Шапка
IPG Logo

Дать отпор «плохим парням»
Международное влияние ЕС существенно ослабло. Сможет ли новый уполномоченный по иностранным делам Жозеп Боррель переломить ситуацию?

AFP
AFP
Тебя ждет тяжелое наследие...

Читайте эту статью на немецком языке

Жозепа Борреля, который 1 ноября 2019 года сменит Федерику Могерини на должности Верховного представителя Европейского союза по иностранным делам и политике безопасности, ждет тяжелое наследие. Во время пятилетней каденции Могерини коренным образом изменились условия Общей внешней политики и политики в области безопасности (ОВПБ): произошла переоценка ценностей во внешней политике России; Китай превратился из контрактного производителя в системного конкурента; президент США Дональд Трамп проводит транзакционную внешнюю политику и видит в ЕС соперника. Политика соперничества между супердержавами во все большей степени ставит под сомнение внешнеполитическую бизнес-модель ЕС, основанную на мультилатерализме и международном устройстве на базе правил.

Если ЕС при этом не хочет быть мячом для игры, а желает определять международную политику, то в будущем ему больше, чем когда-либо, придется действовать единым фронтом. Но государствам – членам ЕС де-факто в последние годы все сложнее удавалось улаживать существующие разногласия почти во всех сферах политики и идти на европейские компромиссы. К тому же у европейцев главным образом в области политики обороны и безопасности попросту не хватает необходимых средств, которые могли бы обеспечить действительно суверенную внешнюю политику.  

Вызовы, которые возникли перед ОВПБ в целом и Верховным представителем Боррелем в частности, огромны: нужно вводить процессы быстрого принятия решений для обеспечения дееспособности ЕС, а также добиваться консенсуса там, где до сих пор превалировали частные интересы национальных государств. По существу, речь идет прежде всего о сохранении мультилатерализма в условиях все более национального и унилатерального мира, разработке политики отношений с США и Китаем, при которой ЕС не окажется между двумя фронтами, и более энергичном наверстывании отставания в гонке новых технологий.  

У ЕС часто отсутствовали надлежащие ответы на внешнеполитические кризисы последних лет, его влияние на международную систему ослабло

Поэтому одним из первых действий Борреля на своей должности должно стать начало пересмотра глобальной стратегии ЕС и обеспечение в этот раз более высокой степени отождествления государств – членов ЕС с его результатом. В ходе этого процесса Боррелю нужно дать толчок дискуссии по спорному понятию «стратегической автономии». Следует определить это понятие и установить конкретный масштаб амбиций касательно целей, которых ЕС хочет достичь собственными усилиями на глобальном уровне в области, например, обороны, торговли или технологий. Конечно же, одной разработки такой стратегии недостаточно. ЕС нужно улучшить свою способность к ее реализации.

Если использовать внешнеполитический итог деятельности Могерини за время ее каденции в качестве мерила будущей дееспособности ОВПБ, сразу становится ясно, насколько глубока пропасть между амбициями и нынешней реальностью. Ведь у ЕС часто не было надлежащих ответов на внешнеполитические кризисы последних лет, а его влияние на международную систему в целом ослабло. Главам государств и правительств лишь изредка удавалось действовать быстро, решительно и сообща.

Оглядываясь назад, можно сказать, что на чашу весов брошены даже отдельные большие успехи, достигнутые при Могерини. Это прежде всего касается так называемой ядерной сделки с Ираном, заключенной в 2015 году, которую после расторжения со стороны США европейцам вряд ли удастся спасти. Еще одно достижение – посредничество в прямых переговорах между Сербией и Косово (поддерживаемый ЕС диалог) с целью нормализации отношений между сторонами – пробуксовывает еще с 2016 года. Конфликт остается неразрешенным. Единственной историей успеха европейцев, по крайней мере пока, стало введение санкций против России после аннексии Крыма.

