Шапка
IPG Logo

Тревожно, но не безнадежно
Есть ли место для стран «Восточного партнерства» в повестке дня председательства Германии в ЕС?

AFP
AFP
Борьба с COVID-19, а также восстановление экономики определенно затмевают вопросы отношений с соседями

Германия остается экономическим локомотивом Европейского союза, а ее председательство в Совете Европы, особенно в период формирования бюджета ЕС на следующие семь лет, будет влиять на определение приоритетов развития Европы на среднесрочную перспективу. Для стран «Восточного партнерства» это было довольно ожидаемым событием. Предполагалось, что период председательства Германии совпадет с проведением саммита «Восточного партнерства», а, следовательно, была надежда, что в обсуждении будущего этого проекта Берлин будет принимать активное участие.

Однако события последних месяцев внесли свои коррективы. Все-таки саммит «Восточного партнерства» прошел в формате видеоконференции в июне (период председательства Хорватии), и было принято решение, что долгосрочные цели «Восточного партнерства» будут окончательно утверждены лишь в начале 2021 года на саммите в Брюсселе.

Кроме того, борьба с распространением COVID-19, а также восстановление экономики стали приоритетными вопросами внутриевропейской и международной повестки дня, они определенно затмевают вопросы отношений с соседями.

Найдется ли для восточных соседей ЕС – стран «Восточного партнерства» место в повестке дня немецкого председательства?

Первичные признаки указывают на то, что восточноевропейское направление не является приоритетом Программы председательства. Восточные соседи упоминаются в документе наряду с Западными Балканами, южными соседями и Африканским континентом, а «Восточное партнерство» – лишь в контексте необходимости имплементации решений саммита. Об Украине же говорится наряду с Сирией, Ливией и регионом Сахель.

Если же вчитаться в текст внимательнее, то можно заметить, что программа не так равнодушна к Восточной Европе в общем и к Украине в частности. В части, которая касается России, документ гласит: «Германия поддерживает высокого представителя, который вовлечен в активное формирование отношений ЕС – Россия, на основании пяти принципов ЕС и отчета об их имплементации». Речь идет о решении министров иностранных дел ЕС и высокой представительницы Федерики Могерини от 14 марта 2016 года. Три из пяти принципов крайне актуальны для стран Восточной Европы. Во-первых, ЕС настойчиво требует полного выполнения Россией Минских договоренностей: только это может стать предпосылкой для снятия санкций. Во-вторых, ЕС стремится развивать и углублять отношения с постсоветскими республиками, включая Украину. В-третьих, Европа будет укреплять свои позиции по отношению к российским угрозам в сфере энергетической безопасности, гибридных угроз и дезинформации.

Чем больше смогут предложить и продемонстрировать Европе страны «Восточного партнерства» в сфере защиты климата, цифровизации и политики безопасности, тем более привлекательными партнерами они будут

Для усиления присутствия стран Восточной Европы во время немецкого председательства нужно учитывать и другие приоритеты Германии. Так, один из ключевых вопросов нынешнего председательства – защита климата. Чтобы оставаться в поле зрения немецкого истеблишмента, странам «Восточного партнерства» следует занимать в этом вопросе более активную позицию.

То же касается цифровизации и общей политики безопасности. Чем больше страны «Восточного партнерства» смогут предложить и продемонстрировать Европе, чем больше усилий приложат к тому, чтобы следовать европейским напутствиям и оставаться стратегически мыслящими, амбициозными, гибкими и инклюзивными, тем более привлекательными партнерами они будут.

Кроме того, странам «Восточного партнерства» следует обратить внимание на отношения ЕС с важными мировыми игроками, ведь в ближайшие полгода будут заложены основы развития Евросоюза на следующую декаду.

