Данное интервью также доступно на немецком языке

Вопросы задавал Николаос Гавалакис

После парламентских выборов в Кыргызстане, состоявшихся в прошлое воскресенье, уже в понедельник вечером разразились протесты, сопровождаемые вспышками насилия. Какова ситуация в данный момент?

Действительно, всю ночь до раннего утра длились ожесточенные столкновения в центре города между правоохранителями и демонстрантами. С обеих сторон зафиксировано большое количество пострадавших. Ночью протестующие проникли в Белый дом, который является одновременно резиденцией президента и правительства, и учинили погром в помещениях этого здания. Временами в некоторых местах вспыхивали пожары. Кроме того, митингующие освободили из-под ареста бывшего президента Алмазбека Атамбаева, осужденного в том числе по обвинению в коррупции, а вместе с ним и его соратников. Президент Сооронбай Жээнбеков заявил о попытке переворота, однако многие говорят о третьей после 2005 и 2010 годов революции. После ночных эксцессов утром ситуация снова успокоилась. Политические группировки проводят митинги на центральной площади перед парламентом, одновременно идут переговоры между оппозиционными партиями о формировании переходного правительства.

Каковы причины массовых волнений? Ведь нарушения во время выборов в Кыргызстане случались и ранее.

Прежде всего необходимо констатировать, что выборы в Кыргызстане по сравнению с соседними государствами проходят на относительно высоком по демократическим стандартам уровне. Они носят соревновательный характер, есть возможность для проведения в значительной степени свободной избирательной кампании, а созданные технические предпосылки ограничивают возможности манипуляций. После голосования в воскресенье выяснилось, что обе пропрезидентские партии «Биримдик» и «Мекеним Кыргызстан» станут двумя самыми влиятельными силами в парламенте при отсутствии реальной оппозиции. Преодолеть барьер в семь процентов удалось лишь четырем партиям, которые все вместе получили чуть более двух третей голосов избирателей, что является существенным пробелом в плане представительства интересов всего населения. Такой результат выборов был обеспечен массовым использованием административных и финансовых ресурсов. Миссия по наблюдению за выборами от ОБСЕ, представленная из-за пандемии коронавируса в ограниченном составе, в своем промежуточном отчете также отметила эти нарушения. Много оппозиционных партий отказались от признания итогов выборов и организовали многотысячные марши своих сторонников в столицу. Развернувшиеся события поставили пока что точку в одностороннем предоставлении преимуществ групповым интересам и влиятельным сетям юга страны при президентском правлении Жээнбекова.   

Как будут развиваться события в дальнейшем? Какова в них роль Москвы, которая традиционно поддерживает тесные связи с Бишкеком и имеет в том числе свою военную базу на территории Кыргызстана?

Теперь, после того как, похоже, удалось достичь общей цели оппозиционных партий – аннулирования результатов выборов – важно найти путь к стабилизации положения. Конкретно речь идет о компромиссе вне партийных границ в вопросе о порядке проведения новых выборов, а также о том, кто станет частью переходного правительства, а кто, возможно, заменит президента. Но вначале необходимо обеспечить общественную безопасность.

Наихудшим сценарием могла бы стать попытка президента Жээнбекова при поддержке России и при помощи военной силы поставить под контроль ситуацию, хотя он, пожалуй, утратил политическую поддержку в собственной стране. Правда, он буквально на прошлой неделе побывал в Москве у Путина, дабы заручиться гарантиями личной безопасности. Но вмешательство сейчас, по моему мнению, маловероятно, так как Россия явно не заинтересована в появлении еще одного непредсказуемого конфликта за своей спиной. Москва скорее попытается договориться с новыми субъектами принятия решений, а взамен потребовать от них стабильности.