США Дональд Трамп и представители его администрации неоднократно рассматривали возможность военного вторжения в Венесуэле. Да и самопровозглашенный временный президент Гуайдо не исключает вмешательства с его подачи армии США. Какими могут быть последствия такой интервенции для стабильности в регионе?

Это привело бы к резкому ухудшению. Хотя большинство стран в Латинской Америке занимают близкую к США позицию, все они высказались против военного вторжения. Оно означало бы вместо общего поиска дипломатического решения согласие на возобновление прежнего доминирующего положения США на континенте, которое лишь в течение последних десятилетий с таким трудом удалось преодолеть прежним прогрессивным правительствам латиноамериканских стран. К тому же Колумбия могла бы стать целью возможного военного ответного удара со стороны Венесуэлы, если вторжение произойдет с территории Колумбии. В самой Венесуэле и в приграничных районах такое вторжение с высокой долей вероятности привело бы к ситуации, близкой к гражданской войне, с многочисленными жертвами среди мирного населения и длительной утратой стабильности.

В Колумбии расположены различные американские военные базы, существует тесное военное сотрудничество между США и Колумбией. Воспринимают ли колумбийцы заявления Вашингтона о возможности вторжения как угрозу, или же правительство Колумбии считает, что они носят исключительно риторический характер?

Фраза в блокноте Джона Болтона о том, что в «Колумбии находятся 5 тыс. американских военнослужащих», вызвавшая большой резонанс в средствах массовой информации, часто в дискуссиях истолковывается как жест угрозы или заявление о намерениях. Но чтобы разобраться в этом вопросе до конца, в прошлогоднем отчете Министерства обороны США можно прочитать, что министерство имеет в Колумбии военный объект площадью почти в 2 тыс. кв. м. Количество же военнослужащих не указано. Президент Колумбии Иван Дуке делает вид, что воспринимает раздающиеся угрозы как чистую риторику. Оппозиция обвиняет правительство в том, что оно вообще допустило подобную возможность. На самом же деле правительство долго не высказывало единого мнения по вопросу о вторжении. Более того, Иван Дуке отреагировал на террористический акт ELN в январе призывом к более жестким действиям в сфере политики безопасности. Тем самым глава государства, похоже, нашел свой нарратив. Ему удалось за счет этого добиться громадного повышения своего рейтинга, который еще в начале года был ниже, чем у Николаса Мадуро.

 Вопросы задавала Клаудиа Детч

Понравился материал? Подписывайтесь на рассылку прямо сейчас.

0 Комментарии читателей

Нет комментариев
Добавить комментарий

Ваш комментарий не должен превышать 800 знаков и содержать ссылки на другие сайты.

Соблюдайте, пожалуйста, наши правила комментирования.



Доступно 800 знаков
* Вы можете оставить комментарий под псевдонимом. Адрес Вашей электронной почты не публикуется.