Прежде всего на повестке дня остро стоит вопрос трансатлантического диалога. Не секрет, что отношения канцлера Германии Ангелы Меркель и президента США Дональда Трампа не сложились. И речь не только в личных разногласиях. Своей политикой «Make America Great Again» США продемонстрировали некоторое пренебрежение традиционным европейским партнерам. Настойчивость Трампа в попытках заставить европейских партнеров увеличить расходы на оборону, символическое требование к Германии оплатить счета «за обеспечение безопасности» и, наконец, решение вывести американские войска с территории Германии продемонстрировали, что внешняя политика США меняется.

Конечно, выборы в США, которые состоятся как раз во время немецкого председательства в ЕС, могут изменить ситуацию. Но в Берлине, похоже, пришли к пониманию: отношения с Вашингтоном уже не будут прежними. Европе придется больше рассчитывать на себя.

Странам «Восточного партнерства» следует обратить внимание на отношения ЕС с важными мировыми игроками и задуматься о том, как не попасть в жернова их конкуренции

Страны «Восточного партнерства», подписавшие с ЕС Соглашение об ассоциации, должны учитывать этот фактор. Для них сотрудничество с Вашингтоном в сфере безопасности является основополагающим, а вызовы, связанные с трансатлантическими разногласиями, являются особо острыми. В этом контексте крайне необходимо настаивать на сохранении и усилении трансатлантического сотрудничества в сфере безопасности (к слову, здесь можно полагаться на позицию стран Центральной Европы, которые разделяют такой подход), а также развивать сотрудничество в области безопасности непосредственно между ЕС и «Восточным партнерством» – до нынешнего момента этот компонент не отличался эффективностью.

Следует также принимать во внимание, что председательство Германии в ЕС совпало с обострением отношений с КНР. Германия рассчитывала, что саммит ЕС – КНР в Лейпциге осенью станет одним из главных событий председательства. Между тем саммит перенесен, подготовка Договора о взаимных инвестициях, похоже, зашла в тупик. Изменения в китайское законодательство, усиливающее влияние Пекина в Гонконге, актуализировали вопрос о правах человека в Китае. Если раньше Европа рассчитывала на партнерство с КНР, то теперь в Берлине и Брюсселе осознают: Китай – сложный партнер, и противостоять его растущему влиянию можно лишь при условии сплоченности внутри ЕС. Странам «Восточного партнерства», в частности Грузии, подписавшей в 2017 году с Китаем Договор о зоне свободной торговли, и Украине, которая сейчас формирует свою новую политику в отношениях с Азией, необходимо обратить внимание на такую динамику. И если отношения ЕС и Китая пойдут путем эскалации, для стран нашего региона может встать вопрос о том, как избежать потерь и не попасть в жернова их конкуренции.

В конце концов, и с Россией все непросто. Позиция Ангелы Меркель относительно Москвы накануне председательства Германии в ЕС стала жестче. Она не исключает санкций из-за атак «российских хакеров» на бундестаг, а Федеральная прокуратура Германии выдвинула против правительства России обвинение в заказном убийстве бывшего чеченского полевого командира Зелимхана Хангошвили. И хотя диалог Берлина и Москвы продолжается, но Европе надо усиливать свои позиции в этом диалоге: время наивности в двусторонних отношениях – в прошлом. Для стран «Восточного партнерства», подписавших Соглашение об ассоциации с ЕС, это скорее позитивный сигнал, а вот для Армении и Беларуси – повод задуматься, смогут ли они «усидеть на двух стульях».

Таким образом, ситуация для «Восточного партнерства» не безнадежна. О нем не забыли, а российские аппетиты в ЕС намерены сдерживать.

Понравился материал? Подписывайтесь на рассылку прямо сейчас.

0 Комментарии читателей

Нет комментариев
Добавить комментарий

Ваш комментарий не должен превышать 800 знаков и содержать ссылки на другие сайты.

Соблюдайте, пожалуйста, наши правила комментирования.



Доступно 800 знаков
* Вы можете оставить комментарий под псевдонимом. Адрес Вашей электронной почты не публикуется.