23 августа, в День государственного флага и ровно за день до празднования 30-летия независимости Украины президент Владимир Зеленский намерен провести Международный саммит «Крымской платформы».«Крымская платформа» – новый формат международных переговоров, созданный по инициативе Владимира Зеленского еще осенью 2020 года. Его глобальная цель – вернуть в международную повестку дня вопрос оккупированного Россией Крыма.

Еще в октябре прошлого года, во время выступления в Верховной Раде украинский президент высказался об актуальности введения такой модели переговоров. Зеленский обозначил, что Крым никогда не обсуждался, к примеру, во время переговоров в нормандском формате, но ни украинцы, ни мир не должны забывать об аннексированном полуострове. Он призвал консолидировать международные усилия с целью «защиты прав крымчан и деоккупации полуострова». А 24 марта 2021 года подписал «Стратегию деоккупации и реинтеграции временно оккупированной АР Крым», продемонстрировав, что намерен заняться этим вопросом вплотную. 

К участию в «Крымской платформе» планируют пригласить более 30 стран. О намерении поддержать этот формат уже предварительно заявили Германия, Албания, Словакия, Эстония, Турция, Литва, Польша, а также США. Американский президент Джо Байден сообщил, что штаты будут представлены на саммите «на высоком уровне», но кто именно будет присутствовать на этих переговорах, пока не уточнил. 

«Крымская платформа» – это действительно политическое оружие Украины

Пригласили к участию в саммите и Российскую Федерацию как непосредственного фигуранта в крымском вопросе. Однако приглашение это было встречено российской стороной в штыки. Спикер МИД России Мария Захарова заявила, что российская сторона воспринимает «Крымскую платформу» как «угрозу агрессии против двух субъектов Российской Федерации», имея в виду Крым и Севастополь. Она также отмечала, что Россия готова участвовать в саммите только при условии, что на нем будут обсуждаться актуальные на текущий момент проблемы полуострова, такие как водоснабжение, транспортное сообщение, подача электроэнергии, снятие торговой блокады Киевом. Вместе с тем Захарова добавила, что РФ не будет участвовать в переговорах, если на саммите планируют поднимать вопрос деоккупации Крыма. 

«Вопрос принадлежности Крыма был решен самими крымчанами в 2014 году», – в который раз Мария Захарова расставила акценты. По версии российской стороны, уход Крыма из-под украинского контроля – это не аннексия, а результат волеизъявления граждан на референдуме. Позже в своем телеграм-канале спикер российского МИДа написала, что Украина проводит «Крымскую платформу» от безысходности. 

Российская сторона воспринимает «Крымскую платформу» как «угрозу агрессии против двух субъектов Российской Федерации»

Несмотря на возмущения Кремля, именно деоккупация остается ключевым вопросом, который Украина и другие страны – участницы «Крымской платформы» планируют обсуждать на августовской встрече. Предполагается, что на повестке дня будут такие темы, как безопасность Крымского полуострова, санкции против РФ и повышение их эффективности, судоходство, преодоление экономических и экологических последствий российской оккупации. Кроме того, для Украины приоритетными являются вопросы, лежащие в плоскости международного гуманитарного права: образование, культура, религия, а также защита прав человека

Ранее Уполномоченная Верховной Рады Украины по правам человека Людмила Денисова заявляла, что, по состоянию на май 2021 года, Россия преследует по политическим мотивам 93 крымских татар, 78 человек из них отбывают незаконное наказание на территории РФ, а еще 15 – лишены права на свободу передвижения в оккупированном Крыму. О репрессиях и принуждении крымских татар к выезду с полуострова говорил и один из лидеров крымско-татарского движения Мустафа Джемилев. 

Одним из спорных моментов для «Крымской платформы» остается Турция, точнее, интересы турецкой стороны в решении крымского вопроса. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган неоднократно подчеркивал, что считает Крым украинской территорией и поддерживает формат «Крымской платформы». В то же время Анкара продолжает вести общие дела с Москвой. В частности, в Турции налажен выпуск совместной разработки гибрида автомобиля «ГАЗ», «Магнитогорский металлургический комбинат» запустил в Стамбуле и Искендеруне производство металлопроката. Еще одна крупная сделка между Россией и Турцией – это строительство «Турецкого потока». Из этого следует, что на текущий момент Эрдогану важно поддерживать выгодные отношения со всеми сторонами, поэтому на саммите вряд ли стоит ожидать от него каких-либо радикальных высказываний или кардинальных решений. 

Скорее всего, крымский саммит будет иметь такой же результат, как и зашедшие в тупик Минские переговоры или нормандский формат

Высказались по поводу грядущего саммита и представители подконтрольных РФ крымских властей. Председатель парламента Крыма Владимир Константинов назвал «Крымскую платформу» русофобской и заявил, что она призвана усложнить жизнь крымчан. 

«Крымская платформа» – это действительно политическое оружие Украины. По крайней мере, так считает глава украинского МИДа Дмитрий Кулеба. Согласно его предположениям, Россия будет всячески пытаться отговорить другие страны от участия в саммите. Украинские власти также сообщают о том, что чем меньше времени остается до «дня Х», то есть до даты саммита, тем больше пропагандистских действий будет со стороны РФ с целью укрепления своих позиций на информационном и массмедийном уровнях. В ряде российских СМИ, например, уже появляются публикации некоторых российских политологов с таким главным месседжем: то, что Украина называет деоккупацией Крыма, в России воспринимают как «подрыв территориальной целостности страны» и намерение «присоединить» полуостров к Украине.

Насколько действенными окажутся переговоры в рамках саммита «Крымская платформа»? Будут ли они иметь какой-либо практический результат, или же это просто видимость того, что украинские власти занимаются вопросом деоккупации Крыма? И, главное, будут ли участники переговоров учитывать интересы самих крымчан – в том числе и крымских татар, которые продолжают страдать от политических репрессий, – покажет время. 

Скорее всего, крымский саммит будет иметь такой же результат, как и зашедшие в тупик Минские переговоры или нормандский формат: международные делегации встречаются, чтобы обсудить важные вопросы, принимают серьезные решения и осуждают действия отдельных игроков, в частности, России, выдвигая предложения по ужесточению санкций и других ограничительных мер, но кардинально ситуация не меняется. Владимир Путин все равно продолжает действовать согласно собственному сценарию.

Но то, что тема Крыма выносится на абсолютно новый уровень международного обсуждения, – уже хороший знак. Даже если деоккупация в ближайшей перспективе вряд ли возможна, то решение некоторых гуманитарных проблем вполне реально, а значит, у людей, которые сталкиваются с нарушением своих прав и свобод, появился реальный шанс эти права защитить.