Данная статья доступна также на немецком / английском языке

В 1990 году лауреат Нобелевской премии Амартия Сен заявил, что «пропали более 100 миллионов женщин». Что значит «пропали»? Девочки «пропадают», потому что во многих странах мира родители предпочитают сыновей. Такие предпочтения часто основываются на патриархальных и других неравных гендерных нормах. В таких случаях родители считают мальчиков более ценными экономически либо социально. Применение современных технологий для определения пола ребенка до рождения и аборты в случаях, когда должна родиться девочка, привели к крайне неравному соотношению полов в таких странах, как Китай, Индия и Азербайджан.

Цифры просто ошеломляют. Рассмотрим Армению. По существующей информации, начиная с 1990-х годов, когда появилась технология ультразвука, в стране произошел резкий сдвиг соотношения полов при рождении, который достиг своего пика в 2000 году, когда на каждые 100 рожденных девочек приходилось 120 мальчиков. (При этом обычно девочки и мальчики рождаются в достаточно стабильном соотношении 105:100. Соотношение становится примерно равным с возрастом, так как мальчики и мужчины чаще умирают молодыми.) В среднем в группе, насчитывающей чуть больше миллиона детей и молодых людей, родившихся за эти годы, насчитывается почти 50 тыс. «избыточных» мальчиков и мужчин.

Что происходит, когда в обществе значительно больше мужчин, чем женщин? Решение прервать беременность, если плод женского пола, может показаться рациональным на индивидуальном уровне – например, традиция приданого увеличивает затраты на дочерей, а сыновья часто обеспечивают родителям большую экономическую и физическую безопасность, поскольку женщины обычно покидают родительский дом, когда выходят замуж. При этом многие исследователи подозревают, что на более масштабном уровне у такого гендерного дисбаланса будут мрачные последствия.

Сначала давайте посмотрим на (молодых) мужчин. В большинстве стран существуют строгие нормы и требования, чтобы они женились и заводили детей. Таким образом, когда поколение мужчин рождается без такого же количества женщин, это значит, что многие мужчины не могут соответствовать этим социальным нормам. Это также может повлиять и на их долгосрочные экономические перспективы. Во многих странах, где отсутствует социальное обеспечение, семейные структуры (особенно наличие детей) являются единственным надежным методом обеспечить себе жизнь после выхода на пенсию.

Хотя многим знакомо разочарование от того, что не удается найти себе пару, длительный масштабный сдвиг в соотношении мужчин и женщин может стать проблемой не только на личном уровне. Молодые мужчины часто склонны к рискованному поведению (что также объясняет их более высокую смертность). Но в сочетании с недовольством, возникающим из-за жизни в чрезмерно мужском обществе, их действия подвергают риску всю страну.

Когда женщины «пропадают», за этим следуют жестокие конфликты. Их отсутствие обусловлено нормами, которые лишают женщин равных прав и которые зачастую трудно изменить, а также демографическими изменениями, происходящими на протяжении десятилетий.

Например, «политика одного ребенка» в Китае привела к непредвиденным последствиям в виде резкого снижения количества девочек. В результате образовалось «избыточное количество» мужчин (которых называли «голыми ветвями»). Лена Эдлунд и соавторы сообщают, что когда эти мужчины достигают совершеннолетия, происходит рост преступности. Аналогичные последствия зафиксировали в Индии. В нашей статье в Journal of Conflict Resolution мы с Карло Коосом показываем, что такой дисбаланс также может привести к насилию между этническими группами в сельских районах Африки. Мы оцениваем, как полигиния – брак между одним мужчиной и несколькими женами – приводит к явлению, которое мы называем «избыточными мужчинами», когда мужчины не могут найти себе пару. Наши результаты показывают, что мужчины в полигинных обществах в среднем испытывают более сильное недовольство и более готовы прибегнуть к насилию.

Но было бы ошибкой полагать, что эти механизмы действуют только за пределами Западной Европы. Хотя здесь, похоже, нет большой проблемы с абортами плодов женского пола, мы все равно наблюдаем сдвиги в соотношении полов. Например, в Германии женщины чаще выезжают из восточных земель, чем мужчины, вследствие чего во многих сельских сообществах «излишек» мужчин брачного возраста составляет 25%. Некоторые ученые полагают, что с учетом этих демографических изменений и недавнего притока иммигрантов получилась гремучая смесь, поскольку большинство иммигрантов, приезжавших в Европу в последние пять лет, – молодые мужчины. В недавней публикации Рафаэла Дансигье и соавторы показывают, что их приезд связан с преступлениями на почве ненависти против иммигрантов в Германии. К тому же более половины местных мужчин в сообществах с большим количеством «избыточных» мужчин испытывают страх, что из-за иммиграции им не удастся найти себе пару. Такие страхи «конкуренции за пару» лежат в основе механизма, который и приводит к насильственным последствиям дисбаланса в соотношении полов.

Насильственные последствия неравного соотношения полов могут даже перерасти в международные конфликты. Рассмотрим недавнюю эскалацию конфликта в Армении и Азербайджане. В последнем тоже произошел всплеск рождаемости мальчиков. Таким образом, среди молодежи обеих стран сейчас большинство мужчин. Обсуждаемые результаты исследований в других странах позволяют предположить, что это может быть фактором, способствующим повышенной готовности к применению насилия. Работы Валери Хадсон и соавторов показали, что в странах, где у женщин подчиненное положение, обычно худшее финансовое положение, более хрупкое состояние государства и более распространены конфликты.

А как обстоят дела с женщинами в обществах, где большее количество мужчин? Можно было бы предположить, что из-за относительной нехватки женщин у них должен быть более высокий статус. Мы видим, что, к сожалению, это не так. Наличие патриархальных норм и чрезмерное представительство мужчин способствуют маскулинизации и препятствуют расширению прав и возможностей женщин. Вследствие этого женщины, как правило, страдают от сексуальной эксплуатации, (международной) торговли людьми и похищения невест. Таким образом, явление «пропавших» женщин идет рука об руку с дискриминацией женщин, продолжая порочный круг. Кроме того, политика, направленная на поддержку гендерного равенства, может привести к обратным результатам. В недавнем исследовании Соня Бхалотра с соавторами показывают, что внедрение законов о наследстве, направленных на гендерное равенство, увеличило затраты на дочерей для родителей из-за существования традиционных гендерных и семейных норм. Они зафиксировали снижение рождаемости девочек после внедрения такой политики, которая изначально была направлена на расширение прав и возможностей женщин.

Неравное отношение к мужчинам и женщинам имеет широкие социальные последствия, выходящие за рамки индивидуальной несправедливости. Когда женщины «пропадают», за этим следуют жестокие конфликты. Их отсутствие обусловлено нормами, которые лишают женщин равных прав и которые зачастую трудно изменить, а также демографическими изменениями, происходящими на протяжении десятилетий. Подобные явления происходят как в развитых, так и в развивающихся странах. Поэтому исследователи и политики должны обращать внимание на гендерные и семейные отношения не только как на поле борьбы за равенство, но и как основу мира в обществе.