Шапка
IPG Logo

Имидж, популизм, поляризация
В Индонезии прошли сложнейшие в мире выборы

AFP
AFP
Индонезийцы показывают свои пальцы в чернилах после голосования

Читайте эту статью на немецком / английском языке

17 апреля впервые в истории Индонезии состоялись одновременные парламентские и президентские выборы – они были признаны самым трудным народным волеизъявлением в планетарном масштабе. Во всем мире был признан высокий уровень организации этого однодневного голосования – со 193 млн полноправных избирателей, со 150 млн реально пришедших избирателей и с более чем 800 тыс. избирательных участков по всей территории 6 тыс. населенных островов.

Явка избирателей была относительно высокой и составила приблизительно 82 процента. По предварительным данным, с 20 процентами голосов на выборах лидирует правящая Демократическая партия борьбы, которую возглавляет бывший президент Мегавати Сукарнопутри и членом которой является президент Джоко Видодо, известный под прозвищем Джокови. «Гериндра», оппозиционная партия Прабово Субианто, получила лишь 12 процентов, в то время как «Насдем» – еще одна правящая партия, которая относит себя к прогрессивному лагерю, – завоевала приблизительно 10 процентов.

Результаты быстрого подсчета более чем 90 процентов голосов свидетельствуют о том, что действующий глава государства Джокови одержал победу на президентских выборах, оторвавшись от ближайшего конкурента на убедительные 10 процентов. И, как следствие, он с высокой вероятностью сохранит за собой должность на последующие пять лет, что станет его вторым и последним президентским сроком. Однако Прабово – бывший генерал, которого обвиняли в серьезных нарушениях прав человека, и бывший зять президента-диктатора Сухарто – следует той же линии поведения, что и в 2014 году: он отказался признавать победу действующего главы государства и провозгласил победителем самого себя. Избирательная комиссия Индонезии огласит официальные результаты не позднее 22 мая.

Переформатирование репутации

На стороне Джокови выступает новый вице-президент с широким кругом полномочий: 76-летний консервативный мусульманский священнослужитель Мааруф Амин, бывший глава крупного мусульманского движения «Нахдатул Улама» (НУ), насчитывающего до 40 млн членов. Ранее Джокови подвергался систематическим нападкам со стороны своих оппонентов за то, что не был истинным мусульманином – назначение Амина стало попыткой выбить почву из-под ног критиков на время избирательной кампании, где первую скрипку играли такие факторы, как политика идентичности, религиозная поляризация, экономический популизм и фейковые новости.

Многие наблюдатели усматривают в этом назначении тактическое решение нынешнего президента, корни которого следует искать в падении его протеже Ахока, китайца по национальности и христианина по вероисповеданию, а также бывшего губернатора Джакарты. То, что на выборах губернатора Джакарты Ахок процитировал Коран во время одного из своих публичных выступлений, вызвало широкий протест в рядах консервативных мусульман. Исламские и исламистские группы, равно как и оппоненты Ахока в избирательной гонке недвусмысленно обвинили его в богохульстве, а Амин обнародовал фетву против него. В Джакарте и по всей стране прокатилась череда массовых митингов. В разгар этих событий Ахоку было выдвинуто официальное обвинение, после чего в мае 2017 года суд приговорил его к двум годам тюремного заключения. В результате этой эпичной истории произошли сдвиги во всей политической архитектуре. И мягкосердечный Джокови, который был шокирован мобилизацией сил против Ахока и – косвенно – против себя самого, взялся за осуществление своей политической и личной переориентации.

После падения Ахока и закрепления за ним репутации сильного человека Джокови привлек на свою сторону как военные, так и консервативно-религиозные силы, пытаясь извлечь из этого электоральные выгоды, – тактически разумный шаг, который, правда, сомнителен с моральной точки зрения. Параллельно с этим он приложил немало усилий для утверждения своей идентичности как истинного мусульманина – за счет укрепления своей близости к организациям и знаковым фигурам мусульманского мира.

И действительно, благодаря альянсу с НУ он в значительной мере улучшил свой электоральный результат образца 2014 года в Центральной и Восточной Яве – двух вотчинах НУ, занимающих второе и третье место среди самых густонаселенных провинций страны.  В обеих стратегически важных провинциях местные лидеры НУ призывали своих сторонников голосовать за избирательный блок Джокови-Амина.