В то же время ЕС не удалось добиться преобразования соседей по собственному образцу. Кроме того, до сегодняшнего дня Евросоюз демонстрирует полнейшую беспомощность, прежде всего на Ближнем Востоке. В сирийском конфликте, ставшим как-никак крупнейшим очагом кризиса на южных границах ЕС, он оставался лишь наблюдателем, хотя последствия этого конфликта непосредственно ощущают на себе европейцы. В Ливии ЕС оказался не в состоянии добиться сколько-нибудь заметной стабилизации ситуации. Хуже того, вместо формирования единой европейской позиции наиболее активно вовлеченные в этот процесс государства – члены ЕС Франция и Италия предпочли в течение последних месяцев взаимно торпедировать там друг друга. Именно сегодня снова стало ясно, насколько сложно отрядить хотя бы европейскую миссию наблюдателей в Ормузский пролив. Фактом остается то, что ЕС не играл значительной роли в преодолении большинства кризисов в сфере внешней политики и безопасности в течение последних пяти лет.

Возможности влияния и организации процессов со стороны Могерини с самого начала были очень ограниченными, ибо того желали главы государств и правительств 

Впрочем, Федерика Могерини лишь отчасти несет ответственность за скудный итог своих достижений за время пребывания в должности Верховного представителя. Правда, она уделяла слишком много внимания достижению баланса между государствами – членами ЕС и старательно избегала неприятных тем и конфликтов в отношениях с главами государств и правительств. Вместо энергичного формирования европейской внешней политики она предпочитала оставаться главой европейской дипломатии, управляющим внешними отношениями. Главным результатом деятельности Могерини останется опубликованная в 2016 году Глобальная стратегия ЕС, а также ее энергичное участие в активизации Постоянного структурированного сотрудничества по вопросам безопасности и обороны (PESCO) и создании Европейского оборонного фонда.

Федерика Могерини, как и ее предшественница Кэтрин Эштон, производила на своей должности бледное впечатление, особенно в сравнении с бывшим «мистером ОВПБ» Хавьером Соланой. И это не случайно: после расширения полномочий Верховного представителя в рамках Лиссабонского соглашения государства-члены, похоже, оказались не готовыми к тому, чтобы назначить на этот пост опытного европейского лидера. Когда на эту должность пришла Федерика Могерини, у нее было мало опыта работы в правительстве, ведь перед этим она всего восемь месяцев была министром иностранных дел Италии. К тому же ни Жан-Клод Юнкер, ни Дональд Туск не возвели внешнюю политику в ранг задачи первоочередной важности и не оказали особой поддержки Могерини.

Поэтому возможности влияния и организации процессов со стороны Могерини с самого начала были очень ограниченными, ибо того желали главы государств и правительств. В то время как благодаря Лиссабонскому договору, произошло укрепление структур на уровне Брюсселя, призванное сделать европейскую внешнюю политику более целостной и эффективной, государства – члены ЕС де-факто по-прежнему не желали упускать из своих рук существенные полномочия. Вследствие этого все важные стратегические решения в рамках ОВПБ, как и прежде, принимаются Советом ЕС единогласно на уровне глав государств и правительств. ОВПБ часто является лишь «минимальным общим знаменателем» не совпадающих между собой интересов. Кроме того, Могерини практически была лишена возможности помешать государствам-членам проводить свою собственную независимую внешнюю политику параллельно политике Европейского союза, даже если она шла вразрез с европейскими интересами – например, когда в 2017 году в Женеве Греция воспрепятствовала принятию общей декларации о нарушениях прав человека Китаем на заседании Совета ООН по правам человека.

Жозеп Боррель мог бы в будущем сделать европейскую внешнюю политику более энергичной и харизматической. У него значительно больше опыта, чем у Могерини, и он известен тем, что не боится конфликтов. В лице Урсулы фон дер Ляйен у него наверняка появился партнер в руководстве Комиссии, для которого внешнеполитическая дееспособность Европы является наивысшим приоритетом. Однако без поддержки государств-членов Боррелю ничего достичь не удастся, а потому остается надеяться, что их руководство наконец-то все больше начнет осознавать, насколько рост роли ЕС на международной арене соответствовал бы их кровным интересам.

Понравился материал? Подписывайтесь на рассылку прямо сейчас.

0 Комментарии читателей

Нет комментариев
Добавить комментарий

Ваш комментарий не должен превышать 800 знаков и содержать ссылки на другие сайты.

Соблюдайте, пожалуйста, наши правила комментирования.



Доступно 800 знаков
* Вы можете оставить комментарий под псевдонимом. Адрес Вашей электронной почты не публикуется.