Американцы любят хвастаться, что Соединенные Штаты — самая богатая нация в мире, но когда дело доходит до обращения с рабочими, они далеко не на первом месте. С точки зрения соблюдения стандартов труда США часто занимает последнее место среди индустриальных стран.

США — единственная индустриальная страна, в которой нет национального закона, гарантирующего работникам оплачиваемый отпуск по уходу за ребенком и оплачиваемые ежегодные отпуска. США еще и единственная развитая страна, в которой работникам не гарантируют оплачиваемые больничные. Что еще хуже, США входит в крохотную группу стран, где нет закона, гарантирующего женщинам оплачиваемый декретный отпуск — наряду с Суринамом, Папуа-Новой Гвинеей и небольшими островными государствами Тихого океана.

Рабочим в 27 странах Европейского союза гарантируется оплачиваемый отпуск не менее четырех недель, в то время как в США такой гарантии нет, и многие рабочие, особенно на низкооплачиваемых работах, вообще не имеют оплачиваемого отпуска. Также хорошо известно то, что США — единственная индустриальная страна без всеобщей гарантии здравоохранения. Эта ситуация может привести к трагическим последствиям: например, США — единственная индустриальная нация, где в случае закрытия фабрики, колл-центра или магазина на 300 рабочих эти 300 рабочих и их семьи могут потерять медицинскую страховку.

В моей недавно изданной книге «Поверженные и раздраженные: прошлое, настоящее и будущее труда в Америке» я пишу, что в США распространено явление «антирабочей исключительности». Основная причина этой исключительности заключается в том, что рабочая сила и профсоюзы (главный инструмент рабочей власти) в США намного слабее, чем в других развитых странах.

В США самый низкий процент рабочих в профсоюзах среди промышленно развитых стран, за исключением Франции, хотя во Франции 98 процентов рабочей силы участвуют в коллективных договорах — в таких соглашениях используется коллективная сила рабочих, чтобы добиться лучшей оплаты и условий труда. Среди американских рабочих в коллективных договорах участвуют всего 12% — это намного меньше чем в Италии (100%), Швеции (88%), Испании (80%), Германии (54%) и Британии (27%).

Трамп не был защитником рабочих

Это слабое влияние рабочих и объясняет неутешительную статистику. По данным ОЭСР, 23 процента американских рабочих относятся к категории «низкооплачиваемых», что означает, что они зарабатывают менее двух третей средней заработной платы. В США самый высокий процент низкооплачиваемых рабочих среди промышленно развитых стран. По данным ОЭСР, в США также огромное неравенство в благосостоянии — это единственная индустриальная страна, где 10% самых богатых семей владеют 80% средств. Ни в одной другой индустриальной стране эта цифра не превышает 70%.

В отличие от Трампа, Байден упорно трудится, чтобы выполнить свои обещания улучшить жизнь американских рабочих и их семей

Дональд Трамп часто говорил о том, что американских рабочих якобы обманывают, но на самом деле он очень мало для них сделал, разве что косвенно (например, он отменил множество правил для компаний и поспособствовал развитию корпораций, что в итоге позволило им нанять больше рабочих, но эти шаги помогли компаниям гораздо больше, чем самим рабочим). Трамп и пальцем не пошевелил, чтобы поднять федеральную минимальную заработную плату, которая с 2009 года держится на уровне $7,25 в час. Также Трамп ничего не сделал, чтобы укрепить профсоюзы или влияние рабочих.

Назначения Трампа в федеральные и судебные органы были в подавляющем большинстве антипрофсоюзными и преимущественно на стороне бизнеса, а не профсоюзов и рабочих. Например, первый назначенный им судья Верховного суда Нил Горсуч обеспечил решающий голос в разбирательстве, призванном ослабить профсоюзы госслужащих, их бюджеты и политическое влияние. Большинством в пять голосов против четырех суд постановил, что от государственных служащих нельзя требовать уплаты взносов профсоюзам, которые ведут переговоры и борются за них в случае понижения на работе или увольнения.