Выходец из народа

В стратегии Джокови, где был сделан акцент на закреплении за ним идентичности и достоинств истинного мусульманина, не последнюю роль сыграло непродолжительное паломничество в Мекку, которое он предпринял вместе со своей женой после завершения избирательной кампании – как раз накануне выборов в стране с наибольшим мусульманским населением в мире.

Лагерь Прабово в свою очередь оказывал поддержку не только исламистским партиям в индонезийском парламенте, таким как Партия благоденствия и справедливости (ПБС), но и радикально-исламистским движениям, таким как Фронт защитников ислама (ФЗИ). Прабово встречался с лидером ФЗИ Хабибом Ризиком, находящемся в изгнании на территории Саудовской Аравии, после чего Прабово и Ризик заявили о создании совместной уммы, то есть мусульманской религиозной общины.

Наряду с грязными кампаниями на религиозной почве Прабово не брезговал и популистскими заявлениями о конце света – он грозил, что в 2030 году Индонезия прекратит свое существование в случае его поражения на выборах. Позиционируя себя защитником простых людей, он утверждал, что индонезийские элиты разворовывают природные богатства своей страны и переправляют их за рубеж. Во время вторых дебатов между кандидатами на пост президента Джокови нивелировал это обвинение, подчеркнув, что Прабово владеет 220 тыс. гектарами земли в провинции Восточный Калимантан и 120 тыс. гектарами в провинции Ачех. Общая стоимость этих земель оценивается в несколько сотен миллионов долларов.

В итоге стратегия Прабово, направленная на непризнание за действующим главой государства мусульманских набожности, идентичности и достоинств, а также на позиционирование самого себя в качестве истинного мусульманина и выходца из народа, не оправдала себя и потерпела крах.

Цифровые технологии для процветания региона

Нет сомнений, что одним из самых больших вызовов, стоящих перед индонезийским обществом, является решение проблемы структурного социального неравенства. Темы экономической и социальной политики играли сравнительно важную роль во время избирательной кампании, но такого рода дискуссии изобиловали непрекращающимся навешиванием новых ярлыков, что позволяло завернуть эти темы в требуемую культурную обертку. Лагерь Джоково исходил из таких позиций: ekonomi berkeadilan (справедливая экономика), ekonomi Pancasila (индонезийская государственная идеология, сочетающая в себе религиозную и социальную инклюзивность), ekonomi Gotong Royong (индонезийская концепция взаимной поддержки) и ekonomi umat (исламский термин, обозначающий общину). Этот акцент на формировании позиции избирателей через содержание отражает тот политический компромисс, который необходим для того, чтобы свести воедино идеологию полновесного социального государства на фоне падения популярности левых взглядов, консервативный ислам, набирающую обороты политику идентичности, а также стремление снизить уровень неравенства.

До недавнего времени обязанности заместителя Джокови исполнял успешный бизнесмен, а его новый выдвиженец на должность вице-президента пока еще никак не обозначил свою компетентность в экономических вопросах или хотя бы свой интерес к данной сфере. Тем не менее ровно через две недели после завершения выборов министерство планирования Индонезии представило новый пятилетний план экономического развития сообразно законам шариата. Переизбранный президент также отметил, что лейтмотивом его второго срока станет улучшение положения дел с человеческими ресурсами – под этим следует понимать повышение уровня образования и расширение прав трудового населения страны. Он уже объявил о своем желании превратить Индонезию к 2025 году в региональный центр цифровой экономики.

Джокови, который в свое время занимался продажей мебели и избирался мэром города Суракарта, посвятил свой первый президентский срок главным образом улучшению национальной инфраструктуры и, как следствие, давал поручения на строительство аэропортов, портов, железных дорог, туннелей, автомагистралей и мостов. При этом он продолжал добиваться реализации процесса перераспределения земель и стремился к тому, чтобы система всеобщей социальной безопасности, которая была представлена лишь в 2014 году, охватила все слои населения Индонезии в самом ближайшем будущем. Однако до сих пор не оправдались надежды на то, что он инициирует пересмотр исторически сложившихся нарушений прав человека.

Понравился материал? Подписывайтесь на рассылку прямо сейчас.

0 Комментарии читателей

Нет комментариев
Добавить комментарий

Ваш комментарий не должен превышать 800 знаков и содержать ссылки на другие сайты.

Соблюдайте, пожалуйста, наши правила комментирования.



Доступно 800 знаков
* Вы можете оставить комментарий под псевдонимом. Адрес Вашей электронной почты не публикуется.