Призрак Рузвельта

В отличие от Трампа, Байден упорно трудится, чтобы выполнить свои обещания улучшить жизнь американских рабочих и их семей. Он поддержал законодательство о повышении минимальной зарплаты на федеральном уровне до $15 в час. Пока что республиканцы заблокировали этот закон, но Байден издал указ, которым федеральные подрядчики обязываются платить своим рабочим хотя бы $15 в час.

Байден также отстаивал идею, которую уже поддержал Конгресс, выплачивать большинству американских семей по $300 в месяц на одного ребенка — это решение было принято по примеру подобных программ в Европе и ожидается, что оно снизит уровень бедности среди детей в США по крайней мере вдвое. Кроме того, Байден издал указ, запрещающий правила «о недопущении конкуренции», которым пользуются корпорации, чтобы не дать возможности своим сотрудникам перейти на работу к конкурентам. Экономисты утверждают, что эта практика способствует низкому уровню заработной платы рабочих.

Безусловно, самое важное, что Байден делает для повышения влияния рабочих и укрепления профсоюзов, — активно выступает с профсоюзной риторикой и добивается принятия Закона о защите права на организацию (Закон PRO), который был бы наиболее всеобъемлющим профсоюзным законом со времен президентства Рузвельта. Закон PRO помог бы повысить количество членов профсоюзов множеством разных способов. Согласно нынешнему законодательству, для работодателей не предвидится никаких штрафов, если они нарушают закон и подавляют попытки рабочих объединиться в профсоюз. Например, компанию не оштрафуют, если уволят десять рядовых работников, возглавляющих профсоюзную кампанию. Закон PRO предусматривает штрафы в размере до $50 тыс. за каждое нарушение.

Закон PRO запретил бы распространенную и очень эффективную антипрофсоюзную практику, которую неоднократно использовала компания Amazon, чтобы подавить недавно прошедшую кампанию по объединению в профсоюзы на складе в Бессемере, штат Алабама. Он не позволил бы таким работодателям, как Amazon, требовать от рабочих присутствовать на собраниях, на которых дорогостоящие антипрофсоюзные юристы или консультанты проводят 30-45 минут рассказывают об ужасах профсоюзов, часто утверждая, что те являются жадными организациями, которые ничего не делают для рабочих и только собирают деньги на взносы.

Чтобы преодолеть филибастер, потребуется по крайней мере 60 голосов в Сенате, в том числе 10 Республиканцев

Закон PRO упростил бы объединение работников экономики свободного заработка в профсоюзы, не давая возможности Uber, Lyft, DoorDash и другим подобным компаниям относиться к своим водителям и курьерам как к независимым подрядчикам, а не как к сотрудникам. Согласно американскому законодательству, если рабочие считаются независимыми подрядчиками, им не разрешается объединяться в профсоюзы, но если они классифицируются как наемные работники, они имеют на это право.

Байден должен покончить с филибастером

Этот важный закон, который помог бы профсоюзам, может столкнуться с огромной преградой: Республиканской партией. Эта партия — одна из немногих крупных партий в западном мире, которая решительно настроена на ослабление профсоюзов любым возможным способом. На то есть множество причин. Республиканцы в Конгрессе часто прислушиваются к пожеланиям своих корпоративных спонсоров и миллиардеров. Многие законодатели Республиканской партии придерживаются либертарианских взглядов и рассматривают профсоюзы как вредителей, препятствующих свободному предпринимательству и максимизации прибыли. Также многие республиканцы не любят профсоюзы, потому что профсоюзы обычно поддерживают кандидатов от Демократической партии — неудивительно, учитывая, насколько сильно большинство политиков-республиканцев настроены поддерживать корпорации, а не рабочих.

Палата представителей приняла Закон PRO, но учитывая, что у республиканцев и демократов по 50 голосов в Сенате, принять закон будет невероятно сложно, пока существует филибастер. Чтобы преодолеть филибастер, потребуется по крайней мере 60 голосов в Сенате, в том числе 10 республиканцев.

Президент Байден красноречиво говорит о том, как важно повысить влияние рабочих и профсоюзов, но, если он не поможет покончить с филибастером, его надежды и надежды многих рабочих на повышение влияния могут так и остаться мечтой.